Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:57  /  15.08.18

1712просмотров

Армейский Билл Косби

+T -
Поделиться:

Вспомнил об этом эпизоде из-за скандальных новостей про комедианта Билла Косби, сериалы которого я обожал смотреть в середине девяностых. Впрочем, вспомнил совсем в ином контексте... Но обо всём по-порядку.

*************************************************************************************************************** 

Год 1993. В полдень на площадке перед штабом было жарко. Нас выстроили в честь назначения нового Главного Офицера Танковых Войск, но Бригадный Генерал задерживался, и мы так и стояли – больше часа под июльским солнцем и буравящим хуже солнцепёка взглядом прапорщика Битона, подсматривающего за нами из-за будки охранника у ворот.

Принести воды не догадались. На зависть, будка охранника создавала иллюзию тени, и оттуда выглядывал Битон. Он мог одновременно видеть нас – ненавистных ему, стоящих неровным рядом, непривыкших к дисциплине штабистов – и смотреть на дорогу, чтобы самому первому увидеть командирский Пежо.

Огромный, в почерневшей от ручьёв пота гимнастерке Закс предложил забить на Битона и отойти в тень под навес автомобильной стоянки в десяти метрах, но никто даже не успел разбить ряд – тут же из будки пулей выскочил прапор и хриплым криком сообщил о всех возможных и доступных его полномочиям карах.

Правда, полномочий у прапора было мало. Половина солдат были добровольцами из США, днями и ночами набиравшими что-то секретное на компах, остальные были травмированными ветеранами танковых частей или добровольцами по состоянию здоровья и могли предъявить Битону внушительный пакет справок от врача, категорически запрещавших оставлять их на гауптвахте. Мы знали об этом и чуть ли не каждый день злоупотребляли привилегиями, сосредоточив месть госслужбе именно на прапоре. В ответ, правда, он тоже мстил как мог.

Посреди воплей кто-то показал Битону на рядового Коэна – худого альбиноса, освобождённого от службы и поступившего в армию добровольно. Тот стоял покрасневший и обессиленный и, хотя ещё не дымился, глядя на него, невольно вспоминались выставленные средь бела дня на солнце вампиры. В голове прапора что-то медленно повернулось, он нахмурил лоб и несколько минут в недрах его мозга со скрипом происходил незатейливый мыслительный процесс. Пока Битон думал, его помощник Амир – по кличке Ясир (в честь того самого – из-за носа с горбинкой и россыпи прыщей с белыми вершинками, привольно разбежавшихся по щекам) – уже подхватил Коэна и вёл его под тент автомобильной стоянки.

Воспользовавшись сбоем в потоке сознания Битона, Рои и Эли побежали за водой и принесли сразу по два джерикана мутной, но прохладной жидкости, свободно вытекавшей из трубы за флигелем библиотеки. Предыдущие опыты – сначала на собаках, а потом на Ясире – показали, что эту воду вполне можно пить. У Ясира от неё даже подсыхали прыщи.

Чтобы не потерять лицо от повального срыва дисциплины, Битон вернулся к будке охранника и стоял там на шухере, подстерегая машину Бригадного Генерала. Кроме брезгливой секретарши штаба, под предлогом оказания неотложной помощи с Коэном возились чуть ли не все, пока вдоволь не напились и не начали обливать друг друга остатками воды. Через десять минут разгильдяйства с водными процедурами прапор покинул свой пост у будки и с середины авансцены приказал всем возвращаться, а всё ещё полуобморочного Коэна прислонили к столбику в тени на стоянке.

После водных игрищ вид у нас был, скажем так, не очень – мокрый и не по-армейски помятый, и Битон уже собирался в очередной раз вырывать остатки седых жидких волос с видавшей лучшие времена головы, но, в итоге, решил себя помиловать и нервно начал что-то выговаривать Ясиру. В это время незамеченным из-за суматохи на базу въехал командирский Пежо.

Из-за подпирающего столб стоянки Коэна, почти такого же белого как столб, но всё-таки отличимого от столба зеленью формы, водителю не удалось завершить парковочный манёвр, и он поставил машину криво. Бригадный Генерал вышел из машины, прошёл мимо вытянувшегося в струнку Битона и встал посередине, недоверчиво хмурясь и оглядывая нас, мокрых и расхлёстанных, стоявших ломаным полукругом вместо прямого строя. Неожиданно подумалось, что в отличие от Битона, полномочий Бригадного Генерала хватит на бесконечное количество гауптвахт, несмотря на все справки от врачей, и мы синхронно начали семенить назад, выравнивая полукруг.

– Равняйсь! – из-за спины Бригадного Генерала хрипло проорал Битон, нарушая образовавшуюся тишину. От неожиданного крика над самым ухом Бригадный Генерал вздрогнул, потом обернулся и посмотрел на Битона так, что тот снова вытянулся и превратился в камень.

Мысленно мы уже готовы были огребать. Вдруг в правом конце линии произошло неожиданное движение – это Ифат, секретарша штаба, побрезговавшая водой и участием в процедурах спасения Коэна, упала в обморок. Бригадного Генерала боялись, и в течение бесконечно длившихся секунд к девушке так никто и не подошёл.

– Ну что ты стоишь? – недовольно глядя на Битона, пробасил командир и потребовал отвести девушку в медчасть. Битон выходил из ступора долго и когда очнулся, Ифат уже сопровождала в медчасть добрая половина солдат.

Праздничная линейка не удалась.

 – Не могу понять, то ли я Майкл Джексон, и девушки, видя меня, в обморок падают, то ли я Медуза Горгона и превращаю прапоров в камень, – решил пошутить Бригадный Генерал, но все оставшиеся из числа тех, кто не додумался сопровождать в медчасть Ифат, так и продолжали стоять молча, не зная, как реагировать, но уже понимая, что пронесло. Один Битон, ловя момент, услужливо хохотнул, но под взглядом командира понял, что как раз ему лучше помолчать.

 – Не смешно? Ну, хорошо, что я хотя бы не Билл Косби! – подытожил для себя Бригадный Генерал, постоял немного, разглядывая сильно поредевший ряд, и, пробормотав что-то себе под нос, прошёл мимо нас в штаб.