Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:23  /  7.06.17

5839просмотров

Монблан для олигарха

+T -
Поделиться:

Сделка долго не срасталась, и переговоры затянулись на несколько месяцев. Сначала проговаривали условия договора, и продавец настаивал на привязке цены к курсу шекеля, а клиент требовал производить оплату исключительно в долларах. Потом мы с адвокатом продавца придумали плавающую формулу привязки курса и долго согласовывали её со своими клиентами. На этом этапе мой клиент приехал в Израиль и на подписании потребовал изменить строительную документацию и объединить окна в панорамные, что заставило продавца встать на задние лапы, и стороны разошлись по домам, так и не подписав договор и вконец подорвав личные отношения. Клиент уехал в Москву, объявив, что в ближайшие три месяца его вообще нечего ждать в Израиле.

С адвокатом продавца по имени Итамар  мы обменялись в шестой раз отредактированным черновиком договора и между собой уже порешили, что сделке не быть, проговаривая суммы гонорара, которые мы не получим в процентах от сделки с восемью цифрами. С горя мы с Итамаром договорились пойти выпивать в ночной бар, каждый в своём городе. Правда, я слукавил и до бара не дошёл, но запечатанную бутылку Курвуазье, ждавшую особых гостей дома, лишил девственности и почти ополовинил.

Это было вечером в среду, а в четверг в полдень мне позвонила на мобильный Олеся, секретарша клиента, и без какой-либо прелюдии сообщила, что меня ожидают в Москве на подписании сделки завтра, и мне уже купили билет на рейс, который вылетает в пять утра. Огорошенный звонком, я даже не успел возразить, что только в армии мне объявляли о моём обязательном присутствии, не поинтересовавшись, могу ли я быть, но на другом конце линии Олеся уже положила трубку.

***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***

В три ночи в аэропорту Бен Гурион встретилась довольно странная компания – нахохлившийся продавец, ещё шокированный от собственного согласия подписывать договор "на поле" покупателя, адвокат продавца Итамар, заметно повеселевший от реализующейся возможности всё-таки получить гонорар за сделку и предвкушавший последующую ночную игру в покер в московском казино (за полгода до запрета) и я, полусонный и с новым чемоданчиком-тролли на колёсиках, купленным втридорога специально для моей самой первой командировки, чтобы не позориться пошарпанным и старым безобразием, служившим когда-то для семейных поездок.

Летели мы, естественно, в бизнес-классе, что также стало для меня новым опытом, но максимизировать этот опыт мне было, видимо, не дано – я заснул как убитый ещё до того, как шасси самолёта успели оторваться от земли, и проснулся только, когда объявили, что самолёт идёт на снижение, приближаясь к аэропорту прибытия.

В Москве я не был больше двадцати лет с конца восьмидесятых, но даже несмотря на утреннюю серость и туман город вновь удивил размахом широченных проспектов с толкающимися между собой машинами, автобусами и грузовиками. Наш эскорт из двух черных тонированных Мерседесов – в первом продавец, а во втором мы с Итамаром – ехал по Москве по-военному, перед задней машины к заду передней, выдерживая постоянную дистанцию в несколько метров, совершенно не признавая правил, напоминая рассекающий льдины ледокол и отжимая на обочину обгоняемые автомобили, которые послушно съезжали, забывая про устройство гудка на руле. Но даже при такой езде вскоре мы надолго встали и в гостиницу приехали только к часу дня.

Подписание договора было назначено покупателем на три. В офисе клиента, на верхотуре пятнадцатиэтажной башни с видом на белокаменную, до пяти часов мы снова проспорили о том, как правильнее изменить строительную документацию, а потом, к раздражению обоих клиентов, долго настраивали компьютер, который привык к кириллице и напрочь отказывался печатать договор на иврите, упорно выплёвывая листы с джибришем, несмотря на прибежавших айтишников, тщетно пытавшихся проявить мастерство. Договор в Ворде выходил то наоборот, то с иероглифами, то слева направо. В итоге, чтобы исправить ситуацию, мне пришлось вызвать в израильский офис наёмного адвоката, который распечатал договор на родном компьютере и прислал мне на почту сканирование в формате, читаемом даже компьютером, привыкшем говорить на китайском. Пока ждали завершения сей процедуры – адвокату потребовалось минут пятьдесят, чтобы приехать в офис, бросив на произвол шабатнего вечера своих домашних – мы пошли полдничать в китайский же ресторан.

Два олигарха подписывали договор, сильно подустав после совместно проведённого времени. Когда мы положили перед ними толстенный пакет документов с просьбой расписаться на каждой странице, вдруг оказалось, что в кабинете нет ручки и, предупреждая огорчённое «не судьба» от кого-либо из присутствующих, готовых послать всех и вся в разные географически отдалённые области земного шара, в честь торжественного момента мне пришлось выловить из портфеля мой Монблан с камешком. Подписание всё-таки состоялось, но в ожесточённом молчании, так как праздновать момент уже никому не хотелось – поставив автограф на последней странице, мой клиент ретировался по дальнейшим делам, сославшись на сорванный график, а оставшиеся герои, включая повествователя, пошли в номера досыпать. Обратный рейс в Израиль был назначен назавтра в шесть вечера, и перед вылетом не чуждый гостеприимству покупатель всё-таки пригласил всех пообедать к себе домой в Рублёвку.

***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***

С малого возраста родители вдолбили мне в голову, что в гости нельзя приходить с пустыми руками. Мои родители были простыми советскими учителями, каких уже больше не производят – они брезговали взятками, жили соответствующе, по-пролетарски интеллигентно, и никогда не рассказывали мне, чем заполняют руки при посещении дома олигарха.

В отличие от меня, продавец с проигравшим штуку баксов в казино и расстроенным Итамаром купили где-то букет увядших цветов за полтинник. Израильтяне простые как три копейки – они запросто могут прийти к кому угодно в дом без подарка, и этот букет был просто пиком щедрости с их стороны. Я, к своему ужасу, подходил к дому совсем без подарка.

Идея фикс подарить олигарху мой любимый Монблан пришла ко мне внезапно, пока я слушал монотонный тост Итамара в честь хозяев дома. Я решил, что большой человек оценит должным образом мой подарок, и это вернётся ко мне сторицей. Ещё минут тридцать я выжидал, выбирая подходящий момент в предвкушении должного образа, который непременно последует в дальнейшем, вполне обозримом будущем, а потом торжественно вручил ручку, которой подписывался договор, хозяину торжества, поделом заслужив минуту славы от присутствующих.

***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***

В тот же день в дьюти фри аэропорта я купил себе взамен новый Монблан. Благодарности за оригинальный подарок от моего клиента я так и не дождался – как оказалось, та минута славы при вручении подарка и была моим единственным вознаграждением. Когда вы приходите к олигарху, если вы не дарите часы за пятьдесят тысяч баксов или Роллс Ройс, ваш подарок с большой вероятностью попадёт в кладовку и будет лежать там до лучших времён. Потом этот подарок, скорее всего, отдадут прислуге. Мою ручку, кстати, отдали водителю. На свете всегда найдутся добрые люди, которые с радостью донесут до вас и такие новости.

Комментировать Всего 11 комментариев

Олигархам надо дарить барабаны от Страдивари )))

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Я и запах от Страдивари позволить себе купить не могу)

Эту реплику поддерживают: Рам Юдовин

Если из него ещё не сделали барабаны...

Эту реплику поддерживают: Рам Юдовин

Был бы евреем, сделали бы абажуры...

Неплохо, разве только "максимизировать опыт" поцарапало слух.

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Прости, друг! Присылай счёт от доктора за полиш)

"Если я заболею, к врачам обращаться не стану, Обращаюсь к друзьям (не сочтите, что это в бреду)...."

Спасибо, моя жилетка всегда в твоем распоряжении)