Все записи
МОЙ ВЫБОР 19:18  /  7.11.18

2098просмотров

Писать легко

+T -
Поделиться:

Когда пишешь адвокатские рассказы, чётко знаешь границы того, о чём писать можно, а о чём нельзя. Про клиентов, например, писать нельзя. То есть можно, но так, чтобы они ни в коем случае себя не узнали, и не разглашая конфиденциальной информации. Поэтому говорю всем, что о реальных клиентах никогда не пишу, и уже почти три года моё алиби работает. Очень помогает, конечно, что ивритоязычные клиенты рассказы по-русски не читают. И то, что почти никто из моих русскоязычных клиентов меня тоже не читает, естественно, тоже помогает. Когда пишешь адвокатские рассказы, анонимность – большое преимущество. А не пойман – не нарушил правил адвокатской этики! 

Сложнее обстоит дело с историями из жизни. Особенно, с историями про отношения. Когда ты женат, про отношения писать вообще нельзя. Считается, что до свадьбы ты либо был девственником, либо все было очень плохо, либо и то и другое сразу – ты был девственником, и (поэтому) всё было очень плохо. Пока ты женат, о жене пишешь либо хорошо, либо никак. После развода всё уже не так сложно, но, если ты трепетно относишься к сохранению добрых отношений с бывшей женой, перед тем как писать, важно соблюсти период охлаждения. Это почти как в банкостраховании – в течение нескольких лет после развода ты не можешь писать о том, что у тебя были серьёзные отношения на стороне, или что они вообще у тебя были.

Мудрый мужчина вообще не шутит на счёт бывшей жены – она как Кощей Бессмертный и всё ещё знает, в каком яйце у тебя иголка. Даже если ты не такой уж и мудрый, писать о наболевшем всё равно хочется (а бывшая жена – это, несомненно, наболевшее), и нужно соблюдать строгие рамки. А все потому, что бывшая жена — это никогда не past perfect, а всегда present continuous.

Написал и подумал, что феминистки читают "мудрый мужчина" и ржут в голос. Вспомнил анекдот. Дракон поймал англичанина, француза и молдаванина и говорит им: "Того, кто меня насмешит – отпущу, тех, кто не насмешит – съем". Первым выходит англичанин и говорит: "Идёт английский джентльмен без трости".  Дракон его съел. Вторым выходит француз и говорит: "Идёт французский джентльмен без галстука".  Дракон его съел.  Последним выходит молдаванин и, захлёбываясь от смеха, говорит: "Идёт молдавский джентльмен…" Теперь, наверное, на меня и молдаване обидятся. Впрочем, я предпочитаю обозлить всех на свете молдаван, но ни в коем случае не злить и не обижать бывшую жену.

С подругами после развода дело обстоит не легче. Сначала, когда знакомятся, тебя возводят в писатели, хотя ты всего лишь средней руки блогер. Прочитают семь-восемь твоих рассказов подряд, взахлёб пересказывая понравившиеся моменты, а потом, когда отправляешь (ей САМОЙ ПЕРВОЙ, естественно!) свежеиспеченный файл с новым рассказом, часами не реагируют, и на робкий вопрос: "Прочитала?" отвечают: "Прости. На работе. Приду домой и обязательно прочту".

И никаких творческих свобод от девушек, с которыми встречаешься, лучше не ждать. Писать грустные любовные рассказы нельзя – девушка, с которой несколько месяцев тому назад расстался, подумает, что ты хочешь её вернуть, или, хуже того, девушка, с которой встречаешься сейчас, подумает, что хочешь вернуть ту, которая была до неё. Смешные тексты про бывших подруг тоже нельзя писать – нынешняя подруга тут же думает, что и про неё потом будешь писать смешное. Это не про женскую солидарность, это инстинкт самосохранения. В этом отношении они все шахматистки!

Ради нескольких сотен лайков выставлять на Фейсбуке восторженные посты про новые отношения тоже рискованно. Напишешь один такой пост, а через месяц уже позабудешь и ради кайфа выставишь что-то смешное про флирт с другой девушкой, а феминистки от тебя сразу пачками начнут отписываться. Когда твоя целевая аудитория как у Стаса Михайлова, но в отличие от него ты не женат, консультанты советуют вообще не педалировать тему отношений в постах и эссе – в представлении подписчиц ты всегда должен быть доступен и свободен.

Писать про отношения и любовные истории можно только в периоды, когда сам не находишься в оных, и лучше успеть всё опубликовать до возникновения следующих. Несовместимые с такими рассказами новые отношения могут нахлынуть неожиданно, и тогда уже не сработает никакое алиби, мол, "написал текст за месяц до того, как тебя встретил". Феминисткам не понравится то, что я скажу, но шахматистки, с которыми я встречаюсь, всегда оказываются несильны по матчасти, и понимание причинно-следственных связей у них тоже сильно хромает. Хуже того, две-три недели встречаешься с девушкой, и она уже спрашивает, когда ты напишешь про неё. Не пишешь – значит, не любишь. А если она не муза – тогда кто???

Поэтому я предпочитаю всё-таки писать адвокатские рассказы. В конце концов, с клиентами всегда легче разобраться, чем с дамами сердца.

Комментировать Всего 4 комментария

У Наума Ваймана были сходные проблемы. Но он их как-то разрешил...или проигнорировал.

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Значит я могу поучиться у Наума ещё чему-то, кроме писательского мастерства)

Эту реплику поддерживают: Наум Вайман

Для меня это тоже проблема, а жаль, материал пропадает )))

Эту реплику поддерживают: Рами Крупник

Обязательно найди способ опубликовать)