Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:12  /  19.11.17

6314просмотров

Мы все умрём

+T -
Поделиться:

Обычно, когда клюв жареного петуха совсем близок к тому, чтобы достигнуть заветной цели, клиент в панике готов заплатить специалисту чуть ли не любую сумму, лишь бы тот смог решить его проблему. В собственной адвокатской практике я никогда не руководствовался принципом «бери нахрапом там, где можешь», и моя ценовая политика почти никогда не меняется от готовности клиента платить больше. Наверное, напрасно, но это одно из моих твердых правил.

Тем не менее, в моей практике часто случалось, что сами клиенты по собственной доброй воле обещали заплатить бонус при положительном результате. Такие обещания я воспринимаю скептически – из опыта знаю точно, что большинство тех, кто обещает, забывает о своих обещаниях под конец дела.

Вспоминаю очень старое дело. Случилось ещё в молодости… Нет, поправлюсь, в начале самостоятельной практики, когда я часто занимался делами получения статуса в Израиле и другими вопросами МВД. Елена обратилась ко мне с просьбой о том, чтобы я помог ей с дочкой остаться в Израиле. На руках у девушки было постановление Верховного суда о том, что решение министерства внутренних дел депортировать её правомочно и что Елене надо покинуть Израиль. На мой взгляд, адвоката, который представлял её интересы до меня и подавал апелляцию в Верховный суд, нужно было лишить лицензии – так халатно он её составил. Вопреки решению Верховного суда, Елена так и не покинула Израиль и оставалась в стране незаконно на протяжении нескольких лет с ребёнком, которого родила от женатого мужчины по имени Олег, который, хоть и признавал его, но не собирался инвестировать средства в юридическую борьбу.

Сожитель Елены – некий Валентин – тоже женатый человек, в отличие от Олега был готов инвестировать средства в юридическую борьбу, но из-за тактических соображений в борьбе с фактической женой не готов был сиюминутно разводиться, чтобы узаконить свои отношения с Еленой. Валентин сказал, что заплатит любую сумму, если я смогу оставить Елену в Израиле, несмотря на решение суда. Надо заметить, что при наличии решения Верховного суда ситуация обстояла крантово. Я предложил Елене с Валентином неординарное решение вопроса – в обход решения Верховного суда вновь обратиться в суд, но на этот раз от имени Олега, биологического отца ребенка, который не был стороной предыдущего иска, с требованием запретить Елене покидать Израиль и увозить отсюда их несовершеннолетнюю дочь. За предстоящую работу я попросил заплатить 5000 долларов. Предложение показалась Валентину рискованным, и он пошел думать.

Во время размышлений Валентин сходил на консультацию к моему коллеге – очень известному в то время и одиозному хайфскому адвокату, который угостил Валентина с Еленой крепким черным кофе и, не моргнув глазом, попросил гонорар в размере 50000 долларов. А на вопрос о том, каковы гарантии того, что дело будет выиграно, ответил, что единственная гарантия, которую он может дать, это то, что "мы все в итоге умрём".

То ли это был слишком крепкий кофе, то ли обещание летального исхода испугало, то ли запрошенная за услуги сумма показалась запредельной, но Валентин и Елена решили вернуться ко мне. Они согласились на мои условия, и Валентин торжественно обещал, что в случае положительного результата добавит существенный бонус. Мы подали задуманный мной иск в суд, прошли две инстанции суда, гуманитарную комиссию Министерства Внутренних Дел, и через несколько лет Елена получила официальное разрешение находиться в Израиле и разрешение на работу.

Мой ныне покойный шеф учил меня, что вода точит камень, а время и терпение выигрывают процессы. Пока мы ходили по инстанциям и тянули время, Валентин решил финансовые вопросы с бывшей супругой и развелся, и у нас появилась возможность узаконить статус Елены на основании их отношений с Валентином как пары. Сегодня, после того как её признали фактической женой Валентина, Елена уже получила израильское гражданство. Я добился самого лучшего возможного результата, несмотря на отказ Верховного суда в прошлом. А что Валентин? Сначала он не выплатил мне остаток согласованного нами гонорара и перестал отвечать на мои звонки. В течение нескольких лет Елена – а к ней у меня точно нет претензий – приносила мне раз в месяц от 500 до 1000 шекелей, пока не погасила долг за гонорар. Надеюсь, что платила она всё-таки из денег Валентина.

Обещанного им бонуса за результат я не увидел и по сей день. Зато теперь каждый раз, когда клиент спрашивает меня, какие я даю гарантии по поводу выигрышности дела, я отвечаю: "Знаете, как говорил один мой коллега, единственная гарантия, которую можно дать, это то, что мы все умрём". Потом я обычно обстоятельно взвешиваю с клиентом все за и против предстоящего дела. А цену за свои услуги нахрапом я по-прежнему не назначаю…