Все записи
МОЙ ВЫБОР 19:18  /  17.05.17

9282просмотра

Нотариальное заверение (рассказ). Часть 2.

+T -
Поделиться:

Продолжение. Начало здесь.

Вечером, когда последствия вчерашнего сэндвича, кажется, отпустили, я решился на вылазку из номера в рекомендованный Олей ресторан. По дороге свернул во всё тот же пригостиничный бар – сегодня там было побольше посетителей, и за столиком ночных бабочек сидели другие девушки. Оля была одна, очень красивая на высоком стуле рядом с баром, и я остановился возле неё:

 – Пришёл сказать, что ты была права, и я пожалел, что не послушался.

– Да, мы могли бы хорошо провести время.

– Собственно, я хотел сказать, что тот вчерашний сэндвич был ужасный, а я не послушал тебя и заказал его.

– Это, да! – Оля рассмеялась своим хриплым смехом. – Значит, я дважды была права.

– Вот иду сейчас в этот Шишкебаб. Может, составишь компанию? – сказал я, прежде чем подумал.

– Не могу, сорри. Я при исполнении обязанностей еду не принимаю, – Оля снова смеялась.

– А в номер к себе я пригласить тебя могу?

– Вчера мог, но сегодня я не одна. – Оля кивнула в сторону входа в бар.

К нам приближался мужчина средних лет в костюме. Он посмотрел подозрительно на меня и вопросительно на Олю:

– Идём?

– Обязательно, согласно купленным билетам, – Оля подмигнула мне, встала и, проходя мимо, поправила воротник моей рубашки, оставив за собой шлейф духов.

В Шишкебабе готовили вкусный плов, и я посидел там минут сорок. На обратном пути в надежде, что Оля закончила свои дела, я всё-таки снова зашёл в пригостиничный бар и довольно долго сидел там за барной стойкой, потягивая джин с тоником и делая вид, что смотрю футбол на экране. Оля так и не вернулась, а другие ночные бабочки мне были не интересны.

…         …         …         …         …         …         …         …         …         …         …         …

На следующий день вчерашняя история в министерстве повторилась. Опять прошли в здание без регистрации, опять переговорная и опять чай. Примерно через два с небольшим часа меня пригласили в приёмную министерского кабинета и попросили сдать мобильный телефон. Я просидел там ещё с полчаса, наблюдая за секретаршей, отвечающей на телефонные звонки, а потом из кабинета вышел Павел и протянул мне подписанный размашистой подписью документ.

– Вот это нужно заверить.

– Павел, документ необходимо подписывать при мне, и я должен идентифицировать подпись.

– Что?

– Я не могу заверить подпись, если документ не был подписан при мне.

– Разве это так сложно? Я же вам подтверждаю, что это аутентичная подпись.

– Павел, я вам верю, но ничего поделать не могу.

– Так почему вы раньше меня не предупредили? Мы вам немалые деньги платим.

– Павел, вы серьёзно думаете, что я могу заверить подпись незнакомого мне человека на документе, который в первый раз вижу и не имею понятия, кто его подписал и когда?

– Ох, как сложно. Даже не знаю теперь…

Выражая всем своим видом недовольство, Павел забрал у меня документ и зашёл обратно в кабинет. Через пять минут из кабинета вышел охранник, а за ним лысеющий и красный от злости мужчина в костюме при галстуке, который, не останавливаясь, прошёл мимо меня в коридор к лифту. За мужчиной семенил Павел с документом в руке. Мужчина громким басом высказывал Павлу всё, что он про него думает: «Вы что, все посходили с ума там, что ли? Какой, к едрене фене, нотариус приехал? Пашка, я видел тебя с твоими нотариусами в ж… Да не буду я ничего подписывать нах… Какое мне дело, что Анатолий просил? Если ему надо, пусть сам подписывает».

Павел вернулся в приёмную как оплёванный и обречённо сел рядом со мной на диван.

– Блин, вы наверное зря приехали. Сегодня уже не сможем ничего подписать. И Анатолий Викторович на телефон не отвечает.

– Анатолий Викторович это кто?

– Мой шеф, брат министра. Ему нужно было, чтобы министр подписал отказное письмо для банка о том, что он не имеет никакого отношения к имуществу брата. Анатолий Викторович обещал поговорить с ним предварительно, – мне показалось, что Павел сейчас заплачет. – А теперь он точно ничего не подпишет.

 …         …         …         …         …         …         …         …         …         …         …         …

В гостиницу меня привёз Павел собственной персоной. Мой обратный рейс был назначен на семь двадцать утра, и он больше не предлагал его отложить. Мы попрощались, и я снова сказал Павлу, что сожалею о том, что у меня не было возможности заверить подписанный не в моем присутствии документ.

Вечером я направился поужинать напоследок в проверенный Шишкебаб и около половины десятого уже шёл обратно. Перед тем, как подняться в номер, я снова зашёл в пригостиничный бар. Оля сидела одна около столика ночных бабочек и увидев меня приветливо улыбнулась.

– Вот точно, бог троицу любит.

– Может, он и предпочитает троицу, а мне больше нравится вдвоём.

– Не… Я имела ввиду, что мы третий день подряд встречаемся.

– Да, я понял, что ты имела ввиду. Ты одна сегодня или с кем-то?

– А что? Предложение в силе?

– Даже очень. Но, давай, может, посидим тут немного, выпьем, а потом пойдём в номер. Ты ведь не спешишь?

– Нет, дорогой. Сегодня, если хочешь, вся твоя.

С некоторыми девушками не торопишься сразу в постель и сразу ощущаешь какую-то духовную сопоставимость. Оля для меня была такой, и мне совсем не мешало ни то, чем она занимается по вечерам, ни то, что я в последний раз вижу её сегодня. Мы просидели за столиком и легко проговорили два часа, понимая, что в любой момент можем встать и подняться в номер. И это было самым приятным.

Через два часа, в темноте бара, мой телефон осветился входящим звонком:

 – Рами, это Павел. Он готов подписать документ сейчас. Водитель уже ждёт возле гостиницы.

 Мне показалось неуместным спрашивать Павла, знает ли он, который сейчас час. В конце концов, мне хорошо заплатили, чтобы я сюда приехал, но мой приезд не принёс желаемого результата.

 – Оль, мне сейчас нужно уехать, но я бы хотел ещё увидеть тебя сегодня.

– Не переживай, я буду здесь, когда ты вернёшься, – Оля улыбнулась понимающе и слегка отвернула голову, когда я наклонился поцеловать её. Мои губы скользнули по её щеке. – Не в губы.

– Да, прости – ответил я, чувствуя почему-то обиду, совсем по-детски, и положил на стол купюру в сто долларов.

– Это зачем? Забери.

– Это аванс. Ангажирую тебя на ночь, –  плохо пошутил я.

– А я думала, ты за это не платишь, – Оля смотрела на меня абсолютно серьёзно.

– Не плачу только тем, кого могу целовать в губы, – парировал я, чувствуя, что лёгкость нашего общения вдруг куда-то пропала. – Подожди меня, пожалуйста.

Не глядя на Олю, я поспешил выйти из бара. Стодолларовая купюра так и осталась лежать на столе.

 …         …         …         …         …         …         …         …         …         …         …         …

Уже за полночь мы приехали в загородный посёлок. Возле глухих ворот стоял чёрный джип охранников – один из них сказал что-то по рации, и ворота начали медленно отъезжать в сторону. Во дворе дома стояло несколько Мерседесов и Ауди, но меня провели по коридору в кабинет, мимо зала, в котором сидели гости. «Так это вы нотариус? Я Анатолий, – брат министра был ниже меня ростом и моложе. – Павел информировал меня, что документ должен быть подписан в вашем присутствии. Вот подписант».

В кресле сидел министр, а у него на коленях полуголая девушка. Увидев меня, он отстранил её и подошёл к столу – столешница была абсолютно чистой, и только перед креслом кто-то положил наискосок ручку Montegrappa на два листа А4. Министр посмотрел на меня и, не сказав ни слова, расписался на обоих листах. Потом, оставив подписанные листы на столе, взял за руку девушку и демонстративно ушёл с ней в боковой кабинет. «Этого достаточно? Павел позаботится о формальностях» – Анатолий вышел, и только сейчас я заметил, что Павел стоит в дверях кабинета.

С Павлом мы оговорили все формальные подробности, и ближе к двум ночи я подъехал к гостинице. В готовящемся к закрытию баре Оли не было. Я вдруг подумал, что до самолёта ещё смогу поспать часа три...

 

 

Комментировать Всего 20 комментариев

Рами, а сколько ещё частей осталось до катарсиса? Я уже вся нервничаю))

Не может быть, это неправильно. Оля должна постучаться в дверь. Дело дойдёт до раздевания. И окажется, что она не Оля, а Олег, сотрудник Павла. И она расскажет, что никакого министра нет - это все были актёры. А документ, подпись на котором ты заверил, приказ начать распространение вируса, который превращает людей в зомби. И тогда ты и Олег бежите спасать мир. Выполнив миссию, ты вдруг понимаешь, что Олег - самое близкое тебе человеческое существо. В каком-то помутнении ты позволяешь ему сделать тебе оральный секс. И это меняет все твои представления о любви. Финальная сцена - веселая еврейская свадьба в Хайфе. 

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин, Рами Крупник, Татьяна Яринич

Совсем нет. Отличный рассказ! Но я серьёзно не увидела концовки((

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Рассказ о том, как жизненные пути вдруг сближаются, а потом расходятся, так и не пересекшись. И немного рекламы того, чем я иногда занимаюсь, конечно)

Увидев тебя, полуголая девушка, сидящая на коленях министра, с криком не выбежала, не стала судорожно прикрывать прелести. Какие нынче нескромные девушки ))). 

Эту реплику поддерживают: Елена Пальмер, Рами Крупник

Успокоил, а то я продолжаю верить в девичью цел(к)омудренность )))

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Главное пиши "а то" раздельно)

Эту реплику поддерживают: Рам Юдовин

Три раза встретиться с Олей, а потом еще три часа перед самолетом поспать - это кайф!

Эту реплику поддерживают: Евгения Кобыляцкая, Рами Крупник

Потом ещё четыре часа в самолёте)

Я не понял - а ты не должен был паспорт подписанта посмотреть - удостоверить личность? Или у министра удостоверением личности является голая девушка на коленях, как и у Ферцевой вопрос - "Кто такой Пикассо"?

Там написано про формальности, Айрат). Но, если хочешь, я дам тебе контактные данные израильской коллегии адвокатов. Пиши телегу ;)

Я могу предположить, что Павел показал тебе паспорт министра, хотя, вряд ли - в лучшем случае ксерокопию. Боюсь ошибиться, но докуметы проверяются в присутствии подписанта.

Телегу я писать не буду. Мой дед делал колеса к телегам (не сами телеги) - не стоит выходить за рамки семейных традиций ;).

Но адвокату надо быть аккуратнее в публичном пространстве ;)

Один мой френд написал у меня в ФБ, что вся прелесть моих рассказов - он написал "прелесть", да - в том, что нельзя понять, где правда, а где вымышленное. Про "прелесть" не знаю. 

Вот никак не думал, что ты будешь к опечаткам придираться. Похоже на ноге нагноение серьезное было )

Если же говорить про вымыслы, то было бы логично домыслить до кучи и процедуру удостоверения личности. Ее можно было бы очень неплохо обыграть.

Давай, становись в очередь желающих дописать рассказ) Скоро мне придётся начать выдавать номерки.  

И не превращай мою фейсбучную ногу в самую популярную ногу Сноба. Тут дамы читают. 

Не-а, я в очередях стоять не люблю. Да и стараюсь руководствоваться принципом - "Кто умеет - тот пишет, кто не умеет - тот учит как надо писать, остальные учат как надо учить." Себя отношу ко второй категории ;)

На ФБ, кстати, дамы тоже встречаются. Или ты их переводишь в разряд "бабы" ;)

Интересно в какой категории я. В ФБ фаны)

Новости наших партнеров