Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:36  /  9.04.17

6441просмотр

Юник

+T -
Поделиться:

Painting by Oresegun Olumide

Израиль. 1998 год.

В какой-то момент я подумал, что еду слишком быстро, но тут же обратил внимание, что все вокруг едут намного быстрее – справа и слева буквально пролетают обгоняющие меня машины, чиркая шинами на запредельной скорости, с огнями фар, чертящими сплошную огненную полосу. Вдруг понимаю, что стрелка спидометра показывает только сорок пять, и тут меня пробил холодный пот от осознания того, что сейчас два сорок пять ночи, а я еду совершенно обкуренный в среднем ряду трёхполосного шоссе. И хотя мне самому скорость кажется запредельной – настолько, что едва удаётся удерживать руль двумя руками, чтобы ехать прямо, на самом деле я едва плетусь.

Подумал, что стараюсь ехать в точности, как при проверке уровня алкоголя в крови водителя, когда полицейский просит пройти прямо десяток метров. Ассоциация про алкогольный текст, видимо, возникла не зря – мне еще минут пятнадцать ехать до общежития, я не пристегнут, и в двухстах метрах от меня из припаркованной справа у обочины полицейской машины, как в замедленном кино, выходит мужчина в голубых штанах и рубашке и машет, призывая остановиться. К своему ужасу вспоминаю, что в нагрудном кармане рубашки еще лежит один нетронутый джоинт.

Скорость такая низкая, что особо сбрасывать её не приходится – неуклюже напяливая через плечо ремень в попытках пристегнуться, я осторожно выруливаю в правый ряд и останавливаюсь в тридцати метрах по движению позади полицейской машины, панически соображая, куда выкинуть джоинт. Пока полицейский не подошёл, через открытое окно пассажира, бросаю джоинт в кусты у обочины справа в надежде, что меня никто не видит, долго не попадаю ремнем в защелку и, наконец, пристёгиваю ремень с характерным кликом.

Паинькой, обсыхая от холодного пота на ветерке, сижу минут пять пристёгнутый, с руками, приклеенными по обеим сторонам руля, пока до меня доходит, что полицейский, собственно, останавливал не меня. В зеркале заднего вида вижу, что страж порядка занят другой машиной, бегает туда и обратно от неё к своей и в мою сторону даже не смотрит. Включаю левый поворотник и медленно вписываюсь в правый ряд. Дальше еду только в нём, стараясь ничего не замечать, и даже у светофора останавливаюсь на мигающий зелёный. Холодный пот действует отрезвляюще – у общежития паркуюсь совсем без белочек, прилежно держась обеими руками за руль, как во время водительского теста.

Выброшенного джоинта жалко. Я рассчитывал использовать его в целях сближения с новой соседкой Натали. Это русскоязычная девочка моего возраста, иммигрировшая в Штаты примерно в то же время, когда я приехал в Израиль и решившая провести семестр в Хайфском универе по какой-то программе. Она говорит с английским акцентом по-русски и много курит Marlboro. Неделю назад Натали с негритянкой-толстушкой Коули вселились в соседнюю квартиру, и я упорно, но безуспешно пытался подкатить к ней.

Пока спускаюсь в лифте, я еще оптимистично настроен и надеюсь, что для решения вопроса мне хватит остатков водки в морозилке. В фойе общежития жизнь бьёт ключом, как будто сейчас ещё не за три ночи. Дверь в нашу квартиру открыта, и из закрытой комнаты Дани приглушено бухает ударными тяжелый рок. На ступеньках рядом с лифтом бренчит на гитаре мой сосед по комнате, длинноволосый Оуэн. Он тоже из Штатов, ему за тридцать, и в своих дырявых джинсах, серой майке-алкоголичке и шлёпках на босу ногу он выглядит как типичный патлатый вудстокист. Там же замечаю Натали с Коули – взгляд Натали восторженно прикован к Оуэну, она готова зачать с ним детей и создать новую религию. На моё приветствие отвечает только толстушка.

– Хай, Рами! – это окликнул меня Оуэн. Я еще никогда не встречал таких, как он – очень эрудированный, с одной стороны, и наивно доверчивый, с другой. Легко обижается по каждому поводу, надув губы, и тут же, стоит обидчику сделать первый шаг, с радостью восторженно мирится. Иногда может выбежать из комнаты как большой ребёнок. В нашей общаге он появился несколько недель назад с гитарой за плечами и воком в специальном футляре,  в руках – армейский баул.

С Оуэном классно поговорить про музыку и американских писателей. Он старше меня на восемь лет, много путешествовал и работал, где попало. Кучу всего знает, но иногда кажется, что не знает ещё больше. По вечерам, когда все в сборе после пар, Оуэн с удовольствием готовит всем лапшу в своём воке и рассказывает истории из своей американской жизни.

Общаясь с ним, я даже подучил английский – он совсем не говорит на иврите, и невольно приходится подстраиваться. Благодаря ему, к собственному стыду (благо, что, кроме Оуэна, никто не слышал, и никто не слышал, как он смеялся!) навсегда выучил разницу между "Юник" и "юнИк".

Оуэн особенный и настоящий. Если бы Натали смотрела на меня так, как она смотрит на него! Вижу их вместе и понимаю, что рядом с ним я неконкурентоспособен. Подхожу к ним и, чтобы не потерять лицо, кое-как рассказываю на английском про полицейского. Все ещё смотрю больше на Натали, но моему рассказу смеются лишь Оуэн и Коули.

"Rami, why don't you show my girl how you in Israel … – Натали запнулась, понимая, что не продумала до конца свою фразу. Добавляет по-русски:  – Ну, слушай, сделай одолжение, погуляй с ней. Мы хотим посидеть одни".

Оуэн продолжает бренчать на гитаре. Коули встаёт, и за её спиной он показывает мне "класс" большим пальцем правой руки. Мы поднимаемся на лифте, Коули смотрит на меня, приоткрыв рот, а я только могу думать о том, как Оуэн обнимает Натали, сидя там на ступеньках. Меня совершенно не тянет к Коули, если мне не судьба быть с Натали, я бы с удовольствием завалился спать, но мы садимся на скамейке рядом с общежитием и долго пытаемся найти тему для разговора. На эксперименты с английским у меня точно нет сил, и я слушаю, как Коули рассказывает про своего бойфренда в Штатах. Выпытываю у неё, что, собственно, они всё ещё вместе.

– Я нравлюсь тебе?

– Очень. Но ведь у тебя же есть парень. Он тебя ждёт, а я мужчина и должен быть солидарен с ним… – я очень убедителен в своих доводах. Если бы я узнал, что бойфренд есть у Натали, это точно не помешало бы мне заниматься с ней любовью тут же, на этой скамейке, и гори он там синим пламенем в своём Коннектикуте.

– I don't care. I'm here now! – Коули прижимается ко мне.

– Коули, я так не могу, – слышу свой собственный голос, как незнакомый. Мне до сих пор не случалось отказывать девушке.

Вскоре мы возвращаемся в общежитие. Уже далеко за четыре. Перед дверью их комнаты быстро целую Коули в щеку и ухожу к себе в комнату. Она не уродливая, просто слишком полная на мой вкус, хотя, возможно, и в этом есть своя прелесть. И у неё очень красивые губы… Думаю об этом и немного жалею. Через несколько минут слышу стук в дверь – чтобы пройти, Коули приходится её довольно широко раскрыть, и она не ждёт моего согласия.

– You see… Owen is there… In our room and I can't be there. I will not bother you too much! – Коули не ждет приглашения и влезает ко мне под одеяло. Она теплая, и от неё хорошо пахнет. В темноте её полнота не так ощущается, и её формы приобретают какой-то совсем новый для меня шарм. Но мне всё ещё некомфортно, хотя я уже понимаю, что придется провести с ней остаток ночи и утро, и лучше уж получить от этого удовольствие.

– Коули, хочешь водки?

– Нет, милый, I'm good, – её губы мягко захватывают мои, и необходимости в водке больше нет. Тону в ней и думаю о Натали…

Комментировать Всего 25 комментариев

Ой, а мне как раз такие негритянки в кайф!

Я поняла: чтоб стать приличным адвокатом, необходимо вдоволь напробоваться джоинта и нацеловаться с африканскими дечонками)) 

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин

Чтобы быть разносторонним человеком)  

С африканскими девчонками я ещё не целовался. 

Рами, так это ж прекрасно! Как много всего впереди ))

Кстати, да, мы с сыном месяца полтора назад провели несколько часов на центральном вокзале в тель-Авиве. Так случилось, на свой рейс опоздали, а следующий отменили. Вот и подвисли...

Тахана Мерказит в Тель-Авиве — смачное место. Там такая факутра... хоть вообще не уезжай ))

так вот, мой сын, как главный ценитель прекрасного, вынес израильтянкам приговор: самы симпатичные эфиопки! 

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин, Рами Крупник

Скажу по секрету - самые симпатичные украинки. Повсеместно)

Эту реплику поддерживают: Айрат Бикташев, Татьяна Яринич

Хороший вкус у Вашего сына (т.е. совпадает с моим).

Эту реплику поддерживают: Татьяна Яринич

Как это знакомо - ты жаждешь одну, но она с другим. Кто-то хочет тебя и, поскольку свободен, и не хочется обидеть, уступаешь. Страсти нет, только приятно проведенное время, которое не хочется длить.

Вкусы, кстати, тоже меняются в зависимости от цели. Если тебе хочется просто хороший секс, то глаз может зацепится за любые варианты. И, совершенно неожиданно, серенький воробушек может устроить тебе африканские страсти, а томная красавица может оказаться тупой коровой.

Добрачные метания полезны для выбора окончательного варианта.

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин, Рами Крупник

В самых активных дискуссиях сейчас рассказ о послебрачных тоже)

Это который? Я кроме Рами ничего не читаю )

Покраснел)  

Там, в топе, текст Белякова про женские измены. Текст, конечно, сам по себе очень хорош, но я не понимаю прикола в комментировании, без участия самого автора. Как-то не комильфо...

Ага, текст неплохой, но неглубокий. "Хороший левак укрепляет брак" - весь смысл, который давно известен и каждый сам решает руководствоваться этим принципом или нет.

В топе он из-за названия. Это как Мурашов повесил текст с названием - "Наркотики, секс и Трамп" - полез читать про секс. Представь - Сережа меня пробросил.

Писал не про топ, а о том, как Снобщество подтянулось комментировать, несмотря на то, что автор текста не участвует в дискуссии. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Да, я это понял, но не стал акцентироваться - эта тема уже обсуждалась. Я не пишу комменты, если автор не участвует - разве только ругательные, когда достанет, но редко.

А в другой обсуждаемой теме есть отвечающий автор, который пеняет комментирующим, что они пользуются популярностью его блога для того, чтобы продвинуть себя, нечитаемых. Вот такие интересные события происходят на планете Сноб)

Вот только что оттуда - минуты не прошло... Рами, ты чувствуешь?!!! Меня автор позабавил этой репликой.

Там есть много забавного)  

Я сейчас с сыном в кино, смотрю "Форсаж 8" и пытаюсь себя чем-то занять. 

Как я тебя понимаю - первый форсаж еще можно было смотреть, но восьмой!!!! Только ради сына....

Зато ребенку понравилось и это главное) 

Да, это главное. Но, все же, лучше выбирать занятия интересные обоим. Мне бы куда как интереснее было бы в песочнице поиграть, чем форсаж смотреть. Или, с поправкой на возраст принца, парсусник склеить, в поход сходить  и т.п. Тут есть существенный педагогический момент - ребенок должен видеть, что тебе тоже интересно, что ты не просто отрабатываешь отцовский долг.

Не знаю. Я не педагог, но думаю, что для каждого это работает по-другому. Мы проводим вместе много времени, часто я просто нахожусь рядом, но он всегда может спросить или поделиться. Думаю, главное, давать детям относительную свободу действий и уверенность в том, что если ты им нужен, ты их не подведёшь. 

Ты не знаешь, зато я знаю. У меня педагогический талант, что все признают. Для ребенка, помимо прочего, очень важно делать вместе с тобой какое-то дело. Только так возникает близость духа, которая сохраняется на всю жизнь. Иначе в итоге ты вместо родительского счастья получишь только чувство выполненного долга.

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Айрат, дружище, мы обязательно как-нибудь продолжим дискутировать на эту тему, но под подходящим материалом или в ФБ. А этот текст был совсем о другом и вообще, как-то несправедливо тянуть его в топ диалогом, который кроме нас двоих больше никому не интересен)

Топ, это последнее о чем я мог подумать. Ну, до встречи в другом месте.