Все записи
МОЙ ВЫБОР 09:59  /  30.09.18

6642просмотра

Клиент из Грузии. Продолжение

+T -
Поделиться:

Фото с сайта www.pikabu.ru

Читать начало...

Кахин Вайбер молчал с неделю. Звонок разбудил меня в пятницу в полвосьмого утра…

– Я падумал. Приезжай к нам на пару дней и со всем разберемся.

– Хорошо.

– На следующей неделе можешь?

Я мог. Но тут оказалось, что клиент совершенно не готов обсуждать стоимость приезда. В ответ на просьбу заплатить четыре тысячи евро плюс расходы Каха несколько раз повторил: «Не беспакойса» и рассказал, как меня будут принимать в Тбилиси. Зная, что грузины, в общем-то, и не умеют по-другому, в радушном приёме я не сомневался.

В Тбилиси, один из моих любимых городов, очень хотелось! Друг Гера убеждал непременно лететь, слёзно жалея, что не может полететь со мной. Шрам от удара граблями в напоминание о давней, не оплаченной командировке в Минск уже давно перестал саднить. Мы сошлись на двух тысячах, включая полёт с оплатой наличными на месте назначения. Я почему-то вспомнил выкрики рыночных глашатаев: «Покупайте! Хозяин сошёл с ума!» и недолго думая заказал билет.

***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

Самолёт приземлился в аэропорту имени Шота Руставели в полдень. Тбилиси встретил пасмурным мартовским днём, сочившимся через испачканное и всё в подтёках стекло «Шевроле» с правым рулём. Впрочем, это не мешало мне смотреть на город блестящими глазами – есть города, приезжая в которые, всегда хочется улыбаться!

Из гостиницы мы сразу поехали в ресторан. Небритый и покрытый густым волосяным покровом везде, кроме продолговатой лысой макушки головы, Каха оказался приземистым и сбитым, а-ля Джордж Костанза из сериала «Сайенфелд», с характерным, по-грузински тяжелым подбородком и прямоугольным затылком.

В ресторане в духе грузинской гостеприимности, несмотря на просьбы и уверения, что по вечерам столько еды в мой желудок не помещается, хозяева решили кормить меня на убой. Я всерьёз подозревал, что стоит мне отказаться, они начнут пихать в меня хинкали и шашлыки силой. Папино «Ешь через не могу» из моего детства и рядом не стояло! Благо килограммы еды запивались реками вина и чачи, а по сцене под звуки грузинской музыки, время от времени выкрикивая что-то торжественное, прыгали подтянутые ребята в узких черных полуштаниках.

На седьмом шашлыке и пятой бутылке вина выяснилось, что мы ждём Кахиного адвоката. Адвокатом оказалась невысокая густобровая девушка по имени Кэти – она принесла портфель с документами, и, чтобы не пачкать их, мы пересели за соседний стол. Говорили недолго – я показал Кэти постановление суда и спросил, есть ли в деле документ, указывающий на израильскую компанию, как на солидарного с грузинской дочкой ответчика. Кэти сказала: «Я это исправлю», и мы договорились продолжить разбор полётов на следующий день в офисе Кахи.

***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

Из гостиницы меня забрали в одиннадцать утра. До этого я созерцал опухшего себя в зеркале, зарекаясь в течение недели не есть мясо-мучного и больше на грузинские пиршества не ходить.

Офис Кахи находился на третьем этаже старого, давно не ремонтированного здания в духе конторы «Рога и Копыта». Не исключу, что именно это и означала витиеватая надпись на грузинском поверх покрытой драным поролоном входной двери. Кэти тут же протянула мне исправленное постановление суда, указывающее двух ответчиков, и её эффективность навела меня на мысль, что теперь я точно смогу доказать объективность и независимость судопроизводства в Грузии.

– Что не так? – почувствовал подвох Каха.

– Разве суд может исправить своё постановление, не запросив позицию ответчика?

– Может, – утвердительно заявил Каха.

Мы наскоро переговорили с Кэти, и она предложила всё переиграть.

– Харашо! Суд запросит позицию атветчика, и ты палучишь исправленное пастановление суда через три дня, – очень своеобразно «понял пуэнту» Каха.

– Лучше через двадцать дней, – сам не веря своим словам, предложил я.

– Как скажешь, дарагой!

– Скажу, то ли ещё будет! – подумал я, но промолчал.

– Пайди к этаму армянину и всё сделай как надо! – обратился Каха к Кэти, а потом повернулся ко мне. – Ты знаешь, пачему армяне не играют в баскетбол?

Я не знал.

– Патаму что ани никагда не паложат ничего в чужую карзину!

– Смешно!

– Впрочем, евреи тоже! – с торжеством добавил мой визави.

– Евреи как раз неплохо в баскетбол играют.

– Американцы за вас играют, – с апломбом ответил Каха, пребывая в восторге от собственной шутки. – Кушать хочешь?

Я не хотел. Вылет был запланирован ранним утром следующего дня, и дел у меня больше в Тбилиси не было. Мы договорились, что после возвращения в Израиль я пришлю Кахе предложение по цене за ведение иска против израильской компании.

– Ты был на родине Сталина в Гори?

– Нет.

– Мой вадитель тебя атвезёт и всо пакажет!

Я согласился. Вообще, я был готов на что угодно, лишь бы не проходить новую пытку едой, и от радости, что не придётся есть, так и не напомнил Кахе, что со мной пока не расплатились за приезд.

 ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

В нескольких километрах от Тбилиси мы заехали на бензоколонку, и водитель попросил выйти из машины, заметив, что в Грузии совершенно особые правила безопасности, запрещающие находиться в автомобиле во время заправки. Мы встали под навесом неподалёку от машины, и строгие грузинские правила безопасности не помешали водителю закурить. Наконец, то ли закончился перекур, то ли закончилась заправка, мы вроде могли продолжать ехать, но водитель загородил пассажирскую дверь.

– Ну? – водитель явно хотел меня о чём-то спросить.

– Что?

– Нада заплатить за бензин.

– Ну и…? – пожал плечами я, наивно полагая, что поездка организована за Кахин счёт.

– Ну… – снова невнятно что-то проговорил водитель.

– Вы хотите, чтобы я заплатил? – осенила меня правильная мысль.

– Ну! – удовлетворительно ответил водитель.

У меня были только доллары.

– Всё окей! – успокоил меня водитель и взял стодолларовую купюру. Судя потому, что он вернулся через пять минут довольный, а сдачи не последовало, я сделал вывод, что бензин в Грузии стоит явно дороже, чем в Израиле.

После эпизода на бензоколонке в Гори мы ехали примерно полтора часа под не перестающим моросящим дождём. Несмотря на рекомендации лучших придорожных ресторанов в Грузии и красочное описание изготавливаемых коронных блюд, останавливаться перекусить я напрочь отказался, а водитель то ли загрустил, то ли обиделся, что-то насвистывая себе в усы всю оставшуюся дорогу.

В грустном, пустом, очень совковом и ностальгирующем по пятидесятым годам прошлого столетия городке Гори мне наняли на мои же деньги экскурсовода. Менять валюту на этот раз не пришлось, и мзда ограничилась какой-то двадцаткой. Примерно час я слонялся по музею Генералиссимуса, вдыхая пыльную ностальгию подаренного ему помпезного хлама и слушая гида, рассматривал карты, бесчисленные чёрно-белые и пожелтевшие от бремени лет фото и даже посетил вагончик, в котором Великий Грузин путешествовал по нескончаемым железным дорогам подвластной империи.

После возвращения в гостиницу снова произошёл обмен междометиями «Ну!», как на бензоколонке, пока я, наконец, не понял, что придётся распрощаться со второй стодолларовой купюрой. Водитель сказал, что заедет за мной в отель к четырём утра, и я поднялся в номер отдыхать от оказанного гостеприимства.

***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***      ***

В аэропорту вслед за моим тролли водитель вытащил из багажника сумку с восьмью бутылками вина и огромный пакет с чурчхелой. В ответ на вопрос, как я пройду таможню с таким количеством бутылок, водитель ответил лаконично: «Всё будет окей», и мне пришлось пояснить свой вопрос: «Как я пройду израильскую таможню?» На этот вопрос у водителя ответа не нашлось. В итоге, я взял с собой только две бутылки вина и чурчхелу, а на вопрос: «Есть ли у вас для меня ещё какой-нибудь пакет?» водитель ответил отрицательно.

По возвращении в Израиль, как и договаривались, я выслал Кахе предложение по цене за ведение дела и напоминание, что мне так и не оплатили согласованную сумму за приезд. Ответа и оплаты от Кахи я жду до сих пор – его Вайбер отключен, а мой друг Гера заикнулся вскользь про Кахины финансовые сложности, добавив, что рано или поздно тот обязательно заплатит...

P.S. Чурчхела пошла на ура у моих родственников, сотрудников и работников соседних офисов.