Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:53  /  11.01.18

5159просмотров

Яжесвой!

+T -
Поделиться:

Русские предпочитают иностранных специалистов местным ещё со времён Петра Первого. Это всем известно – считается, что иностранцы лучше. Для клиентов с постсоветского пространства я тоже, кажется, «иностранный специалист», но прежде раз за разом по наивности допускал ошибки и подпускал некоторых ближе, чем стоило, превращаясь в своего – из Рами в Рому.

Когда ты свой, тебе можно звонить в неурочные часы до и после работы и в выходные, только потому, что у кого-то зачесалась левая пятка, и он не сомневается, что ты тут же откроешь лептоп и вытащишь данные про оплаты в параллельный период предыдущего года. Свой – это когда ты из личных денег платишь долги клиента, потому что лоялен, и тебе важно, чтобы имидж клиента не пострадал. Яжесвой! И не имеет значения, что потом тебе возвращают деньги с постной миной, как будто это ты должен. Свой – это когда тебе назначают дату и время, и ты беспрекословно отменяешь все другие мероприятия, чтобы быть на месте, а клиент в последний момент передумывает и отменяет встречу лишь потому, что может. Свой – это когда тебе платят меньше и постоянно твердят в пику, что ты и так слишком много зарабатываешь, а другим – тем самым «иностранным» – платят в разы больше за меньший объём работы.

За годы работы с клиентами с постсоветского пространства я очень редко видел, чтобы кто-то из них звонил вне рабочих часов иностранному, не русскоязычному адвокату, с вопросом, каким бы он ни был неотложным. Своим, русскоязычным адвокатам, клиенты звонят в любое время суток и возмущаются, когда те осмеливаются не отвечать. «Когда я звоню работнику», - любит говорить один клиент, – «я, конечно, понимаю, что он может быть где-нибудь на переговорах или, скажем, на горшке. Но посреди переговоров можно извиниться и выйти. Да и сколько времени нужно, условно, чтобы сходить на горшок? Двадцать минут? Если мне не ответили на звонок и не перезвонили в течение получаса, я этого специалиста нафиг увольняю». Вы думаете, он шутит?

Когда большая адвокатская фирма из Лондона или Женевы или Тель-Авива занимается делами российского/украинского клиента, тот послушно и чуть ли не с радостью несёт им в клювике полтинник аванса в любой, требуемой ими, конвертируемой валюте и внимательно – thank you so much! – прислушивается к их советам, которые, надо заметить, не особо отличаются от советов его собственного, но местного адвоката, нанятого за пятую часть иностранной цены.

При мне ни один российский/украинский клиент не оспаривал просьбу английского адвоката платить ему 400 – 500 фунтов в час. Бывало, я по собственной инициативе просил для клиента скидку – яжееврей, – и тогда мне говорили: «Рома, не выставляй меня крохобором!» Ни один клиент не разбирал возмущённо расшифровку часов, когда на изучение документа ушло два часа стажёра, три часа адвоката среднего звена и сорок пять минут партнёра, в то время как нормальный адвокато-человек вычитывает тот самый документ за сорок минут, включая перерыв на короткий флирт с секретаршей во время похода на кухоньку, чтобы налить кофе.

Один давний клиент переехал в Израиль из Украины, чтобы его не дожали. Здесь он тоже занимается бизнесом, хотя уже и не в тех объёмах. Он может позвонить в семь утра в субботу, а если я возмущаюсь, говорит: «Так ты выключай телефон». Иногда он посылает на почту документ – не успевает телефон тренькнуть, уведомляя о полученном письме, у меня уже раздаётся звонок: «Я послал тебе список замечаний к договору. Ты сегодня сможешь договор составить? У меня с ними через четыре часа встреча». Сначала ставит задачу, а потом вспоминает сказать: «Привет». Этот клиент платит глобальный месячный абонемент за десять часов работы, который обычно считается по сто пятьдесят евро в час, но яжесвой, поэтому мы часы не считаем, и получается, что я работаю намного больше. Парижскому адвокату, который занимается иском против его бывших партнёров, он платит 550 евро в час по факту отработанных часов. В точности пятого числа каждого месяца.

Моему другу, российскому архитектору, как-то пришлось уехать посреди званого обеда в честь дня рождения супруги, только потому, что его шеф и по совместительству небожитель и сумасброд, вдруг вздумал назначить внеплановую планёрку. Ладно, назначил бы планёрку посреди рабочего дня, так он назначил её в пять вечера в воскресение. А через сорок минут посреди планёрки сам ушёл на торжество двоюродного брата в собственный ресторан и попросил всех приехать снова на следующий день.

Другой сумасброд как-то нанял французского специалиста для разработки бренда корпорации – француз приезжал трижды за полгода в Москву, его встречали в VIP- залах, возили по Москве на Мерседесах, гуляли в лучших ресторанах, селили в президентские номера, и он заработал двести пятьдесят тысяч евро за идею для бренда, которым потом так и не воспользовались. Используемый ныне бренд компании, в итоге, разработали всё-таки местные специалисты. Но француз был стильный и манерный, он советовал и генерировал идеи, и толстосум-небожитель до сих пор ставит всем в пример его гениальный «тач». Он так и говорит: «Тач»!

Несколько лет назад один из клиентов строил огромный дом. Для внутренней и внешней отделки, включая все аксессуары, он привлёк итальянскую мебельную фирму. Задумайтесь – мебельную фирму, которая приняла на себя ответственность за все работы по отделке дома на десятки миллионов евро и накручивала по 40 - 60%, если не все 100%, на стоимость каждой из работ, которые выполняли привлечённые ею же субподрядчики. В этой мебельной фирме работала женщина-дизайнер Синтия, принеприятнейшая тётка, мнение которой почему-то особо высоко ценилось клиентом, и он предпочитал его советам одного из самых опытных израильских архитекторов, которого нанял тоже за немалые деньги. Но она ведь итальянка и наверняка знает лучше!

Этот клиент застрял в семидесятых-восьмидесятых годах прошлого века – он был просто зомбирован итальянцами. На день рождения кого-то из мебельщиков мог запросто подарить Патек Филлип за четвертак долларов. Помню, на званом обеде в московском ресторане после согласования очередного контракта на миллионы сын клиента, подражая и пытаясь угодить отцу, поднял тост и заявил, что милые их сердцу итальянцы стали настолько родными, что с ними даже не нужно заключать никаких договоров. Договоры с итальянцами я всё-таки потом заключил, но что может сделать адвокат, когда клиент говорит ему: «Не нужно от них никаких гарантий, подписывай так»? Так и подписали без гарантий, а потом позолота стала чернеть, панели высохли… Хорошо, хоть убедил клиента оставить десять процентов оплаты по факту приёма работ. Та мебельная фирма уже давно обанкротилась, а Синтия, кстати, построила себе нехилую виллу.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы иностранный адвокат оплачивал расходы своего клиента на десятки тысяч долларов, потому что клиент сейчас в США и вернётся в Москву только через две недели, а платежи срочные? Когда ты становишься «своим», платить за клиента становится в порядке вещей. Естественно, он вернётся и отдаст деньги – может, запозднится на месяц-другой, но оставь неудобства – риск нулевой. Я тоже так делал, потому что был «свой», пока несколько лет тому назад не подвис на пятнадцать тысяч долларов, оплатив личными деньгами счета за электричество, воду и прочее – но клиент решил, что должен только семь тысяч и сказал: «Я приеду и докажу тебе, что ничего не должен». Он приехал и, естественно, ничего не доказал. Пришлось обращаться в суд, чтобы получить свои деньги обратно. Деньги я получил (всё-таки адвокат и за свои права постоять умею), но был вынужден уволиться и клиента потерял.

Знакомый швейцарский адвокат должен был подать срочно иск в суд и выставил клиенту счёт на пятнадцать тысяч франков, включая четырнадцать тысяч за гонорар и тысячу за предстоящие расходы на посыльного и судебную пошлину. Сроки поджимали, помощница что-то перепутала, и клиент перевёл только четырнадцать тысяч. Вы думаете, адвокат подал в суд? Нет, он забрал задолженность за свой гонорар и послал клиенту письмо, что нужно срочно доплатить тысячу, потому что иск необходимо подать в течение четырёх дней. Деньги, естественно, перевели в тот же день и абсолютно без негатива. Это иностранцу – своему адвокату могли бы впендюрить за саботаж. Думаете, если бы я вёл себя точно также с тем московским клиентом и не платил бы за его электричество, у меня могли бы возникнуть с ним разногласия? Я думаю, нет, и мы бы до сих пор сотрудничали.

Уже несколько лет с новыми клиентами с постсоветского пространства я стараюсь держать дистанцию. Благодаря приобретённому опыту, я прекрасно понимаю, что удобнее позиционировать себя иностранным адвокатом, не отвечать на звонки в неурочные часы, не тратить ни копейки личных денег на расходы клиентов, оставаться Рами и больше не превращаться в Рому.