Все записи
11:33  /  24.07.19

4657просмотров

"Хорошие и плохие новости"

+T -
Поделиться:

Пришёл клиент с иском о разделе имущества. Среди бумаг увидел, что у него с бывшей до того в раввинатском суде процесс шёл.

- Смотрю, вас в том суде адвокат Орен К. представлял.

- Да.

- Почему не поладили, если не секрет? Орен хороший адвокат, вроде. Чем суд закончился?

- Да так… Ей иск отклонили.

- Да, вижу у вас компромисс был. Я Орена хорошо знаю, у него кличка «хорошие и плохие новости».

- Мудак он! – смотрю, клиент чуть не поперхнулся.

Ну, я намёк понял. Адвокатам, конечно, лестно, когда их коллег-конкурентов мудаками за глаза называют, но клиенту эта выходка несколько дополнительных тысяч стоила. За вредность. Через несколько недель я самого Орена в баре встретил. Тот уже изрядно накатил и жаждал общения.

- У меня новый клиент, - говорю, – Вадим П. И, мягко говоря, неоднозначно о тебе отзывается.

- Да? А я ему иск в раввинатском суде выиграл.

- Серьёзно?

- Бывшая на него иск подала. С доказательствами, что он изменял. И не с одной. А у Вадима против неё ничего не было. Абсолютно проигрышное дело было. Но потом мы с ним в суд на первое заседание пришли. Когда я его бывшую в коридоре увидел, говорю ему: «У меня для тебя хорошие и плохие новости».

- Хаха! Ну, ты в своём репертуаре! Какие?

- Хорошие, говорю, что суд твой я выиграл. Плохие, что я больше тебя в суде представлять не смогу. В общем, за неделю до суда я на дискотеке был и там с девушкой по имени Лена встретился. Ну, и потом у нас с ней всё было.

- С его бывшей?

- Да! Я ходячее доказательство её измены, прикинь. Когда Лена меня в суде увидела, её адвокат сразу иск отозвала. А Вадим после этого со мной разговаривать не хочет. Ну, откуда я знать мог, что это она? Может, я перед сексом у девушек фамилии спрашивать начну? Или лучше было бы, чтобы Вадим в суде проиграл?

Пока разговаривали, Орен ещё пару стопок принял и сильно расчувствовался. Мол, если бы он не переспал случайно с бывшей женой клиента, ему нужно было с ней специально переспать. Чтобы процесс выиграть. Я его, конечно, переубеждать не стал и, наоборот, сидел и поддакивал как коллега коллеге.

Пока слушал, почему-то Александра Матросова с амбразурой вспомнил. Хотел рассказать Орену, но амбразура на иврит никак переводиться не хотела. Орен про Матросова совсем без сарказма что-то очень по-своему понял и пришёл к окончательному выводу, что это он клиента от всех бед спас.

Ещё через две стопки всё уже шло к тому, что всем, кроме Орена, повезло, что Орен, жертвуя собой, переспал с бывшей женой клиента, что, вместо благодарности, клиент почему-то на него обиделся (при этом Орен с сожалением добавил: «И его бывшая жена тоже!»), а я вероломно воспользовался положением, чтобы представлять Вадима в разделе имущества.

- А вот и Лена, кстати! Хочешь, познакомлю? – Орен вдруг начал интенсивно махать блондинке, которая подошла с другой стороны бара, а теперь, улыбаясь, шла к нам, обняла Орена и пожала руку мне.- Лена? – не сразу понял я.- Лена П.

Я, конечно, не пил столько, сколько Орен, но первой мыслью было, что бывшая жена Вадима особо на Орена не обижена, второй мыслью, что я Орена всё-таки понимаю, но и Вадима тоже. К счастью, третья мысль пришла очень вовремя, лишь долю секунды после первых двух – вспомнив про имущество, которое Вадиму и Лене осталось делить, я оставил на барной стойке двести шекелей, пожал руку Орену и поспешил выйти из бара. От греха подальше.