Все записи
МОЙ ВЫБОР 13:37  /  16.04.17

6931просмотр

Урок для крохобора

+T -
Поделиться:

Мне всегда неудобно и некомфортно, когда клиент платит за совместный обед. Даже когда речь идёт о бизнес-ланче по просьбе самого клиента. За столом в ресторане я всегда заранее продумываю несколько альтернативных опций из меню и жду в надежде, что клиент закажет первым – то, что потом заказываю для себя я, не должно превышать по стоимости заказ клиента. В том случае, когда он предоставляет мне возможность заказывать первым, я выбираю наиболее скромную опцию.

Когда приносят счёт, я всегда достаю кошелёк, но если клиент всё-таки говорит, что оплатит сам, не всегда удобно настаивать на том, чтобы заплатить за себя – некоторые обижаются. Иногда клиент соглашается, чтобы я заплатил половину. В таких случаях, особенно если он в отличие от меня не выбирал для себя более дешёвый обед, бывает немного обидно, что я экономил на своей порции. Но я предпочитаю такие неудобства неприятному ощущению, что кто-то за меня платит.

Подобной дилеммы не возникает, когда клиент – женщина. Обед или ужин с клиентками, вне зависимости от разницы в финансовом состоянии и повестки дня, я всегда оплачиваю сам. Помню, однажды я обедал с супругой моего клиента-олигарха и чуть не поссорился с ней из-за того, что я настаивал оплатить счёт – олигарх по сей день шутит, что он должен мне семьдесят долларов.

Много лет тому назад мой босс Дани иногда приходил в хорошее расположение духа и примерно раз в месяц приглашал меня обедать. Обедали мы обычно в дешёвой столовке рядом с офисом, и – надо отдать должное Дани – он всегда платил. Ели мы, правда, очень быстро, потому что он всегда спешил вернуться в офис. Дважды или трижды после особенных успехов в суде Дани раскошеливался на французский ресторан. В офисе считалось, что Дани гурман – в ресторане он всегда сам рекомендовал мне, что выбрать, поэтому дилеммы, как поступить, чтобы его не разорить, у меня никогда не возникало.

В зарубежных командировках у адвокатов принято, что за обед и ужин всегда платит клиент, хотя в отличие от многих знакомых мне адвокатов, я никогда не подавал клиенту счёт за питание. Некоторым клиентам чрезвычайно важно обедать в самых лучших ресторанах – к еде из дорогих блюд, рекомендованных шеф-поваром, такие люди заказывают лучшее вино, а потом платят за всё сами. Часто наличными.

Однажды, в самом начале 2014 года, в ответ на шутку клиента, я сказал, что сам заплачу за обед. Клиент рассмеялся и предупредил меня, что питается недёшево. За столом в ресторане в Москва-Сити нас было шесть человек, и после закусок клиент заказал всем по несколько роллов с чёрной икрой за 5.000 рублей каждый. Роллы он любил запивать самой дорогой водкой. После еды он с улыбкой пододвинул ко мне шкатулку со счётом на две тысячи долларов и лишь когда я вытащил из кошелька карточку, чтобы заплатить, подозвал от соседнего стола телохранителя и вытащил пачку купюр, чтобы расплатиться. Я требовал оплатить всё сам, как и обещал, но он превратил всё в шутку, и официант не взял мою карточку. Кстати, не так давно у этого клиента закончились деньги, и он до сих пор не заплатил мне последний гонорар в пять тысяч долларов.

Мой друг, киприот Джордж, всегда оплачивает наши совместные ужины, чаще всего в рыбном ресторане в Никосии, или обеды в ресторане Пралина, когда я приезжаю на Кипр. Для него это вопрос чести. Джордж говорит, что я тоже смогу пригласить его, когда он сам приедет в Израиль, и все эти годы я жду его приезда. Впрочем, Джордж платит за трапезу не только, когда с ним обедаю я – он любит приглашать и других клиентов в ресторан и всегда платит сам. Часто в самом конце ужина Джордж просит извинить его и выходит в туалет – я уже знаю, что по дороге туда он всегда сворачивает к кассе, чтобы оплатить счёт, и когда клиент зовёт официанта, чтобы заплатить, официант сообщает, что всё уже оплачено. Сконфуженному клиенту ничего не остаётся, как заплатить официанту чаевые – в таких случаях всегда щедрые, намного выше обычных десяти процентов. Наверное, отчасти поэтому официанты так любят Джорджа, выбирают ему всегда лучший стол и так радеют, чтобы обслужить его и его гостей.

Лет восемь тому назад у меня был знакомый русскоязычный американец и по совместительству очень прижимистый клиент с интересами в Израиле по имени Алик. Он всегда брал счёт и говорил, сколько каждый из присутствующих должен заплатить, высчитывая до копейки чаевые. Однажды все заказали закуски, и одна из дам попросила зелёный салат – Алик тогда специально посчитал, сколько стоил салат, потому что, кроме этой дамы, его никто не ел.

Как-то раз я был в Нью-Йорке, и Алик настоятельно просил встретиться, чтобы обсудить рабочий вопрос. Времени у меня было в обрез, и в Бруклин я ехать не хотел – Алик предложил встретиться в Плазе, а потом пообедать в итальянском ресторане на Мэдисон, совсем рядом. Он сказал, что заплатит за консультацию, и добавил, что пригласит меня на обед.

В тот день мы сидели в лобби Плазы часа полтора, пока я отвечал на вопросы Алика, часто по нескольку раз на один и тот же вопрос, а после пошли в ресторан. Там Алик подождал, пока я закажу себе пасту – зная, с кем я имею дело, я выбрал одну из самых дешёвых. Заказав себе пасту с морепродуктами и, видимо, стараясь проявить щедрость, Алик попросил официанта принести закуски. На вопрос официанта, что принести, Алик долго колебался и, в конце концов, по рекомендации официанта заказал крабовые палочки и карпаччо. Закуски подали на маленьких тарелочках, и Алик поделил их ровно поровну. Карпаччо был неплохим, с пармезаном и какими-то небольшими круглыми тёмными листочками по краям. Я аккуратно сгрёб все листочки к краю тарелки и съел свою долю за два приёма. Потом в течение сорока минут, до того, как подали основные блюда, и уже после того, как мы пообедали, мне пришлось отрабатывать бесплатный обед и отвечать на вопросы Алика по второму и третьему кругу, пока Алик не попросил счёт.

Когда подали счёт, я на всякий случай полез в карман за кошельком, но Алик широким жестом хлопнул себя ладонью по груди, напоминая, что платить за обед будет он, и взял счёт с блюдечка. Секунду спустя, глянув на бумажку счёта, Алик начал вытаскивать из кармана очки. В очках он рассматривал счёт с минуту, а его лицо начало покрываться белыми и красными пятнами. «Четыреста двадцать долларов!» – с удивлением воскликнул Алик и протянул мне бумажку. Наши основные блюда стоили девяносто долларов, из них тридцать пять – моя паста и тридцать долларов – два бокала вина и вода, закуска из крабовых палочек стоила сто долларов, а карпаччо двести.

– Что это за карпаччо? – в недоумении сам себя спросил мой клиент и поймал за рукав официанта, который уже начал собирать со стола грязные тарелки.

– Карпаччо с трюфелями, – спокойным голосом ответил официант, и я, к своему большому сожалению, обнаружил, что тарелка с листиками – как оказалось кусочками трюфелей – уже угодила на поднос с другими тарелками.

Возмущению Алика не было предела. Он долго требовал хозяина ресторана и на ломаном английском долго объяснял главному официанту, что он вообще не заказывал карпаччо с трюфелями, и что официант должен был предупредить его о том, что это было не просто карпаччо. Пока обсуждали вопрос трюфелей, Алик даже забыл про крабовые палочки – тоже недешёвое блюдо, которое не было бы заказано, знай Алик заранее цену. После долгих споров и препираний главный официант согласился на скидку и уменьшил счёт до 350 долларов. Алик с возмущённым видом отсчитал купюры и быстрым шагом, намного опередив меня, чуть ли не выбежал из ресторана.

Мы шли по Мэдисон, когда за спиной послышался громкий окрик: «Wait!» Мы обернулись только после второго окрика – за нами, запыхавшись, бежал наш официант. «Что с чаевыми?» – возмущённо спросил он. Я тогда был в Нью-Йорке впервые и не знал, что чаевые – это маст, и не оставлять их считается плохим тоном и чуть ли не противозаконно. Алик, в отличие от меня, долго жил в Америке и не знать этого не мог. Он начал объяснять официанту, что недоволен его обслуживанием и тем, что он его обманул, но официант настаивал на своём. Вскоре к нему присоединился ещё один официант, и уже назревал скандал. Чтобы избежать его, Алик вытащил кошелёк, но обнаружил там только купюру в сто долларов. Пятидесятидолларовая купюра нашлась у меня – это было слишком щедро, но я не хотел ждать сдачи, и особенно мне не хотелось препираться из-за определения базовой суммы для расчета чаевых – у Алика с официантом не сходилось: то ли изначальная была четыреста двадцать, то ли триста пятьдесят после скидки.

После этой встречи я в течение нескольких дней думал, стоит ли выставлять Алику счёт за консультацию. Всё-таки мы договаривались о том, что она будет платной, но вмешались обстоятельства, и просить у Алика 250 долларов было почему-то совестно. Этот вопрос решился сам по себе – Алик был участником крупной сделки и, получив за неё гонорар, я с лихвой компенсировал упущенное. Правда, о том, что тогда так и не попробовал на вкус отборные трюфеля и как невежда сгрёб их на край тарелки, я вспоминаю до сих пор.

Комментировать Всего 15 комментариев

Спасибо, Рами! Очень интересные наблюдения.

Интересный заголовок, Рами... да и вообще). В этом контексте вспомнилось из личного: сидим в одном очень дорогом московском ресторане - ещё до кризиса. Известный олигарх (хозяин стола) делает заказ (за всех... а я была с титулованными персонами из Великобритании - так их даже не спросили!), и сопровождает своё действие следующим замечанием: "Брать от жизни ВСЁ - это крохоборство! Мы берём только самое лучшее!".

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Хаха, класс! Раз пошла такая пьянка:

ВИП-зал одного из аэропортов Москвы. После переговоров я возвращаюсь домой, а хозяин очень известной английской фирмы - в Лондон. Утром подписали договор на два миллиона фунтов. Англичанин заказывает чай. Минут через двадцать зовёт меня и говорит:

- Слушай, твой клиент здесь?

- Нет, конечно. 

- Я просто сейчас 10$ за чай заплатил. Очень дорого. 

Я так смеялся, Аня, что мы чуть договор не расторгли. Говорю: "Ты хочешь, чтобы он сейчас в аэропорт приехал?"

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Был у меня один заказчик. Поставили машину, все хорошо... Вдруг звонит, у него брак пошел. Пиехали, показали ему, что брак идет от неправильного хранения сырья и от грязи вообще. Он успокоился и пригласил пообедать. Обычно в таких случаях всегда платит хозяин, тем более мы бесплатно решали его проблемы, а не свои. Заказчик спрашивает - "Узбечка (узбекское кафе) устроит". Вполне, нам только покушать, я за рулем, да и узбекскую кухню уважаю.

Поехали за ним, подъезжаем к какой-то кафешке, где на стекле крупными буквами реклама - "Обеды за 30 рублей (один бакс)"!!! Я товарищу говорю - "Что-то подозрительно...". Заходим - обычная столовая(узбечкой и не пахнет, почему передумал непонятно), да ладно, мы не привередливые, нам просто пожрать. Комплекс за 30 руб. мы, конечно, брать не стали. Набрали рублей на 150 каждый и я стал в очередь к кассе вторым, после товарища. Загодя достаю деньги и жду реакции нашего клиента - ноль эмоций. Не вопрос, я заплатил за двоих, клиент сам за себя, покушали и уехали домой.

А теперь догадайтесь с трех раз, как я после такого обеда относился к просьбам этого клиента?

Эту реплику поддерживают: Светлана Кузнецова, Рами Крупник

Думаю, профессионально относиться начал - деньги с него начал брать)

Как тебя клиенты за адвоката принимают? Ты же исходники не читаешь. Написано же "ПОСЛЕ такого обеда". Осталась одна попытка и, в случае неудачи, крах всей твоей карьеры ) Лучше даже не рискуй. Сделай вид, что не заметил моего коммента )

Айратик, я же не могу знать обедали вы потом вместе или нет) Раз денег ты у него брать не начал и в суп писать ему на стал, я даже не знаю, как ты начал к нему относиться.

Неужели ты мог подумать, что я с ним сяду еще раз обедать? Даже имея бонусом удовольствие попИсать ему в суп!

Всё ещё заинтригованно жду твоего ответа)

Да тут нет никакой интриги. Я просто игнорировал его просьбы - "Милый мой хороший, разбирайся сам...."

Просто начни брать с него деньги и весь сказ)

Конечно, деньги можно получить с любого клиента, но для того, что бы получить с такого рубль придется наработать рублей на пять.