Все записи
МОЙ ВЫБОР 19:31  /  9.11.16

19847просмотров

Часы. Продолжение.

+T -
Поделиться:

Читать начало

– Гена, – представился он мне.

– Роман, – ответил я, пожимая его руку, почему-то подумав, что так лучше, и имя Рами он правильно произнести не сможет.

– Рома, слушай, девушек нужно было отпустить в двенадцать, да, – начал Гена, сходу сократив мой имя и характерно обратившись ко мне на «ты».

– Но они сами проспали, а теперь человек спит. Я тут ни при чём, я только его адвокат. Но человек он надёжный, проснётся и тебе обязательно всё заплатит, – попытался убедить собеседника я.

– Теперь ему будет штраф, дополнительные пятьсот в час, – поцокав языком, с сожалением сказал Гена.

– Может, ты сейчас заплатишь, а он тебе потом отдаст, да?– Не. У меня таких денег нет, – отрезал я.

– Что-то точно есть, – сказал Гена и несильно хлопнул меня ладонью правой руки по груди, в точности как Глеб Жеглов Шарапова в фильме «Место встречи изменить нельзя», выудив из внутреннего кармана моего пиджака кошелёк. Пока я пытался вернуть на место опустившийся подбородок и выразить протест, Гена деловито вытащил из кошелька и пересчитал деньги – в кошельке было 330 фунтов – и положил пустой кошелёк обратно мне за пазуху. Потом передумал, опять засунул туда руку, вытащил кошелёк и вложил обратно 30 фунтов.

– Я же не зверь, – начал оправдываться Гена. – Но триста пусть пойдут как залог. Я хотел было сказать, что в залоге у него уже есть номер гостиницы и, что гостиницу нужно освободить от женского присутствия, пока не приехала жена клиента, но решил промолчать и не давать потенциальному врагу лишних козырей. Тут Гену привлёк золотой блеск моих часов «Ролекс» из-под рукава рубашки на левой руке.

– Дай-ка глянуть, – сказал Гена и бесцеремонно подтащил моё запястье к своим глазам. – Хорошие. Как раз под мои очки, давай часы и разойдёмся, – нахально предложил он.

Ролекс, хоть и хорошо б/ушный, стоил больше долга Дмитрия за девушек. К слову, эти часы я когда-то приобрёл как символ статуса, ещё до того, как воочию убедился в маниакальном пристрастии к часам Ролекс всех поголовно водителей такси Мюнхена и Цюриха – каждый уважающий себя водитель такси в этих городах щеголяет Ролексом, что породило во мне, мягко сказать, нелюбовь к моим часам.

– Они стоят в два раза дороже, – ответил я Гене, совершив ошибку и дав ему понять, что торг возможен.

– Так хочешь, я дам тебе девочку на ночь? Любую, да? Идёт? – вдохновился Гена и загородил мне дорогу в гостиницу.

– Нет, друг, – после некоторого раздумья, сам недоуменно ловя себя на мысли о причине возникшей паузы, ответил я. – Через час-два клиент проснётся, и будут тебе деньги.

– Ну, смотри. Как знаешь. Пусть платит штраф, – с неподдельным сожалением и заботой о клиенте ответил Гена и дал мне пройти обратно в гостиницу.

Когда я вернулся в номер, на часах уже было больше половины второго. В моём телефоне обнаружилось несколько пропущенных звонков от Ирины (видимо, она звонила прямо с борта самолёта) и от секретарши Дмитрия Людмилы. Подручные Гены сидели на диванах в зале, в телевизоре орал MTV, а Дмитрий всё так же спал, по-детски посапывая. Я сфотографировал спящего Дмитрия, выбирая ракурс таким образом, чтобы в кадр не попал разгром спальни, и разослал фотографию с аннотацией «у Дмитрия всё в порядке, он еще спит» всем беспокоившим меня абонентам. Людмила тут же принялась звонить мне снова, но я не ответил ей, опасаясь, что в трубке будут слышны шум и голоса девушек из зала.

В три тридцать в зале люкса всё так же сидели все те же. За два часа ожидания я успел перезнакомиться с девушками, узнать, каким путём и откуда каждая из них перебралась в Лондон, сколько они зарабатывают, и какие у них перспективы на жизнь. Время от времени, уже абсолютно не стесняясь меня, девушки консультировались с Геной и согласовывали свой график на ближайшие дни. К моему огорчению, Инга надела лифчик и майку, а Кира застегнула блузку почти на все пуговицы. Инга всё жаловалась, что не может найти один из своих секси-сапог, которые она привозит к клиентам, как важный аксессуар для одного из своих интим-номеров. Из-за этого и после того, как Гена категорически отверг просьбу Инги уйти домой, обиженная, она то и дело шипела на меня и на своих приятельниц, угрожая всем скандалом. Тут я понял, что и мне дальше ждать нельзя – к приезду Ирины мне просто необходимо было освободить номер от ночных бабочек, вызвать уборщиц, разбудить и привести Дмитрия в адекватное состояние.

По моей просьбе первая блондинка – я так и не узнал её имени – позвонила Гене, передала мне трубку, и я сказал ему, что готов отдать Ролекс. Гена сразу дал команду девушкам освободить номер и проводить меня на стоянку. В лифте вниз я так и ехал посередине, глядя преимущественно на носки своих черных туфель, мимо декольте рядом стоящих девушек с фигурами манекенщиц, вскруживших мне голову смешавшимися запахами своих духов.

Гена принял часы со словами: «Окей. Теперь в расчёте, но есть штраф и девочку на ночь не дам». Я не возражал и, видимо, пожалев меня, Гена предложил мне выбрать из трёх уже знакомых мне дам одну на час в качестве бонуса для хорошего клиента. Мой неубедительный отказ, кажется, вызвал удовлетворённый выдох у всех присутствующих, и я на секунду подумал: "А почему, собственно?". Со словами "Брат, будешь направлять мне клиентов, получишь комиссию, а тебе самому всегда будет скидка" Гена вручил мне свою визитку. Мы пожали друг другу руки и разошлись с миром.

Когда я вернулся в номер, Дмитрий уже проявлял признаки пробуждения. Я силой взял его за воротник и потащил в ванную, где, игнорируя все протесты, засунул под холодный душ прямо в халате. В начале шестого, когда из аэропорта позвонила Ирина, и пока в номере наводили порядок, мы уже сидели вдвоём с Дмитрием в кафе рядом с гостиницей. Он налегал на эспрессо, а я компенсировал себе переживания огромным и бешено калорийным сэндвичем с ветчиной и сыром.

Ирина приехала в гостиницу ровно в шесть. На нас с Дмитрием она смотрела недобро, как кое-кто на буржуазию, и я быстро распрощался, сказав, что мне ещё нужно забрать чемодан из своей гостиницы и успеть на обратный рейс в Тель-Авив из Хитроу, вылетавший в 22:00. В аэропорт меня отвёз водитель Ирины, которая, видимо, была только рада от меня избавиться.

Через месяц с небольшим мы встретились с Дмитрием в Москве. За ужином он рассказал, что Ирина тогда ворвалась в номер как пантера, сразу пошла проверять мини-бар и спальню и только поэтому не обнаружила чёрный сапог, который уборщицы почему-то оставили под вешалкой гардероба в прихожей, где он стоял, одиноко и неприкрыто бросаясь в глаза. Пока Ирина не смотрела, Дмитрий ненароком выбросил сапог из номера от греха подальше.

В тот день, когда мы уже расставались, Дмитрий подозвал телохранителя, и тот вытащил из чемодана роскошную коробку. «Это тебе чуть запоздавший подарок на день рождения,» – сказал Дмитрий. «И спасибо тебе за всё. Но дай мне хоть тысячу рублей, чтобы не поссориться». Открыв коробку, я обнаружил в ней шикарные позолоченные часы Patek Philippe, наверное, раз в десять дороже Ролекса, который теперь украшает волосатую руку Гены.

P.S.: Шикарные часы Patek Philippe так и лежат с тех пор в моей банковской ячейке, и я их никогда не ношу. Такие часы никогда не были в моём вкусе, и я никак не решусь надеть их. Те, кто не понимает в часах, их не оценят, а те, кто понимает, наверняка подумают, что я купил фальшивку за пятьдесят баксов. Возможно, я когда-нибудь продам эти часы, чтобы заплатить аванс за квартиру кого-нибудь из детей, а пока это мой НЗ.

Впрочем, счастливому обладателю эксклюзивных часов Patek Philippe негоже долго ходить без престижных часов на руке. В ближайшую после Москвы поездку в Цюрих в качестве компенсации я купил себе более чем достойный Breguet De La Marine, часы, о которых мечтал всю свою сознательную жизнь. Ну, может быть, не всю, а только тот её период, который начался после того, как я сел в такси в Мюнхене.