Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:41  /  6.11.16

21669просмотров

Часы

+T -
Поделиться:

В Лондоне я приземлился уже ближе к вечеру. Как всегда, на таможенном досмотре в Хитроу мой чемодан долго шмонали натурализованные индусы и пакистанцы, и в гостиницу я приехал только к девяти. Вся официальная часть визита была запланирована назавтра – к тому времени мой московский клиент Дмитрий Р. уже должен был прилететь в Лондон, и в одиннадцать нам предстоял совместный визит к эмиграционным адвокатам.

Наскоро приняв душ, я написал смс клиенту и пешком пошёл в Сохо, выпить пива с коллегой, обсудить общие дела и немного расслабиться. Пока сидели в баре, я дважды намеренно пропустил звонки от другого московского клиента, Леонида, в отместку за то, что он звонит мне в такое позднее время – в Москве уже было далеко за полночь. Обсуждая с лондонским коллегой соображения тактичности и этичности требований клиентов находиться круглосуточно онлайн в стиле: "Ну ни фига же они себе позволяют!", я как-то не подумал, что эти звонки могут быть вызваны чем-то из ряда вон выходящим и как-то связаны с моим лондонским визитом. Когда вернулся в номер, и мой телефон нащупал вай-фай, я нашёл в вайбере непрочитанное сообщение от Леонида с просьбой перезвонить утром.

В семь утра по Лондону я уже не спал, и мне снова позвонил Леонид: «Дмитрий со вчерашнего вечера не отвечает на звонки. Ты можешь подъехать к нему в гостиницу и узнать, что происходит?» Моя встреча с Дмитрием была назначена на десять, и я не видел смысла его беспокоить. Леонид со мной согласился, но всё-таки просил подъехать в гостиницу хотя бы к девяти утра. Я не возражал.

Пока ехал в гостиницу на пропахшем карри такси, большей частью простаивая и толкаясь в утренних пробках центра Лондона, мне снова звонил Леонид, а потом звонила Ирина, жена Дмитрия. Пытаясь перекричать водителя-пакистанца, который с кем-то оживленно выяснял отношения по телефону, я услышал, что Ирина очень взволнована – она говорила, что Дмитрий полетел без телохранителя и что ему нельзя много пить. Ирина сказала, что на 12:00 по московскому времени у неё уже заказан чартер, чтобы лететь в Лондон. Вмешиваться в семейные проблемы моего клиента я не стал и не счёл нужным отговаривать его супругу от приезда.

В гостинице, где остановился Дмитрий, я сначала попытал счастья у на ресепшене, и они переадресовали меня к консьержу. Консьерж холодно посмотрел на меня глазами полными превосходства ("Официант, это правда, что вы за нами всё доедаете?" – "Нет, это вы за нами всё доедаете!"), позвонил в номер по внутренней связи, но в номере никто не отвечал.

"Наверняка, гость спит," – презрительно сказал мне консьерж, и уговорить его, чтобы он разрешил мне пройти в номер и убедиться, что у Дмитрия всё в порядке, мне не удалось – ответственный за VIP-этаж сообщил, что на дверях номера ещё с вечера висит табличка «Не беспокоить» и намекнул, что Дмитрий в номере не один, и, значит, мне не нужно волноваться. Консьерж тут же перестал на меня реагировать и переключился на гостей отеля.

Делать было нечего – я пошёл ждать Дмитрия в кафе при гостинице и каждые пятнадцать минут звонил ему, проверяя связь. Телефон Дмитрия всё время был отключён. В десять тридцать утра, после фреша и эспрессо, я позвонил адвокатам и сообщил, что клиент заболел и встреча не состоится. Адвокаты вежливо пожелали клиенту выздоравливать и сказали, что бухгалтерия пришлёт мне счёт за отмену встречи. От имени моего клиента я не возражал.

Ирина продолжала названивать мне – она уже ехала в аэропорт, и я не знал, что ей ответить. Мои объяснения, что в номер не пускают, она приняла за мою личную несостоятельность, и я обдумывал, как бы объяснить ей тактично, что я отнюдь не состою в расширенном составе прислуги их семьи не голубых кровей. Ещё время от времени мне звонил Леонид, а потом, хлюпая носом и в истерике, позвонила личная секретарша Дмитрия – Людмила. Про неё говорили, что она любовница Дмитрия, и после последнего слёзного телефонного разговора с ней, я в это поверил.

В одиннадцать тридцать, после третьего фреша и второго эспрессо, я решил снова наведаться к консьержу. Последовал ещё один безответный звонок по внутренней связи и снова отказ что-либо сделать. «Вашего друга вчера видели в начале четвёртого ночи, и он наверняка ещё спит», – холодно попытался урезонить меня консьерж. Мою настойчивую просьбу позволить мне самому подняться на этаж и под мою личную ответственность постучать в дверь тоже бесповоротно отклонили.

Я уже хотел начать допытывать консьержа по поводу правил гостиницы – при каких ситуациях работники имеют право заходить в номер, несмотря на просьбу клиента не беспокоить – когда к стойке консьержа подошёл известный российский телеведущий, Игорь М. Этот молодой человек иногда подрабатывал ведущим и тамадой на частных мероприятиях, и за год до этого меня даже сфотографировали рядом с ним на дне рождения ещё одного моего клиента.

Игорь, естественно, меня помнить не мог. Я подумал, что смогу подняться с ним на нужный мне этаж и, чтобы не вызвать лишних сомнений у консьержа, обратился к Игорю по-русски и даже нашёл в телефоне нашу совместную фотографию. Игорь вспомнил мероприятие, на котором мы фотографировались, и мы приятно побеседовали в ожидании лифта, куда я прошмыгнул вслед за ним. К моему огорчению, Игорь воспользовался своим ключом, чтобы поднять лифт на шестой этаж, в то время как номер моего клиента находился на седьмом. Я явственно видел, как напрягся Игорь, когда увидел, что я не нажимаю других кнопок и поднимаюсь с ним на его же этаж, что лишний раз подтвердилось тем, как спешно он со мной распрощался возле лифта.

Без ключей от номера с шестого этажа я мог спуститься только на первый этаж. Пока я стоял в раздумьях, мимо меня провезла тележку миловидная уборщица, и я почему-то решил, что эта девушка непременно должна говорить по-русски. Девушка действительно говорила по-русски и, в отличие от неприступного англичанина-консьержа, отнеслась к моему вопросу с пониманием, особенно после того, как я засунул в карман её халата двадцатифунтовую купюру.

Через несколько минут после этого я уже стучал в президентский люкс Дмитрия на седьмом этаже. За массивными дверями номера я не слышал ни звука, и когда на мой стук никто не ответил, я изо всех сил дважды приложился к двери кулаком. Пока я потирал ушибленную руку, за дверью послышался приглушенный шум, и она приоткрылась. Из-за двери на меня смотрела непричёсанная и невыспавшаяся блондинка, с потекшей с ресниц косметикой, которая сказала мне хрипловатым голосом: «Блин, я думала это Гена. Который сейчас час?» Не дав ей возможности закрыть дверь, я сказал, что уже двенадцать и что мне непременно нужен Дмитрий, и вслед за ней прошёл в номер.

Девушка за дверью была закутана в простыню на голое тело – она посмотрела на меня с безразличием, пожала плечами, повернулась и ушла в зал, оставив меня созерцать её неприкрытый простыней зад. Следуя за блондинкой, я прошёл в зал, осматривая следы вчерашнего торжества. В номере было сильно накурено – рядом с табличкой, запрещающей курить, стояла полная окурков пепельница, на полу валялись бокалы, три–четыре пустых бутылки шампанского, несколько бутылок виски и много одежды, в основном, женской. Девушка, видимо, решила ещё доспать и легла на диван в зале, укрывшись своей же простынёй. Из-под дивана выглядывало голенище чёрного длинного сапога.

Из зала я проследовал в спальню. Там, на самом углу широченной кровати, свернувшись в клубочек и похрапывая, спал Дмитрий, одетый в гостиничный халат. Рядом с ним, в обнимку и абсолютно голые, спали ещё две девушки – описывать их внешность и позы значило бы поменять жанр, и я, пожалуй, воздержусь от этого в рамках моего рассказа. Воздержусь, насколько смогу, конечно :)

Разбудить Дмитрия мне не удалось. Пока я тщетно пытался его тормошить, краем глаза рассматривая детали неглиже красоток в каких-то двух метрах от себя, в спальню пришла первая девушка и начала тормошить своих подруг. Они распутались из своего клубка и начали просыпаться, абсолютно не смущаясь моего присутствия и контраста своей наготы и моего официального костюма при галстуке. Правда, в сложившихся обстоятельствах я немного вспотел и узелок галстука всё-таки ослабил. Увидев, что на часах уже половина первого, они начали собираться активнее и искали нижнее бельё, всё ещё игнорируя моё присутствие.

До прилёта жены нашего героя Ирины и её приезда в гостиницу оставалось ещё пять с лишним часов, и я решил дать Дмитрию возможность выспаться. Чтобы не смущать девушек и, скорее, чтобы не смущаться самому – впрочем, не уверен, что это самое правильное слово, – я вышел в зал и сел в кресло у журнального столика. Смущать и смущаться я, конечно, же не хотел, но моя выгодная позиция, тем не менее, позволяла мне наблюдать за снующими по спальне одевающимися девушками.

Минут через двадцать первой вышла в зал, уже полностью одетая, причёсанная и наскоро накрашенная, та самая девушка, которая открыла мне дверь.

–– Мы проспали, сорри! – сказала мне она. – Расплатитесь с нами, и мы пойдём.

–– Сколько он вам должен? – поинтересовался я.

–– Пятёрку за ночь на всех, – закуривая, ответила девушка, впервые взглянув на меня с интересом.

–– Карточку принимаете? – решил пошутить я.

–– Ты издеваешься? Налом! – на полном серьёзе ответила мне она.

–– Прости, но у меня таких денег с собой нет. Наверняка есть у него, но с ваших лёгких рук он спит, – попытался перекинуть ответственность я, понимая, что как раз их руки здесь ни при чём.

К этому моменту в зал подтянулись и встали рядом с моим креслом две другие девушки. Одна из них – брюнетка по имени Инга – успела одеться лишь до пояса, вторая – Кира – застёгивала на ходу блузку.

–– Тогда мы не уйдём, пока нам не заплатят, – сказала первая блондинка. В попытках восстановить дар речи и оторвать глаза от нескрываемых прелестей я не возражал. Правой рукой, на автомате, снял галстук, мысленно пожалев, что в номере так душно.

–– Нужно позвонить Гене, – сказала брюнетка и, не дожидаясь ответа своих подруг, начала тыкать пальцами в смартфон. Пока девушка общалась с Геной, я встал, снял пиджак и пошёл к настенному пульту регулирования кондиционирования, где понизил температуру воздуха в люксе на пять градусов. Потом я заглянул посмотреть на Дмитрия, который всё так же мертвецки спал в позе эмбриона. По дороге обратно в зал я вытащил из опустошённого мини-бара бутылку с холодным апельсиновым соком, которую сначала засунул за воротник рубашки.

Когда я вернулся в зал, брюнетка протянула мне свой айфон: «Вот, поговори с Геной». Никакого Гену я не знал, но отказываться от разговора мне показалось неприличным. Гена говорил по-русски с характерным акцентом большинства представителей своей специализации, в каком бы месте мира они ни находились – в Нью-Йорке, Москве, Киеве или Тель-Авиве.

«Друг, выйди на стоянку перед гостиницей. Поговорим, да?» – сказал Гена, и я подумал: «Центр Лондона, самая крутая гостиница, что может быть?» И сказал, что выйду через пять минут, если найду ключ от номера.

Его искали всей честной компанией, вернее, я всё больше делал вид, что ищу и подглядывал как три красивые девушки, две из них с открытой грудью, заглядывают под кресла и диваны, то и дело представляя моему взору не скрытые одеждой части тела. В конце концов, Инга выудила ключ из кармана штанов Дмитрия, я надел пиджак и пошёл встречаться с Геной. По приказу Гены девушки остались держать оборону в номере.

Выходя из гостиницы, я помахал консьержу, и мне почему-то показалось, что он смотрит на меня совсем не по-доброму из-за моего несанкционированного проникновения на VIP-этаж. На центральном месте стоянки перед гостиницей, у открытой двери шикарного кабриолета BMW стоял среднего роста, квадратно-широкоплечий небритый мужчина в зеркальных солнечных очках с золотой оправой и в кожаном пиджаке поверх белой рубашки навыпуск...

Читать продолжение