Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:58  /  26.09.18

9866просмотров

Клиент из Грузии

+T -
Поделиться:

Фото с сайта livejournal.com

Друг Гера подкинул клиента. Сказал, что тот ещё при Саакашвили занимал пост то ли депутата, то ли министра, и точно упакованный. Ему был нужен адвокат в Израиле. Гера позвонил около восьми вечера, аккурат когда я проходил паспортный контроль в Киеве:

– Пусть наберёт меня завтра уже, окей?

– Да не вопрос! Ты только мой интерес забей, хорошо?

– Непременно, дружище! Вот только девушке в будке от тебя привет передам.

Наталка из будки посмотрела на меня недобро, и я начал опасаться, что мой визит в Незалежную начнётся с не той ноги, отключил телефон, поднял руки и сделал вид, что сдаюсь:

– Здравствуйте, Наталья Витальевна! Простите, тут мне один балбес звонил.

– Обложку с паспорта снимите.

– Ради вашей улыбки я всё, что надо, сниму!

Пмсное лицо пограничницы с нездоровой кожей сменило гнев на милость, и мне отдали раздетый паспорт. Я прошёл небезпеку, включил телефон и обнаружил в Вайбере сразу пять пропущенных звонков с незнакомого номера, начинающегося с +995. Я пропустил ещё два звонка, пока торговался и садился в такси и ответил лишь, когда машина выкатила на трассу Борисполь – Киев.

– Слушаю вас.

– Это Рами, да?

– Рами, да, Рами, – я почему-то вспомнил эпизод с зайцем-каратистом из «Ну! Погоди».

– Мена завут Каха. Тебя мне Тимур рекомендовал. Ты юрист в Израиле, да?

Ответа собеседник не дождался. От потока сознания Кахи мой пакет Интернета в роуминге грозился истечь в первый же день. Я слушал его и одновременно по громкой связи женщину, которая объясняла водителю моего такси – его звали Васыль, – как нельзя поступать. На каком-то этапе я понял, что легче вникаю в жизненную ситуацию Васыля, чем в дебри Кахиного рассказа, и несколько раз пытался попросить собеседника всё-таки позвонить мне утром.

Не слыша моих просьб – всё равно что политик, толкающий речь по радио, абсолютно игнорируя вопросы журналиста, – Каха продолжал повествование без точек и запятых ещё минут шесть-семь. Я усиленно старался сосредоточиться и не слушать оправдания Васыля и, наконец, прервав словесный поток Кахи, сказал ему, что без документов юристу никак. Это, наконец, сработало!

Договорились, что Каха пришлёт документы на почту – я тут же выслал адрес ему на Вайбер, – и мы созвонимся завтра утром. Файлы с переводом на английский пришли на мейл минут через пятнадцать – я как раз высаживался из такси и заходил в отель – и вдогонку сообщение в Вайбере:

– Палучил?

– Получил, – ответил я, отрываясь от гостевой карты на стойке "Премьер Паласа".

– Завтра утром пасмотришь?

– Посмотрю.

– И пазванишь?

– Позвоню. 

***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

Для знающих толк десять вечера в Киеве – всё-таки время детское. До встречи с клиентом в ресторане неподалёку от "Интерконтиненталя" оставалось минут сорок, и я успел бегло просмотреть документы, которые прислал Каха. Израильская компания учредила дочку в Грузии, та выиграла подряд и совместно с грузинской компанией Кахи обеспечивала строительный тендер. Сотрудничество завершилось судом, постановившим, что грузинская дочка израильтян должна выплатить Кахиной компании что-то в районе полмиллиона долларов.

Тусовка с киевским клиентом закончилась в начале третьего ночи. Рабочий день, соответственно, начинался в районе одиннадцати, но волей судьбы в моём Вайбере появился Каха, и выспаться в то утро мне не удалось. Пропущенные звонки начались с полвосьмого утра. Ругая самого себя, я включил забытый с ночи тихий режим, но уснуть уже не мог. Примерно в девять, после десяти с копейками пропущенных звонков, я всё-таки решил ответить. "У меня есть пастановление суда в Тбилиси, – с места в карьер пустился мой собеседник. – Я хачу взыскать с них деньги в Израиле".

Первым делом разместившись на широком подоконнике с бесподобным видом на запорошенные снегом, слегка обветшалые, но такие родные киевские крыши, я попытался объяснить собеседнику, что израильские суды не особо признают решения грузинских судов, и придётся доказывать независимость и объективность правосудия в Грузии. «Дакажем», – лаконично и уверенно ответил мне визави.

Вторым по очереди последовало объяснение, что среди документов я не нашёл постановления суда непосредственно против израильской компании, а только против её грузинской дочки. «Там есть», – не менее уверенно, чем прежде, прервал меня собеседник. «Мы пока в суд не будем падавать, харашо? Ты им письмо напиши, и они заплатят».

Третьим, естественно, встал вопрос моего гонорара. За письмо я попросил пятьсот баксов, и в ответ мне было обещано десять процентов от шкуры израильского медведя по факту получения денег. Договорились, что я напишу письмо через три дня, когда вернусь в Израиль, но уже на следующие сутки я получил от Кахи сообщение с вопросом, написал ли я письмо. Я ответил лаконично: «Послезавтра» и, видимо, его убедил.

***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

Письмо в компанию я написал в срок после возвращения в Израиль, как и договаривались. Нашёл в Интернете реквизиты фирмы и вдобавок послал письмо по факсу. Каха позвонил в обед:

– Они атветили на письмо?

– Нет. Я же только его послал.

– Ты можешь паехать к ним и передать лично?

– Зачем? Мы послали письмо по факсу, и секретарша подтвердила, что факс получен.

– Так принято?

– Конечно!

– Харашо! Спасибо, дарагой!

На следующий день вопрос, получен ли ответ, повторился. Через два дня Каха снова спросил, ездил ли я передавать письмо лично. Мы решили ждать ответа две недели, но по истечению этого срока никакого ответа так и не последовало. Снова заговорили про необходимость подавать в суд, и я невзначай напомнил, что мне так и не прислали документ, где указано, что постановление действует против израильской компании наряду с её грузинской дочкой. Собеседник ответил с апломбом: «Не беспакойся, всё есть».

– Каха, давай, может, я поговорю с вашим адвокатом и объясню ему.

– Зачем?

– С пакетом документов, который ты дал, я не могу идти в суд.

– Пачему?

Как-то раз в израильской армии наш отряд отвели в кино. Прапорщик вышел из зала за пятнадцать минут до конца сеанса, хриплым голосом заявив во всеуслышание: «Я понял пуэнту». В общем, в этот момент разговора с Кахой я совершенно точно понял, что «понял пуэнту» – собеседник считал, что знает, как работают израильские суды, лучше меня, и в его голосе слышалось недоверие вкупе с разочарованием: «Паслушай! Гера же тебя рекомендовал. Как бальшого специалиста в сваей области рекомендовал. Специалиста!»

Специалист, тем временем, недоумевал, как доступно – уже в который раз – объяснить клиенту, что невозможно подать в суд о признании постановления грузинского суда против компании, только на основании постановления суда против её грузинской дочки. Клиент, со своей стороны, видимо, читая между строк того самого постановления суда, утверждал, что такое постановление есть. Говорили мы вокруг да около долго, каждый повторяя своё. Доказывали, что нет сестры, но по ощущениям она всё-таки где-то была. Возникшие разногласия казались настолько непреодолимыми, что в итоге я рекомендовал Кахе найти другого специалиста. На том и расстались.

 ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

Кахин Вайбер молчал с неделю. Звонок разбудил меня в пятницу в полвосьмого утра…

Продолжение следует...

Комментировать Всего 11 комментариев

Ой, Рами, спасибо огромное! Так порадовал!!! Я ржала в голос, сначала читала молча, потом ещё раз - вслух, чтобы ещё и сын поржал. Второй раз ржали дуэтом. "Вечер перестаёт быть томным". Настроение прекрасное!!!

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Спасибо, Лиза! Теперь и моё настроение прекрасное!

А знаешь, что особенно ценно в этом рассказе? Я уже потом смекнула, когда проржалась. Это очень трогательная история о близости людей. Украина, Грузия, Израиль, Россия... Вот пишу этот список - он кажется сегодня слишком сильно эмоционально заряженным. Настолько сильно, что этот ряд вызывает напряжение даже у меня, той, которая сама его написала. А ведь человеческие судьбы так связаны, что в этом пространстве человечности нет тех ужасов, которые навязаны нам политиками. В этом тексте нет границ, нет противостояний, нет войны. Есть добрая улыбка и очень много гуманизма, основанного на большой человеческой любви... Я в России, ты в Израиле, Васыль в Украине, Каха в Грузии... И это единое пространство писателя, героев и читателя. Мне было очень мирно в этом пространстве. Это та минута внутреннего покоя и гармонии, о которой я мечтаю как человек вне политики. Даст Бог, когда-нибудь это спроецируется на реальный мир... 

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Сразу подумалось "и всех объединяет адвокат") Но твой посыл мне намного больше нравится! Аминь!

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин, Лиза Питеркина

Адвокат - это защитник. Миру нужна защита от безумия. Иначе, блин, все сдохнем, задохнувшись в национальной вражде и ненависти.

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Адвокаты помогают сторонам добиться компромиссов. О компромиссах говорят "хороший компромисс, когда обе стороны недовольны". А улыбка просто сближает людей)

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

А когда выйдет продолжение? Не затягивай)))

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник, Лиза Питеркина

Решил не напрягать никого лонгридом. В воскресенье будет. 

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина, Рам Юдовин

Две страницы текста ещё не лонгрид))). Подождем )))

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Приятно познакомиться! пишите Вы отлично) рассказ тоже прекрасный!

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Спасибо! И мне очень приятно!