Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:15  /  2.04.17

7847просмотров

Брезгливость

+T -
Поделиться:

В детстве я был очень брезгливым. Стоило бабушке забыться и – ой вэй! – дотронуться губами до края ложки с кашей, чтобы проверить, насколько каша горяча для усвоения моим нежным организмом, как ложку сразу приходилось менять, а кашу с ложки приходилось либо выбрасывать, либо доедать самой бабушке, чтобы пробовать было неповадно. Дотронься бабушка, ни приведи господь, этой ложкой непосредственно каши на моей тарелке, и я уже напрочь отказывался её есть, при этом никакой бутербродный закон трёх секунд не срабатывал. Хорошо, если меня убеждали убрать из тарелки тот затронутый участок каши, соприкоснувшийся с ложкой, которую тоже уже заменили – чаще всего я на такой подлог не вёлся и отказывался от всей тарелки.

Однажды папина двоюродная тётя в Измаиле готовила в большой кастрюле на всю семью борщ, а я бездельничал и наблюдал за ней, лихо раскачиваясь с саблей на коне-качалке. Прямо на моих глазах тётя Геня вытащила деревянную ложку из кастрюли, подула и сделала из неё глоток, пробуя борщ. Потом, даже близко не подозревая о последствиях и не замечая резко затормозившую лошадь и мои округлившиеся глаза, она погрузила ложку обратно в борщ и стала его снова помешивать. От такого расклада у меня была истерика, меня успокаивали всей семьёй, но я даже не знаю, кого постигло более шоковое состояние, после того, как я категорически отказался этот борщ употреблять. Пожалуй, всё-таки последствия этой сцены я пережил легче папиной тёти – меня задобрили банкой сгущёнки, которую открыли на моих глазах, а тётя Геня потом ещё долго всхлипывала и спрашивала: "За что это мне?"

Кстати, ныне покойная тётя Геня всегда славилась тем, как она превосходно готовила – я всегда обожал лакомиться её маленькими и аккуратными, с подгоревшей слегка хрустящей корочкой, оладушками, но после того, как тогда уличил её в пробовании готовящейся еды, даже эти оладушки потом долго ел с опаской, и меня преследовал неуловимый, но угадывающийся привкус тётиной слюны.

Моя сестра знала о моей брезгливости, и чтобы уберечь до завтра приглянувшийся аппетитный кусок шоколадного торта, ей достаточно было сделать вид, что она слюнявит палец и дотрагивается им до торта. А как меня с самого раннего возраста всегда раздражали огрызки яблок – сестра обгладывала их почти до косточек, но всегда намеренно забывала выбросить огрызок, оставляя его в непозволительной близости от тарелки с фруктами, а иногда и в самой тарелке. А косточки съеденной черешни, которые она назло мне клала обратно к целым, таким сочным и темно красным большим черешинам, которые мне так хотелось съесть, но которые, соприкасаясь с обслюнявленной косточкой, тут же приходили в негодность!

С малых лет я обожал черешню. Сидя с ногами на широком подоконнике, я держал на коленях миску черешни, пытаясь читать книги, но с ягодами в руках на книгах мне сосредоточиться не удавалось – до того, как отправить черешину в рот, я высматривал на каждой из них точечки от червячков и следы птичьих клювов. В результате, я съедал только безупречные ягоды. В Израиле, кстати, черешни довольно мало – уже в сознательном возрасте, волей не волей, чтобы не переводить добро, я начал съедать выжившую половину черешни, даже если её с другого бока клюнула какая-то птица.

С брезгливостью мне удалось начать бороться только в более сознательном возрасте. В юношестве меня манили губы сверстниц, но почему-то, представляя себе кульминацию своих мечтаний, я представлял себе лишь нежное романтическое касание сухих губ. К осознанию того, что действо французского поцелуя требует от участников определенного обмена слюной, я пришёл впервые на собственном горьком опыте, наблюдая процесс первой игры в бутылочку. Как назло, бутылка вертелась, но долго не указывала ни на меня, ни на девочку, которая мне очень нравилась. Потом бутылочку крутанул мой одноклассник и, к неудержимому восторгу присутствующих, она указала на меня. Правила не ограничивали поцелуи межгендерностью, и под вопли счастья других участников мне пришлось подставить губы, которые были тут же обслюнявлены так, что я убежал надолго отплёвываться и мыть рот в ванной, а мой ход крутить бутылку перешёл к кому-то другому. К врождённой брезгливости к прикосновениям особ мужского пола с тех пор добавился ещё рвотный рефлекс при воспоминаниях того поцелуя. Кстати, после этого эпизода в бутылочку с участием других представителей мужского пола я никогда больше не играл.

В армии проявлять брезгливость было уже трудно. Поэтому, покупая шуарму на обед, я всегда просил продавца поделить мою порцию на две половинки питы – если кто-то и покушался откусить мою радость, я готов был пожертвовать ему надкушенную им же половину, но хотя бы оставлял вторую половину себе. Если честно, никогда не понимал тех, кто сочно погружается зубами в чужую питу с надкушенными кусочками шуармы, отрываясь с белыми подтёками тхины на губах.

Летом, между первым и вторым годом университета, я примерно два месяца подрабатывал чернорабочим в Эйлате. Наша компания чистила от сажи сгоревшую гостиницу “Dan”, и мы по девять-десять часов в день работали в пятидесятиградусной жаре непроветривавшихся помещений. Понятно, что приходилось много пить воды, и лилась она в горло не из персональных бутылок. Сначала пили, тщательно оттирая рукой горлышко пятилитровой канистры, потом вытирать горлышко перестали – научились пить воду с лёту, не касаясь губами горлышка. В обед нас поили Ар Си Колой. Если вам не предстоит участвовать в конкурсе художественной отрыжки на время или на громкость, бурлящую, сильно газированную АрСи Колу, не касаясь губами горлышка бутылки, лучше не пить!

В более сознательном возрасте начинаешь делить людей на тех, с кем приятно разделять трапезу, и на других, которые чавкают во время еды. Стараешься не обедать с теми, кто любит много говорить, и, особенно, не ходить в ресторан с плюющимися во время разговора. Они, когда едят, тоже плюются! Плевался во время разговора и мой покойный шеф, Менахем Нахлиели. Два или три раза мне доводилось обедать с ним после суда, и я всегда старался сесть как можно дальше от него, чтобы кусочки, вылетающие из его рта, не долетали до моей тарелки.

Однажды, помню, как маленький кусочек чего-то белого, вылетел изо рта одного пожилого уже коллеги и приземлился прямиком в моей тарелке, ровнёхонько на стейк. Коллега ничего не заметил и продолжал так же оживлённо говорить. Понятное дело, что я больше не мог есть и вернул стейк недоеденным, к удивлению моего коллеги, который подчистил свою тарелку до конца. После этого "инцидента" он несколько раз предлагал пообедать вместе, но, понятное дело, я всегда оказывался занят.

С возрастом брезгливость как-то прошла. Мои губы неоднократно побывали в местах, чуждых гигиене, и строить из себя недотрогу уже как- то не комильфо. Доедать чужой вилкой, с чужой тарелки, где всё намешано, я до сих пор не люблю, в чужую питу с шуармой тоже не полезу, но вполне могу попробовать откусить с чужого шампура шашлык. Конечно, если кто-то плюнет ненароком в мою тарелку, доедать не стану. И, естественно, исключение делаю для своих детей. Они так часто не доедают и оставляют за собой полуполные – в отличие от полупустых – тарелки, что невольно срабатывает бабушкино: «Нельзя оставлять еду!» И я доедаю за ними, как когда-то за мной доедали мама и бабушка. 

Комментировать Всего 8 комментариев

"Мои губы неоднократно побывали в местах, чуждых гигиене" - я даже боюсь будить фантазию ))))

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Смотрел фильм "Анализируй это"? На предложение, чтобы жена сделала ему минет, Де Ниро ответил: "губами, которыми она целует моих детей?")))

Тогда анекдот. Мужик с алопецией в крайней стадии приходит к врачу, жалуется - "Что только не делал, что только не пробовал, а волосы никак не растут". Врач ему - "Вы знаете, есть народное средство... Вы слышали про природные гормоны.... Вот у женщин... там... выделяется секрет... ну Вы понимаете, да... Так надо этим секретом голову помазать - волшебное средство." -" Доктор, Вы меня обнадежили, спасибо, надо попробовать..." Пошел вроде, но у дверей оборачивается - "Доктор, а Вы же сами лысый?". - "Зато усы то какие!"

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Класс! У меня, кстати, всё в порядке с волосами. В отличие от моего папы. Вот и говори потом про разные поколения)))

Ой, а вот в таких случаях лучше говорить "пока" "всё в порядке с волосами". Не надо бога дразнить)

Почти про мою дочку )) Только у неё сдвиг на мясо, причём лет с шести. Если мясо где полежало, даже если оно колбаса или хвостик сосиски, всё - трындец полный и односторонний! Всё отравлено!

От мяса портятся яблоки, торты, мороженое, салаты... Стиснет зубы, как Зоя Космодемьянская, и ни за что не станет кушать))

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Мясо, да... До сих пор не терплю прожилки, хрящики, шкурку курицы и пр. Антрекот кромсаю и в лучшем случае сьедаю половину)