Все записи
МОЙ ВЫБОР 10:12  /  13.08.17

2602просмотра

Ворон. Глава 2.

+T -
Поделиться:

Иллюстрация www.illustrators.ru

Продолжение. Глава 1.

Крыша опустела, и силуэт отделился от дымохода на противоположном краю крыши. Ворон слетел с антенны, привычно сел на плечо мужчины, одетого во всё чёрное, откашлялся и продолжил теребить крыло, взъерошивая его в поисках блохи. Правая рука мужчины поднялась, прижимая птицу к плечу, провела по перьям от головы вниз, и ворон невольно заурчал, как довольный кот, тыкаясь головой в ладонь за дополнительной порцией ласки.

– Молодец, ты хорошо поработал. Угостил бы тебя булкой, но после Сникерса ведь всё равно не будешь? Или будешь? – Винсент отломил кусок булки и протянул ворону. Тот лениво клюнул для приличия и отвернулся.

У дымохода, там, где несколько минут назад сидел Артём, Винсент присел на корточки и, чуть раздвинув кирпичи, вытащил скрытый усилитель величиной в пятидесятикопеечную монету. В телефоне высветилось сообщение: «Ты нарушил правила. Жду тебя в администрации через час». Винсент подошёл к люку в крыше: « Спустишься со мной через подъезд или встретимся уже дома?»

Спросил для острастки, заранее зная ответ. Ворон кашлянул снова, пробормотал что-то невразумительное на своём языке, спрыгнул с плеча и улетел по своим вороньим делам. Винсент долго смотрел ему вслед, после того, как тот затерялся на фоне тёмно-синего неба, анализируя и не понимая, что пошло не так. Вроде бы он выполнил задачу сполна – ворон выглядел правдоподобно, внушил объекту, что связь не может иметь продолжения, снял головную боль и навёл морок.

В кафе за углом Винсента ждал Юрий с рассказами о том, какой круг пришлось сделать, чтобы дойти до этой крыши. К Юрию, с нанятыми для правдоподобности «туристами» сопровождающими, не было претензий. Винсент молча протянул ему отработанную купюру в пять тысяч рублей, оплатил счёт за кофе и, махнув на прощание, ушёл.

Белая ночь совсем не была белой. Если бы не яркий свет фонарей, освещавших проспект, ночь вполне можно было бы назвать синей или тёмно-голубой. Точно не белой. В это время, совсем незадолго перед утренними часами наступающего уже нового рабочего дня с его суетой, по полупустым улицам ходили в поисках уединения сонные молодые люди или гуляющие по городу уставшие туристы. Воздух охладился, дул ветер, но Винсент не чувствовал прохлады в своём вязаном свитере.

Навстречу из-за угла неожиданно вышли Анна с Артёмом, и Винсент невольно посторонился, с опозданием подумав, что можно было бы выбрать и другой маршрут, подальше от их гостиницы. Анна держала Артёма под руку и что-то увлечённо рассказывала. Высокие каблуки её лодочек уютно отстукивали ритм. Артём явно не слушал, размышляя о своём. Его блуждающий взгляд неожиданно задержался на Винсенте, глаза расширились, как будто узнавая, и снова потухли, возвращаясь к своим мыслям. Все это казалось очень странным. В груди Винсента почему-то ёкнуло, сердце забилось чуть быстрее, и мысль о том, что в эти часы он невидим, не помогала. Он остановился, глядя им вслед, пока не перестал слышать стук каблуков.

Администрация работала с полуночи до пяти утра. В подъезде обыкновенного семиэтажного дома нужно было открыть дверь консьержки справа, пройти мимо неё, крепко спавшей калачиком на раскладном диванчике в углу, и открыть вторую дверь в чулан. Только вместо чулана посетителю открывался широкий коридор с шестью кабинетами за двойными высокими белыми дверями и переговорной в торце. Винсент зашёл во второй кабинет справа. Откинувшись в кресле, Горбатый увлечённо смотрел на мониторы рядом с письменным столом и даже не взглянул на вошедшего. Винсент молча сел в гостевое кресло напротив, ожидая.

– Бракодел… – Горбатый продолжал рассматривать мониторы.

– Я отвечал на его вопросы.

– Зачем ты ему про февраль сказал?

– Про февраль?

– Твоя задача была сказать, что он ничего не мог изменить. Для этого не нужно было заниматься отсебятиной.

– Отсебятиной?

– Ты что, эхом работаешь? «Не твоя девушка была» – это отсебятина и грубое нарушение правил.

– Мне казалось, что всё прошло хорошо.

– Казалось тебе, – Горбатый скривился. – Ты вообще понимаешь, что ты наделал?

– Уравнение шансов?

– Уравнение шансов, ага. Надзор уже уведомил присторонних о нарушении, и теперь они имеют право в течение трёх дней на контрмеры, чтобы уравнять.

– Прости.

– Простить? Тебе с Заказчиком общаться? Тебе потом ещё обязательно нужно было с объектом на улице пересечься. Я теперь вместо тебя огребу.

– Они меня не видели.

– Объект тебя видел. Надзор снял твою защиту сразу после того, как они ушли с крыши.

– Поэтому он так на меня смотрел?

– Смотрел… Иди домой. Я вызову.

Винсент шёл по опустевшим, наконец, улицам города и думал, что сейчас больше всего ему не хотелось бы возвращаться к себе домой. Там среди нестиранной одежды и немытой посуды его точно ничего хорошего не ждёт. Подумал, что Наташа наверняка ещё спит и добираться к ней лучше всего на метро, а до начала его работы ещё полтора часа. На лавочке у входа в парк сидел человек в тёмном плаще.

– Здравствуй, Винсент. Посиди рядом.

– Валентин… Я не узнал тебя. Горбатый…

– Я знаю.

– … меня отстранили.

– Я знаю. И тебе сейчас нужно будет самому всё исправить. Объект ждёт тебя в кафе рядом.

– Объект?

– Согласно договору администрации и присторонних, ты получил новое задание. Заказчик в курсе.

***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

Артём сидел за столиком и пил уже третий эспрессо. Бокал коньяка стоял нетронутый, а мобильный то и дело звенел новыми входящими сообщениями Анны. Артём выключил его, не читая сообщений. Когда они возвращались после того, что он тогда заснул там на крыше и ему приснился ворон, ему только хотелось, чтобы она замолчала, а она, как будто делая всё наоборот, не умолкала и по дороге даже затащила его в ресторан, где он ковырял вилкой салат, пока она всё продолжала и продолжала говорить. В номере она сразу потянула его в постель, и тогда он взял её силой и грубо, думая о другой. Это длилось недолго – она потом плакала, то ли от боли, то ли от обиды, а он снова надел футболку и, подхватив кардиган, вышел из душного номера на воздух, подальше от неё.

Высокий, худой мужчина в чёрном вязаном свитере и чёрных джинсах зашёл в кафе и сел у барной стойки в пяти метрах от Артёма. Ему показалось, что он уже видел его где-то раньше. Мужчина заказал коньяк и тоже смотрел на Артёма, узнавая.

– Простите, но со мной странная вещь только что произошла и мне не с кем поделиться. Можно? – не дожидаясь ответа Артёма, мужчина отодвинул стул и сел за столик напротив него.

– Ни в чём себе не отказывайте, – ответил Артём, на всякий случай убирая со столика мобильный и кошелёк. Мужчина улыбнулся:

– Винсент.

– Артём.

– Я шёл по улице и вдруг со мной заговорил ворон. Просил попить минеральной воды.

– А вы?

– А я послал его подальше и теперь жалею. Впервые в жизни видел говорящего ворона.

Артём не ответил. Всё, что происходило с ним после той крыши, казалось сюрреалистично странным, и теперь к нему вдруг обратился незнакомец, который тоже видел говорящего ворона. Винсент тоже больше ничего не говорил – он допил коньяк и сидел молча, что-то проверяя в телефоне. Артём подумал, что не приглашал его за свой стол, и Винсент, как будто читая его мысли, встал, извиняясь за вторжение.

– Ночь… Знаете, ночью иногда приходят очень странные мысли. Говорящий ворон… Просто сюр какой-то. Простите, что помешал.

– Этой ночью я тоже разговаривал с вороном, – будто со стороны Артём услышал свой собственный очень тихий голос, и Винсент сел обратно за стол, ожидая продолжения. – Мы ходили на экскурсию по крышам, мне стало плохо, и пока остальные гуляли, ко мне прилетел ворон. Он тоже попросил попить воды.

– И вы дали?

– Более того. Мы довольно долго общались. Он сказал, что видит ауру и может сказать, где очутился бы человек, поступи он иначе в прошлом.

– Как интересно…

– Да. Кстати, вдруг подумал, что это очень странно, но его голос был похож на ваш. Чем-то напоминал Боярского, мы даже пошутили про это.

– А я всегда говорю, что это голос Боярского похож на мой, – Винсент рассмеялся, и Артём вдруг почувствовал себя легко.

– Вот и он так сказал. Может вы и есть тот самый ворон?

– Всё может быть. Я тоже люблю Сникерс.

Глаза Винсента были чёрные и блестели. Артём залпом выпил коньяк из своего бокала.

– Я рассказал ворону историю о девушке…

– Да. Похоже, он недооценил свои возможности и ввёл вас в заблуждение.

– Неужели я мог что-то изменить? Я бы очень хотел…

– Не могли.

– В чём тогда?

– Сказал, что она не ваша. Не помню дословно..

– Я помню. Он сказал «не твоя девушка была».

– Да. Вот это.

– Вы хотите сказать…

– Вы уже сами всё поняли. Он не мог этого знать. Он знал только, что вы не могли ничего изменить.

– И что бы я ни сделал тогда, я всё равно оказался бы на той крыше?

– Это правда.

– Но про девушку он не мог знать? Моя или нет… Может я ещё могу…

Телефон Винсента громко зазвонил. Он нажал на кнопку приёма и молча слушал, что ему говорили.

– Вы уже сами всё поняли, а мне нужно идти, – повторил Винсент. – Мы больше не встретимся, прощайте!

Артём сидел за столиком кафе в одиночестве и не заметил, когда официант убрал со стола чашечку эспрессо и пустой бокал коньяка.

– Вы спали, и я не хотел вас будить. Рассчитать вас?

– Да, пожалуйста! Скажите, – Артём задержал официанта, – я всё время был тут один?

– Да, конечно.

Официант принёс счёт за три эспрессо и почему-то за два бокала коньяка. Артём вытащил из кармана телефон и включил его. На экране появилось пять сообщений от Анны: «Почему ты ушёл?», «Ты сделал мне больно», «Перезвони мне», «Пожалуйста…», «Я волнуюсь». На часах было уже начало седьмого. Не открывая сообщений, Артём нашёл в контактах Вастсаппа телефон, обозначенный буквой С. Абонент был в сети шесть минут тому назад. Не думая ни о чем, Артём написал только одно слово «Привет», и галочки сразу превратились в синие.

Читайте также

Комментировать Всего 13 комментариев

Ух ты...! Ну, Рами, это уже серьезная штука. Жду продолжения)))

Эту реплику поддерживают: Татьяна Яринич

Спасибо, Саш! Я не знаю куда ЭТО меня заведёт. Есть ещё несколько глав и творческий кризис, похоже, не за горами. Пока, время от времени, буду публиковать продолжения, без гарантий)

Рами, здорово! На мой вкус, вторая часть сильней первой. Лихо закручено ) Жду продолжения!

Спасибо, Татьяна! Постараюсь не разочаровать)

Вот я сразу понял, что это фрагмент чего то большого, хотя, теперь понятно, что это большое выглядит по другому, чем я себе представлял после первой части. Уже попахивает Лукьяненко, но, надеюсь, ты не падешь так низко.

Почему то я не верю, что это можно было написать без какого то, пусть и неосознаного замысла (тут нет оксюморона?). В любом случае, думаю есть смысл поразмышлять (это уже тавтология?) и понять для себя то, что ты хочешь высказать. Может получится сильная вещь, а может стать пустышкой с красивым слогом, оберткой от конфетки.

Дерзай, Рами!

И вот еще мелькнула такая мысль - а может стоит поиграться и написать вторую часть совсем по другому, или попробовать написать предыдущую часть.

Ого, сколько ты всего написал...

Я не планировал продолжения. Неосознанного замысла тоже нет - я продумываю сюжет на одну, максимум две, главы вперёд и в любой момент мой творческий "пыл" может закончиться. Тогда я просто прекращу этот опыт.

Первую часть переписывать точно не буду. Она завершённая. Остальные? То что я публикую тут это ведь всего лишь "онлайн черновик". Если получится что-то стоящее, все нужно будет редактировать и дополнять.

Спойлер - шестая глава будет неожиданная. 

Первую часть не надо трогать, по крайней мере, пока.

Много я написал, потому что почувствовал "большую вещь", которая может получиться.

Писать "следуя за пером" тоже интересно. Замысел может появится где-то в процессе. Не ограничивай себя)

По шестой главе - две части это пять глав? Или три еще в столе?

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Две части это две главы) В столе есть ещё четыре. 

Интересное выражение "в столе", кстати. В рабочем столе компа)

Спасибо, Айрат! С порывом выложить всё сразу очень трудно бороться ;)

Наши люди не должны боятся трудностей )

"... но я дракон Бойся-Бой! Бойся! Бойся!...")

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Новости наших партнеров