Все записи
МОЙ ВЫБОР 10:09  /  31.07.18

3384просмотра

Полёт в Амстердам

+T -
Поделиться:

На свою круглую дату решил слетать в Амстердам. На бонусные мили получил от национальной авиакомпании Израиля бесплатный билет бизнес-класса, раздал поручения работникам и ранним утром следующего дня уже бодро закатил тролли в салон самолёта.

Сидение 11К рядом с моим 11Н занимал приземистый пузатый копошун в кипе. За пятнадцать минут до вылета мой сосед разложил на сидении чемодан, выудил оттуда полотенце (талит) и коробочки (тфилин) и повис надо мной в утренней молитве. Ещё не было шести утра, и я собирался весь рейс проспать. Бормотание копошуна вперемешку с шумом разогревающегося мотора пошли впрок, и, когда самолёт взлетел, я лишь на пару секунд прервал четвёртый сон, чтобы нажать на кнопку, превращающую сиденье в кровать.

Посередине восьмого сна я проснулся от рокота мотора прямо в салоне бизнес-класса слева от меня. К счастью, никакого мотора в салоне я не обнаружил – его шум имитировал раскатистым храпом мой сосед с места 11G. Я отвернулся от него направо, только чтобы обнаружить, что копошун превратился в пожилую женщину очень больших размеров – та спала в кресле копошуна, возвышаясь надо мной животом и грудью. Женщина была такая большая и, заполняя собой кресло, лежала так близко, что ощущение было, будто я сплю с ней в одной кровати.

Я подумал, что в жизни не спал с женщинами такого возраста, не говоря уже о женщинах такой комплекции, и снова повернулся на спину. Под оглушительные звуки храпа я полежал ещё минут двадцать, не смог заснуть и нажал на кнопку Relax, превратившую сидение в нечто фламингообразное, чтобы вытащить комп и начать писать этот рассказ. Женщина справа приоткрыла левый глаз:

– Ну ты и храпишь!

– Это не я…

Женщина внимательно посмотрела на меня и, убедившись, что храп доносится извне, приподнялась и заглянула в мой компьютер:

– На каком языке ты пишешь?

– На русском.

– Меня зовут Сара.

– Хм… Я Василий, – почему-то вместо меня сказал мой рот.

Минут десять Сара молчала, размышляя о своём, а я печатал.

– Ты уже завтракал?

– Нет.

– А я бы поела.

– Я не кошерный, - подумал я, но тактично промолчал.

Сара позвала стюардессу и заказала два завтрака – один с яичницей, а второй фруктовый.

– Я не голоден.

– Не пропадёт.

Сара взяла себе сначала завтрак с яичницей, угостила меня кусочком хлеба с джемом, а потом закусила фруктовым завтраком.

– Хочешь? – она наколола на чистую вилку от второго завтрака половинку консервированного персика и протянула мне.

– Нет, спасибо.

– Зря.

Я продолжал печатать рассказ, одним глазом подглядывая на большой экран телевизора впереди, где показывали новую «Расхитительницу гробниц». Но с Ларой Крофт не Анжелиной Джоли фильм не смотрелся.

– Скучно с тобой, – обиженно сказала Сара, повернулась лицом к окну, а ко мне необъятным, и заснула. Рассказ не писался, и я досмотрел Лару Крофт, одновременно слушая в наушниках музыкальный канал семидесятых.

Храп слева уже не казался таким громким, а наоборот – монотонным и успокаивающим. Свыкнувшись, что придется спать рядом с женщиной намного старше и крупнее меня, я снова разложил кресло в кровать и заснул. Проснулся я от нежного похлопывания стюардессы по плечу. Кто-то заботливо накрыл меня одеялом, а стюардесса ласково убеждала меня разворошить уютный кокон и выпрямить сидение, чтобы самолёт мог приземлиться. Я отметил полное отсутствие логики в просьбе стюардессы – какая разница самолёту, в каком положении расположено моё кресло – и обнаружил, что справа от меня Сара снова превратилась в копошуна, что-то вычитывающего в молитвеннике.

Я было подумал попросить его перестать бормотать и начать читать про себя, но промолчал, решив, что про копошуна в молитвеннике точно ничего не написано.

– А где Сара?

Он с минуту смотрел на меня подозрительно и, вероятно, чтобы не было никаких сомнений и ложных представлений, заявил:

– Сара моя жена!

– Я не возражаю. Она съела мой завтрак.

Копошун молчал минут пять, видимо обрабатывая новую информацию. Самолёт начал снижаться.

– Сара в эконом-классе, мы поменялись местами, – сказал копошун. - Я Ицхак.

– Тимофей, – ответил я, и мы пожали руки. Я хотел сказать ему, что не имею никаких намерений по поводу Сары, но промолчал. 

Копошун разговорился, обнаружив во мне не соперника, а соотечественника, хоть и со странным именем. От предложения взять вместе такси в город я отказался. Пока шли на посадку и заруливали к рукаву, он рассказал, в какой гостинице они с Сарой остановятся, и поделился детальным планом на ближайшие три дня пребывания в Амстердаме. Я постарался запомнить их план, чтобы в городе с ними не пересекаться, с радостью отметив для себя, что их целомудренно-кошерная программа не включает посещение кофешопов и Квартала красных фонарей. На всякий случай копошун дал мне свой номер телефона: «Будешь в Иерусалиме – звони».

Я сказал, что живу в Эйлате, и вместо своего номера дал Ицхаку телефон знакомого архитектора, регулярно засоряющего мой Ватсапп спамом и еврейскими анекдотами. Ещё через пару минут мы, наконец, припарковались у спасительно протянутого рукава амстердамского аэропорта. Под звуки приближающейся к Ицхаку Сары, подбадривая себя припевом «Нас не догонят», я поспешил первым выйти из самолёта.

День рождения начинался с правой ноги…