Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:30  /  21.11.18

1802просмотра

Скучая по лету

+T -
Поделиться:

Моё лето начинается уже в мае с бессонницы по утрам. Летом – неважно в котором часу ложусь – ещё только шесть, а я уже не могу спать и задолго до назначенного времени выключаю будильник в телефоне. Вечером на автопилоте я снова включу его – ведь по ночам важно знать, что он там, начеку, стережет мой сон. 

Минут пять ворочаюсь в постели, но потом всё-таки выхожу из сонной спальни, интимно отдающей прерванным посередине непонятным сном, который уже не доспать и скоро не вспомнить, в зал, где через открытую дверь балкона, манит своим неповторимым ярко голубым и свежим, распластавшееся панорамно море. В этот момент нужно пересилить себя, преодолеть великий соблазн утреннего кофе. К нему ехать меньше пяти минут. Совершив великий подвиг, оставляю в машине непременный спутник свой – айфон, удаляясь от него на километры, чтобы вернуться через полтора часа к непрочитанным сообщениям, пропущенным звонкам и обыденной суете. 

Я не плаваю и не бегу. Больше всего люблю ходить босиком по влажному песку, там, где его нежно целует солёная волна, в час, когда ещё совсем не жарко и на море почти никого нет.  Я не умею переставать думать. В диалоге с внутренним голосом, заряжающим уверенностью, что всё будет хорошо и всё уже хорошо (другой внутренний голос – продумывающий наперёд все ходы реалист – обычно задаёт каверзные свои вопросы совсем в другие часы и под другое настроение), время ходьбы проходит незаметно, и в ожидании струй душа, которые вскоре необратимо смоют смешанные с потом остатки песка и соли, я возвращаюсь с энергией продолжать новый день...

***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***

Сегодня на море столкнулся с собакой. Дело было так: я возвращался на север, лавируя по песку между несобранными со вчерашнего торжества вандализма пакетами, а она, потомок кого-то очень борзого и ещё чёрт-те кого, не замороченного межпородными половыми связями, бежала трусцой за хозяином на юг.

За несколько метров до столкновения мы оба сделали попытку разминуться – я слегка дал вправо, а она слегка влево. В результате мы оказались борзым носом к паху, и между нами состоялся следующий диалог:

– Ой, простите-извините… Давайте, может, определимся, вы вправо, я тоже вправо. Видите ли, мне не совсем удобно, когда вы так… – Да мне хоть вниз…Ой…А чем это от вас пахнет? – Простите-извините…Сегодня ещё не принимал душ и прошёл уже четыре километра. – Да? Даже не знаю… Укусить или лизнуть. – Пожалуй, вниз не надо. Давайте, я вот так, крабиком направо, а вы тоже направо. – Ой, лапа! Рррр! Что это у вас там, говорите? – Простите, двигайтесь, пожалуйста, на ваше "право".

Тут раздался спасительный свист, и собака, разобравшись со своим правом, помчалась дальше на юг, догонять хозяина. А я окончательно взял курс на спасительный север, прямиком в душ!

***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***

Девушка шла по берегу в одних крошечных трусиках, едва заметных на фоне медного загара, обхватив руками спину и пряча от постороннего взгляда обнажённую грудь. Очень медленно, никуда не спеша, она пересекала по длинной диагонали в несколько сот метров песчаную полосу дикого пляжа, туда, где в тени кустов было разложено цветное полотенце.

В пятидесяти метрах впереди, в полном одиночестве и вдалеке от спасателей и студенческого гомона расположилась религиозная семья. Она – невысокая и невзрачная, в одежде, тщательно скрывающей все части тела от взглядов проходящих мимо людей, занятая младенцем в коляске. Он – очень высокий и худой, с длинной лохматой белой хоттабыческой бородой и седыми волосами ежиком, одетый в белую футболку с цицитами навыпуск и тёмные брюки, подвернутые до колен и обнажающие седые волосы на ногах. Плюс ещё двое совсем маленьких детей, мальчик и девочка.

Религиозный мужчина пристально, не отрывая глаз, смотрел на проходящую мимо наискосок девушку. Повернув детей лицом к себе и буквально уткнув их лицами в оттопыренные карманы брюк, он придерживал макушки их голов ладонью, чтобы они не повернулись, и взгляд их не пал на бесчестие. Мужчина смотрел на девушку неистово, со злостью и вожделением одновременно, буквально поедая её глазами, будто стараясь испепелить полным ненависти взглядом. Губы его шевелились, видимо, успокаивая детей, а, возможно, призывая Всевышнего тут же превратить её в камень.

Проходя у самой кромки моря, по другую сторону от религиозной семьи, я невольно подумал, что у худого мужчины и его невзрачной жены сегодня будет незабываемый секс и повод зачать четвёртого ребёнка...

***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***

Мать и сын идут навстречу мне, всегда оживлённо беседуя и будто восполняя пропущенное за несколько дней. Она в купальнике, ей, наверное, сорок с небольшим. Он стесняется своего тела и всегда в футболке. Ему лет шестнадцать. Они похожи друг на друга, как могут быть похожи мать и сын – почти одного роста, оба склонны к полноте, у неё внизу живота шрам (от кесарева? его младенческих рук дело?), на его верхней губе усики, ещё не тронутые бритвой.

Уже несколько лет почти всегда, когда выхожу на море, встречаю их – они чаще всего идут вдвоём. Хотя несколько раз, правда, чуть в стороне с ними шёл мужчина. Они выходят позже меня – когда встречаю их, я уже возвращаюсь на север, и до парковки остаётся примерно два километра. Раньше я думал, они туристы.

Они идут быстрым шагом, очень близко друг к другу и всегда о чём-то разговаривают. Правая рука мальчика в нескольких сантиметрах от её левой руки. Его левая рука жестикулирует, сопровождая разговор. Интересно, о чём они всегда так оживлённо говорят друг с другом – сам я не умею находить темы для разговоров изо дня в день. Встречая их, каждый раз спрашиваю себя, что нового можно рассказать человеку, которого видишь ежедневно?

В те считанные разы, когда я тоже ходил с кем-то утром на море, мы большей частью шли молча и на расстоянии, чтобы не вторгаться в личное пространство друг друга, и ещё, потому что утро, а утром особо не поговоришь.

Уже несколько лет наблюдаю за этими людьми. Она не меняется, он немного подрос, возмужал. Интересно, они тоже замечают меня? Что они видят? Татуировки, шрам, живот, который я предпочёл бы убрать? Думают ли они, как странно, что все эти годы я хожу на море один?

***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***        ***

В октябре на пляж хорошо приходить где-то к трём. Хочешь заплатить за два стула, а совестливый начальник пляжа в голубом вагончике на холме предлагает вместо этого купить мороженое. Стулья к мороженому в придачу! Видимо, я сам себе придумал свой интеллигентный прикид, а со стороны смотрюсь дурачком. На всякий случай объясняет мне: «Это выгоднее. Берёшь мороженое и получаешь бесплатный стул».

С вышки спасателей вызывают потерявшего ключи от машины. Все отдыхающие – и я в том числе – тут же начинают шарить по карманам и сумкам в поисках своих ключей. Нащупываю связку в правом кармане шорт. Они и не собирались теряться.

По кромке воды, держась за руки, проходят две девушки. Ничего особенного, но эффект держащихся за руки двух особей женского пола срабатывает, заставляя повернуться в их сторону всех мужчин. Спутница внимательно наблюдает за моей реакцией. Мой взгляд профессионально скользит мимо двух девушек, будто не замечая, и останавливается на двух потеющих мужиках, создающих видимость игры в маткот. Они тоже следят за теми двумя. Но девушка рядом со мной удовлетворена. Не умеет читать мой покер фейс.

Купающихся мало. Волны подкрадываются, нависая над мелководьем и неожиданно накрывают с головой, оставляя во рту привкус соли и песчаную крошку. Микроскопические медузы исподтишка жалят тех, кто осмелился зайти в море. Спасатели лениво бормочут в усилитель, создавая видимость присутствия, и просят всех оставаться между красными флажками. Дай им волю, посетители пляжа как один сидели бы у кромки моря и покупали бы мороженое со стульями в придачу. Скоро конец сезона. Спасателям очень не хочется портить статистику, они мечтают доработать сезон, не слезая с вышки. Или хотя бы сегодняшний день. В четыре тридцать отбой…