Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:24  /  12.02.18

2869просмотров

Девушка из Беэр-Шевы

+T -
Поделиться:

В торговом центре было людно. Как всегда в обеденные часы по пятницам, за час-два перед тем, как все магазины тут, да и везде в городе, начнут закрываться на субботу, народ суетился, спеша закончить дела. Солдаты тоже заходили сюда с центральной автобусной станции неподалёку, перекусить шуармой с хумусом или треугольником пиццы в одной из забегаловок или просто потусить часок-другой в охлаждённом помещении, вместо того, чтобы ждать на жаре. Они ходили туда-обратно группами по три-четыре человека, расхлёстанные и неряшливые, с рубашками навыпуск поверх потрёпанных, стёртых до бледно-салатного и когда-то тёмно-зелёных военных специализированных штанов дагмах, с огромными сумками-вещмешками и автоматами, болтающимися через плечо – сумки за спиной, автоматы спереди, дулом вниз. Глядя на солдат, я вспоминал те недавние времена, когда сам был таким и искал кондиционированные помещения, чтобы на время спрятаться от жары или просто переждать – в армии время всегда работает на солдат.

Из-за шума и суматохи я уже успел пожалеть, что приехал сюда, но за последние две недели убедил себя, что мне позарез нужны мокасины на лето, и купить их нужно именно в торговом центре в городе, где живут мои родители, когда приеду к ним на выходные. В торговом центре за каких-то десять минут – на это ушло чуть ли не в два раза меньше времени, чем на поиски свободного места на парковке – я обошёл все обувные магазины, но так и не нашёл ни одного подходящего. В фирменные магазины я даже не заходил, а дешёвые отталкивали с порога незатейливым ассортиментом. Как заворожённый несколько раз проходил мимо фирменного магазина "Levi's" на втором этаже, но опасаясь искушения, так и не зашёл туда – новые джинсы я точно не мог себе позволить.

С балкона второго этажа я видел, что Ариэла сегодня тоже работала. Как и в пятницу, две недели назад, она стояла за прилавком-островом, продавая солнечные очки и аксессуары, посреди прохода на первом этаже торгового центра. Тогда я приходил в торговый центр с Олегом и увидел её – высокая, чернобровая, с ярко-красными губами, она эффектно отличалась от двух других продавщиц – и узнал в ней девушку из репатриантского класса на два года младше меня. Правда, три года назад в школе, Ариэла не выглядела столь уверенной в себе и напоминала недоразвитого подростка. Впрочем, наверное, и я тогда выглядел так же.

Пока думал и глядел на неё в тот раз, Олег уже подошёл к прилавку и разговаривал с Ариэлой, оживлённо жестикулируя. Девушка улыбалась, и мне показалось, что через плечо Олега она тоже поглядывает на меня. Я так и не подошёл к ним тогда и отвернулся, делая вид, что высматриваю что-то на витрине магазина рядом, но вместо рубашек, сдерживая сердцебиение, я смотрел на отражение девушки за моей спиной, пытаясь угадать, продолжает ли она смотреть в мою сторону. Олег вернулся через пару долгих минут.

– Это девушка из десятого…?

– Да, Ариэла. Клёвая. Она в последний год встречалась с Алексом.

– Ого. А сейчас?

– Не знаю. Хочешь познакомлю?

На правах почти женатого мужчины и обладателя карлсоновской комплекции, а следовательно, демонстрируя полное отсутствие либидо и в добавок пользуясь репутацией бесцеремонного хохмача и популярного КВНщика, мой школьный друг хвастал свободным доступом к любым девушкам и постоянно заботился о моём благосостоянии.

Мимолётного упоминания Алекса было достаточно, чтобы усмирить на время и моё либидо. Алекс был старше нас лет на пять – настоящий израильтянин, приехавший в страну в малолетнем возрасте, разговаривающий на ломанном русском языке. Высокий, красивый парень из зажиточной семьи – по сравнению с нашими репатриантскими семьями почти все семьи тогда казались зажиточными – ездил на собственной машине, несколько лет встречался с самой красивой девушкой из нашего класса, чем-то напоминал Дилана из сериала «Беверли Хиллз 90210» и считался секс-гигантом. Правда, про Алекса говорили, что он недалёк, с трудом учится и берёт, скорее, своими физическими данными и материальным превосходством, но от этого было не легче. Девушки, которые встречались с Алексом, казались недоступными – мы шутили вслух об их умственных способностях, но про себя думали о том, что нам не сравниться с его способностями мачо.

Я ничего не сказал Олегу и, вернувшись в университет, промучился две недели, убеждая себя, что смогу познакомиться с Ариэлой и без его помощи. В итоге, решил не решать, но мне действительно нужны были мокасины. А ещё, мне совсем нечего было делать в пятницу утром в духоте родительской квартиры, да и папина машина стояла на парковке у дома.

Ариэла была там, и ещё минут пятнадцать я крутился на втором этаже, не решаясь спуститься, а когда, наконец, спустился, за прилавком её не было, и я остановился, в раздумьях рассматривая солнечные очки.

– Тебе помочь? – худая рыжая девушка с веснушками повернулась ко мне.

– Я займусь им, Тали, – Ариэла неожиданно появилась из-за моей спины и встала рядом, не проходя за прилавок.

– Ты был тут с Олегом в позапрошлую пятницу. Хочешь купить очки?

– Нет, если честно… Отвозил знакомого на автобусную станцию и зашёл посмотреть мокасины. – Рами… Я тебя помню по репатриантскому классу в школе. Тебя ведь зовут Рами или Рома, правильно? В этом торговом центре нет ни одного нормального обувного магазина. Рами?

– Как тебе больше нравится, – улыбнулся я. – Можно Рами.

– А я Ариэла.

Мы пожали руки. Её узкая ладонь легко поместилась в моей. Она была тёплая и сухая, и мне не хотелось её выпускать.

– Я помню.

– Правда? А я думала, ты на меня совсем не обращал внимания в школе. Я же была на два года младше, – рассмеялась девушка и зашла за прилавок. – Прости, мне нужно работать.

– Да, конечно, не буду мешать…

Она уже что-то объясняла пожилой женщине, рассматривающей очки. Я постоял ещё пару минут, дожидаясь, пока она освободится и направит на меня вопросительный взгляд.

– Ариэла, можно отвезти тебя домой после работы?

– Нет. Папа за мной заедет. Спасибо.

– Слушай, а ты бы хотела встретиться…? Куда-нибудь сходить вместе… Сегодня вечером или завтра.

– Сегодня не смогу, а в субботу у меня вечерняя смена.

– Тогда как-нибудь в другой раз?

– Конечно.

Кажется, я уже забыл о том, что на протяжении двух недель не мог решиться подойти к ней – этот этап казался пройдённым, будто его совсем не было. О том, что не купил мокасины, я тоже не думал. «Надо будет узнать её телефон у Олега», – решил я, успокаивая себя тем, что однозначного «нет» со стороны девушки вроде бы не прозвучало.

*** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** ***

Обычно от родителей я возвращался в университет по вечерам в субботу. По воскресениям с раннего утра автобусы всегда были заполнены солдатами, возвращающимися на базы, и поездка в Хайфу занимала чуть ли не на два часа больше. Тем не менее, в эту субботу я решил не уезжать в Хайфу, и в восемь тридцать вечера снова направился в торговый центр. На этот раз я поднялся на дальнем эскалаторе, в противоположном от прилавка Ариэлы конце торгового центра, прямиком пошёл на второй этаж в магазин Levi's, где потратил на новые джинсы чуть ли не весь накопленный за последние месяцы экономии НЗ, легкомысленно нанеся непоправимый ущерб собственному бюджету и обрекая себя на несколько недель студенческих обедов и ужинов всухомятку.

Довольный покупкой, я спускался на первый этаж на противоположном эскалаторе, от которого нельзя было пройти, не встретившись с Ариэлой. Она действительно работала в вечернюю смену – девушка стояла в углу прилавка и широко улыбалась мне, как старому знакомому. С фирменным пакетом от Levi's, уверенным в себе победителем, даже не думая о том, что сомнения и подсчёты урона бюджету обязательно ещё настигнут меня днём позже, я подошёл поздороваться с девушкой, подбадриваемый её улыбкой.

– Ух ты! С обновкой! Что купил?

– Джинсы.

– Класс! Ты не искал мокасины?

– Ну, их тут не найти. Я давно хотел новые джинсы, и вот…

– А я вчера подумала, что зря не согласилась, чтобы ты меня отвёз. Папа задержался на работе, и я ехала домой на автобусе.

– Жаль… Я бы тебя с удовольствием отвёз.

– Да. Давай встретимся на неделе?

– Было бы здорово, только я учусь в Хайфе и приезжаю сюда по выходным, раз в две недели.

Мы попрощались, и я подумал, что снова проявил себя неисправимым лохом, и ушёл, даже не попросив номера её телефона. У выхода из торгового центра я ненадолго задержался у лотка, выбирая безделушку для племянницы и размышляя, не вернуться ли обратно. Ничего в итоге не выбрал и когда повернулся, натолкнулся на Ариэлу – она стояла, улыбаясь рядом со мной.

– Ой, ты ещё не ушёл.

– Да, я хотел вернуться, попросить номер твоего телефона.

– А я хотела догнать тебя, дать тебе номер и спросить, не подвезёшь ли ты меня сегодня. Папа опять не может… – девушка посмотрела на меня с хитринкой.

– Легко.

– Вот, держи! – Ариэла протянула визитку с написанным от руки карандашом номером телефона. – Я сегодня отпрошусь пораньше и через сорок минут буду свободна.

*** *** *** *** *** *** *** *** *** *** *** ***

Говорят, Беэр-Шева разрослась и очень изменилась за последние двадцать лет. Не знаю – родители давно оттуда уехали и приезжать больше не было причин … Тогда, в девяностые годы, при скудном выборе ресторанов и финансовых средств, чтобы по ним ходить, по вечерам можно было слоняться по торговому центру возле центральной автобусной станции или ходить гулять в парк, рядом с мостом в районе Хэй. Конечно, можно было ещё пойти на дискотеку в старом городе, но на дискотеки я никогда не был ходок.

То, что мы тогда называли парком в районе Хэй, было слишком громким названием и даже близко не напоминало парки городов, откуда мы приехали – несколько дунамов лужайки с пожухлой местами травой окружали несколько десятков пальм и густые кусты. Тут и сям лужайку пересекали асфальтированные дорожки с каменными скамейками. Свет фонарей придавал определённую безопасность. Подростками в школьные времена мы собирались в парке большой компанией, курили полулёжа на траве и, когда появлялись деньги, пили пиво. В кустах на краю парка особо удачливые и дерзкие, обычно израильтяне вроде того же Алекса, уединялись с девушками, обычно новыми репатриантками из нашей компании, и занимались тем, для чего в более зрелом возрасте и при деньгах снимают на несколько часов номер в гостинице. Они же потом распространяли легенды о своих подвигах – кто сумел быстро расстегнуть девушке бюстгальтер, кто сколько раз вставил и как пахнет палец вставленный девушке между ног. Менее успешные, чем они, безденежные и ещё девственники, мы слушали эти рассказы взапой и завидовали.

В тот субботний вечер, прежде чем отвезти Ариэлу домой – она ушла со смены за два часа до конца рабочего дня, и время у нас было – мы заехали прогуляться в парк. Я не был там три или четыре года, но он не сильно изменился. Правда, нигде не было видно молодёжных компаний, как тогда, а по дорожкам прогуливались редкие парочки. Мы тоже погуляли там минут пятнадцать, иногда словно ненароком касаясь друг друга локтями и ладонями, не решаясь взяться за руки, пока не присели на каменную скамью под фонарём.

Уселись мы на скамью как-то неправильно для первого свидания, учитывая, что до того даже ни разу за руки толком не держались – сначала сел я, а потом Ариэла то ли неловко, то ли нарочно пошатнулась, потеряв равновесие, плюхнулась и села слишком близко ко мне, считай, чуть ли не на левую ногу и очутилась в моих объятиях, лицом в каких-то сантиметрах от моего. Инстинкт сработал быстрее мысли – наши губы встретились, и мы целовались долго, пока дыхания хватило, а потом снова и снова, пока жёсткая скамейка и неудобная поза не дали о себе знать.

Наконец, мы встали со скамейки и, обнимаясь, пошли по траве в сторону машины. Проходя мимо кустов, оба, видимо, подумали об одном и том же – Ариэла повернулась ко мне, и мы снова начали целоваться страстно.

– Ты, когда ни будь был тут…?

– Нет, а ты?

– Ого, как ты меня хочешь, – её рука нащупала то, что искала между моих ног.

Складно говорить не получалось. Мысль о том, что она скорее всего уже приходила сюда с Алексом, меня не смущала, и в порыве, не рассоединяясь, мы упали на траву. Продолжая целоваться, я уже приспустил её брюки и начал освобождать бёдра от трусиков, когда она повернулась от меня и привстала.

– Прости… не могу. У меня эти дни… Я совсем забыла.

Через минуту мы уже стояли, отряхиваясь. Отряхивались от травы, но ощущение было как будто отряхиваемся друг от друга. Говорить совсем не хотелось, и мы пошли к машине молча, снова едва касаясь друг друга локтями и ладонями. Ехали от парка недолго – Ариэла показала мне подъезд своего дома и попросила проехать ещё сто метров.

– Не провожай меня, пока, хорошо? – она наклонилась ко мне для поцелуя, и её рука снова оказалась между моих ног. – Знаю, что я плохая девочка, могла бы и помочь тебе.

Не в тему подумалось, что против лома нет приёма. Я подставил сомкнутые губы и на поцелуй не ответил.

– Ни в чём себе не отказывай!

– Я подумаю. Пока!

Продолжение...