Подписка на Снобе подходит к завершению. Кто мог знать тогда, февральским вечером в номере киевской гостиницы, когда я ещё даже не начинал писать рассказы, и мне предложили попробовать зарегистрироваться на полгода, что за два года и месяц я опубликую тут больше ста пятидесяти статей, рассказов и эссе… Лично я ни за что бы не поверил!

Всё начиналось со статьи о Дмитрии Каменщике «В России всё можно, пока кто-то не решил, что нельзя...» Символично, но и в своём последнем эссе на Снобе – пока не решил, возобновлять подписку или нет – я тоже напишу пару слов о Каменщике.

Мои статьи о ситуации в деле Каменщика не были заказом, хотя долгие годы я представлял в Израиле интересы человека, Каменщику не постороннего. Впрочем, со слов приближённых к Каменщику, ему самому это было неизвестно. В апреле 2016 года эти приближённые сначала связались со мной поблагодарить от имени шефа за статьи и поддержку, утверждая, что САМ даже прислушивается к моим рекомендациям, а потом, по их наводке, некий юрист из «Домодедово» по имени Александр Харламов обратился ко мне заказать юридическое экспертное заключение. Заключение в итоге не понадобилось, во многом благодаря моим советам, но поработать всё-таки пришлось немало, и со слов Харламова я знаю, что работой остались довольны.

Правда, кроме благодарности и обещаний того же Харламова – все переписки я заскринил и сохранил – за пятьдесят часов работы мне так и не заплатили. Эпопея тех переписок и обещаний по поводу оплаты интересна сама по себе. Какую только лапшу с августа 2016 года не вешал мне на уши домодедовский коллега Харламов – прошло больше года, пока мне согласовали выставить счёт, но и после этого меня продолжали кормить завтраками. То со слов Харламова оплатами занимается лично шеф, то якобы по утверждению бухгалтерии мои банковские реквизиты некорректны (они устраивали всех, но не бухгалтерию «Домодедово»), то появились затруднения в связи с оплатой мне как к заграничному поставщику без договора. Однажды даже возник пикантный вопрос, не прошу ли я денег за статьи поддержки на Снобе, потому что оплатой таких вопросов занимается другой отдел – мне пришлось убеждать Харламова, что мои статьи на Снобе были моей личной и безвозмездной инициативой, за которую я не просил денег. Переписки с Харламовым достойны отдельного рассказа, который я как-нибудь опубликую…

Я так и не узнал, действовал ли Харламов самостоятельно или по просьбе самого Каменщика. Не исключу, что для Большого человека факт моей задействованности Харламовым может оказаться неожиданностью, и САМ даже не подозревает о просьбе оплатить работу – не факт, что ей дали взобраться на его Олимп! Так или иначе – будете иметь дело с Александром Харламовым, лично или как представителем «Домодедово», всегда просите оплату вперёд.

Но хватит о Каменщике и Харламове – те четыре абзаца, что я уделил им, это уже too much. Напоследок, несколько слов о Снобе.

В начале 2016 года мне повезло застать ещё вполне живой проект с активными участниками – помню ту зависимость, когда утро начиналось со Сноба, и вечер заканчивался им же. Уже тогда многие говорили, что Сноб – не такой как был, но я не знал, каким он был, и меня всё устраивало. О том, что всё сошло на нет, много писали и без меня.  Сегодня Сноб – это всего лишь площадка для платных публикаций, которую по инерции ещё читают. Мотоцикл давно украли, а привычка заводить его по утрам осталась.

Полагаю, что причина медленной смерти проекта не в смене дизайна сайта и не в пошаливающем новом движке, так и не освоенном программистами. В последнее время я всё больше убеждаюсь, что настоящая причина в изменении приоритетов собственника – ни для кого не секрет, что редакция нового Сноба перестала быть Дорогой и уже не интересуется «рядовыми» блогерами, а на привлечение лидеров мнений не хватает средств. Обратная связь с блогерами полностью отсутствует – на личные сообщения не отвечают, предложения сотрудничества игнорируются, а блогер, регулярно публикующий на проекте все свои произведения, ничем не отличается для новой Редакции от рекламного дятла, который за несколько баксов в день чуть ли не ежедневно спамит ленту, рекламируя собственную практику или офшоры. После сокращения ленты блогов подписка на проекте осталась полезной только рекламодателям и для перепостов в собственный ФБ – в Фейсбуке всё-таки удобнее публиковать ссылку, а не текст целиком.

В последнее время я почти не захожу на сайт Сноба – мне совсем не интересны публикации и участие в дискуссиях проекта. Живые дискуссии с занятными репликами интересных людей, которыми когда-то так славился Сноб и которые я успел застать в 2016 году, уже давно не те – человек десять активных всё ещё создают свой закрытый социум, комментируя заумные тексты о высоких материях, постичь которые могут только немногие одарённые, к которым я себя не причисляю. Среди комментирующих тексты образовались касты – физики варятся в собственном соку, в дискуссиях к остальным текстам участвуют два или три человека и только, когда речь заходит о предстоящих выборах или об Украине, происходит ненадолго некоторый симбиоз комментирующих, но их всё равно не больше десятка.

Подписку решил не продлевать. С ударением на слове «пока», которого в предложении нет :) Зарекаться, что больше никогда не вернусь, не стану – для самого себя я всё ещё идентифицируюсь с площадкой, давшей мне узнаваемость, и совсем уйти, плюнув в колодец, будет сложно. Кроме того, даже с четырьмя или шестью блогами в ленте, Сноб всё ещё остаётся выгодной рекламной площадкой для тех, кто хочет, чтобы их текст просмотрело больше тысячи человек, а с просмотрами у моих текстов на Снобе никогда не было проблем.

А пока те, кому я интересен, всегда найдут меня на Фейсбуке. Остальным – до свидания!