Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:26  /  14.06.17

3010просмотров

Уголовные дела

+T -
Поделиться:

Обычно я не занимаюсь уголовными делами. Иногда, конечно, приходится помогать клиентам решать беловоротничковые проблемы с законом, которые рано или поздно могут возникнуть почти у каждого, даже самого пушистого и невинного. Начиная с банальных дорожно-транспортных нарушений и незаконного строительства и заканчивая сокрытием доходов у особо предприимчивых или, например, такими случаями, когда собака клиента кого-то покусала. Нормативные люди также могут одноразово оступиться – в эмоциональном порыве оскорбить или поднять на кого-то руку или столкнуться с преступлениями, совершенными их несовершеннолетними детьми.

В отличие от беловоротничковых и нормативных, настоящие конвенциональные уголовники требуют от адвоката особого подхода и менталитета, которых я за свою многолетнюю практику так и не смог достичь и впредь осваивать не собираюсь. Вести уголовные дела обычно берутся адвокаты узкой специализации – в таких делах присутствуют свои термины, отличные от гражданских дел, своя динамика и риторика и свои нормы поведения в суде.

Когда у моих клиентов возникают вопросы уголовного характера, этими клиентами обычно занимается мой коллега и партнёр, адвокат Лиор Бар Зоар, у которого своя практика и который точечно специализируется исключительно на уголовном праве.  Но бывают исключения и курьёзы.

Однажды Лиор защищал клиента, обвиняемого в сексуальном насилии и домогательствах – самого что ни есть конвенционального уголовника. В суть обвинений вдаваться не буду, но клиент Лиора был из бывалых, тех, кому не чужды уголовные обвинения и сырость комнат без особых удобств за решёткой.

Лиор защищал этого клиента уже не впервые и всегда в качестве адвоката, которого в обязательном порядке бесплатно предоставляет клиенту государство. В этот раз клиента направили к Лиору на предварительном этапе, когда рассматривалась мера пресечения – тюрьма или домашний арест. Несмотря на все усилия Лиора, Городской суд отказал в просьбе клиента о домашнем аресте в качестве меры пресечения, и клиент хотел опротестовать это решение в Окружном суде.

Государство отказало клиенту в представлении бесплатного адвоката для подачи протеста, и тот выразил готовность оплачивать адвокатские услуги самостоятельно. Адвокаты всегда положительно относятся к клиентам, которые готовы платить, но в данном случае возникла неувязка – Лиор из этических соображений не имел права представлять интересы клиента, которого он уже представлял бесплатно перед первой инстанцией суда. Таким образом, по просьбе Лиора и чтобы не терять клиента, который чуть ли не умолял нас заниматься его делом, протягивая соблазнительную пачку наличных денег, сомнительная честь представлять его в Окружном суде, хоть и платно, выпала мне!

Лиор подготовил протест, который я подписал от имени клиента, и суд назначил слушание. Мне не раз доводилось присутствовать на выступления уголовных адвокатов – многие из них очень эмоциональны, они часто делают из своей речи яркое шоу для клиента, который присутствует тут же в зале, и судьи относятся к такому поведению понимающе. Я не уголовный адвокат и, выступая перед гражданским судом, всегда говорю очень спокойно, не повышая голос, убеждая суд в правоте моих аргументов. То, что разрешено адвокату при слушаниях уголовного дела, отнюдь не поощряется в рамках слушаний гражданских дел.

После заседания суда клиент и его семья были очень недовольны моим выступлением – они авторитетно приводили в пример то, как Лиор выступал в первой инстанции, повышал голос и даже (!) в ответ на особо неприемлемые утверждения прокурора в эмоциональном порыве сбросил папку с бумагами со стола. В отличие от Лиора, по утверждению клиента и многочисленных членов его семьи, которые пришли за него болеть в суд, я не проявил должного пыла, чтобы убедить судью в правоте моего клиента и мямлил что-то, чего они не поняли.

Однако суд принял мои аргументы, отменил решение городского суда и назначил клиенту меру пресечения в виде домашнего ареста на предложенных мной условиях. Лиор сказал, что успех дела обеспечил именно написанный им протест, и я не стал утверждать нечто иное. Клиент пришёл в офис и принёс в клювике остаток денег и прошептал Лиору, не особо таясь меня, что он всё равно предпочитает его как адвоката.  

С тех пор я знаю, что, когда клиент находится в зале суда, адвокату желательно быть более эмоциональным. В таком случае, клиент воспримет положительно даже отрицательное решение суда – многим клиентам важнее, чтобы за них воевали, и они с готовностью обвинят в своих невзгодах судью, чем своего адвоката, который рьяно защищал их интересы. Тем не менее, я и по сей день продолжаю выступать в суде спокойно, на свой страх и риск, в надежде, что клиенту всё-таки больше важны не эмоции, а положительный результат, даже если это пойдет в разрез с моей репутацией в глазах того или иного клиента.

Комментировать Всего 8 комментариев

Прикольно, как приходит группа поддержки — болеть за своего друга-преступника )) Представляю, как он сидит гордо на скамье подсудимых, типа герой всех времён и народов — Робин Гуд местного разлива . А те за него со всей дури переживают!

А вообще, мне б было страшно даже приближаться к уголовному преступнику. Защитишь там его как-то неправильно, он жлоба затаит и трындец! 

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Вообще, есть много забавного. Например, подсудимые, которые непременно приходят в суд в кипе, даже очень далекие от религии. Они почему-то думают, что это может повлиять на судью.  

Уголовные адвокаты не боятся общения с клиентами - между ними и клиентами обычно существует негласный код, который крайне редко нарушается.  

Не стоит уподобляться макакам, судья хоть и не Станиславский, но тоже не особо верит лживым эмоциям.

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

У тебя появилась тема для нового рассказа )))

Недостатка в темах не ощущаю пока)

Эту реплику поддерживают: Рам Юдовин