Все записи
09:39  /  15.07.20

1040просмотров

Диван для олигарха

+T -
Поделиться:

В середине двухтысячных, во времена, когда еще не начались мои «олигарховые» тернии, я представлял интересы нескольких мебельных сетей. Одна из них, с филиалами по всему Израилю, привозила весьма качественную мебель немецкого и итальянского производства, дизайном – я не зря выбрал это слово – и ценами, ориентированными на средний класс, прибывший из бывшего СНГ. 

Мебель сети стоила недешево, особенно относительно цен других магазинов на "русской" улице, но компания щеголяла немецким и итальянским качеством, и поэтому во времена экономического роста начала двухтысячных, когда наши соотечественники больше не чувствовали себя новыми безденежными репатриантами, спрос был. 

Основной подвох состоял в сроках доставки – компания зачастую доставляла мебель со значительными опозданиями. Все-таки, дело зависело от заграничных производителей, а ещё нужно было производить предоплаты, организовывать контейнеры и заботиться о множестве других бюрократических нюансов.

На примерах предыдущих заказов, когда компания вынуждена была платить неустойки, как строители дорог наносят разметку по факту происшествий на трассе, я разместил незримое количество "подводных камней" в тексте договора заказа мебели. 

Человеческая психология работала так, что на пике момента, вдохновившись решением выделить из кармана круглую сумму на сверкающую на витрине и в каталоге мебель своей мечты, люди совсем не читали мелкие буквы, звездочки, ссылки на правила, открывающиеся лишь дотошному взгляду, часто на оборотной стороне контракта. Ох, эти веселые, не знающие правил закона по охране потребителя (их приняли только годами спустя, хм, как строители дорог наносят разметку по факту происшествий на трассе), двухтысячные, но этот рассказ не о них.

************************************

Фамилия клиента была точь-в-точь как у великого римского императора, только без одной, самой важной, буквы. Ещё, в отличие от императора, родом клиент был из семьи, которая спустилась с высоких кавказских гор, вполне укомплектован в лихие девяностые после развала СССР, и, при наличии израильского гражданства, предпочитал сам базироваться в Москве. Впрочем, обширная семья клиента из нескольких десятков особей – ну, вы знаете эти еврейские и кавказские кланы – комфортно гнездовалась в стране обетованной. 

Свою новую квартиру на верхнем этаже дома в Рамат Авиве – дело происходило за несколько лет до небоскребов в Рамат Гане и на Тель-Авивской набережной – клиент решил обставить с шиком, который требовал обязательной классической итальянской мебели. Классическая мебель в понимании клиента нужна была непременно, дабы затмить глаза завидущих пышной роскошью времен эдакого нуворишско-кавказского рококо конца девяностых – начала двухтысячных. 

Клиент планировал праздновать новоселье, и одна только мягкая мебель в зал – отороченный красным, а-ля королевский, диван, два глубоких двухместных и одно особое кресло-трон, отороченные красным же, журнальный столик, пуф и тележка для напитков – стоила порядка двухсот тысяч шекелей, что было в шесть или семь раз больше среднестатистического заказа мебельной сети. 

Не лишним стоит пояснить, что готовить и подавать кофе, а также оказывать какие-либо иные услуги мебель не умела, но, согласно глянцевому каталогу, была изготовлена итальянскими мастерами-дизайнерами из специально привезенного из лесов латинской Америки и приспособленного под нужды нуворишских царьков особого дерева.  

До сих пор "соу гуд", друзья. Загвоздка была лишь в том, что новоселье планировалось клиентом через три месяца после заказа, временно потерявший дар убеждать менеджер компании вяло пробовал объяснить, что в такие сроки изготовить и доставить мебель в Израиль нереально, потому что "Даже само дерево еще не срубили", на что, клиент лишь отмахнулся, сказал "Доставите" ("даставитэ" – прим автора), подписал широкой витиеватой росписью заказ, кинул на стол пачку в двадцать тысяч долларов в качестве аванса и эффектно покинул помещение. 

************************************

За что люблю я некоторых представителей клана продавцов, агентов продаж, менеджеров и прочих, в том числе коллег-адвокатов – да не смотрите вы на меня! – с языком абсолютно не костистой консистенции? За их бесконечный оптимизм, конечно. Не все мастера, но есть такие мастера, которые довели способность втюхивать товар до совершенства. Они умеют врать безбожно, талантливо, не моргая, они готовы продать маму и бабушку с дедушкой, пусть и не своих. Сначала они убеждают клиента оформить заказ, а потом – при этом, велик ведь шанс, что оно даже и не наступит, это самое "потом" –оправдываются, как на духу, бьют себя в грудь, слезно рассказывая, что клиент знал, но… Послушаешь таких, поверишь и сам слезу проглотишь.

Естественно, доставить мебель в Израиль в срок было невозможно, и менеджер компании это прекрасно знал. В защиту менеджера компании могу сказать, что клиент-сумасброд слушать менеджера не хотел – он был из тех, кто считает, что деньги покупают все. Но, нет…  

Доставку к новоселью не осуществили, чего и следовало ожидать. К счастью, на этапе скандалов, угроз, захлопывания дверей и колоритного русско-кавказского мата с "держите, держите меня, ибо зарэжу" защищать интересы компании меня ещё не привлекли, и менеджер компании пробовал уладить все сам. И он действительно делал все, что только мог. 

Из выставочного зала компании клиенту на новоселье безвозмездно, хоть и временно, привезли самый дорогой салон, уступавший заказанному только ценой – этот салон был из простого европейского дерева, оторочен не тем материалом и стоил в три раза дешевле. Впрочем, несмотря на существенное различие в цене, сомневаюсь, что гости клиента, особенно те ценители высокого, что по пьяни любят разлить кофе или вино на дорогую мебель, могли усмотреть подвох. Они веселились на вечеринке и точно не усмотрели. Но после этого сам клиент остыл. Астыл…

************************************

Сам клиент «астыл, ибо нечего", как сообщил менеджеру помощник клиента – худой, вечно с сигаретой, небритый, в снятых с кота Базилио очках. Остывание – астывание – клиента выразилось в отказе вернуть временный салон, который был выдан в пользование исключительно для празднования новоселья, а в центральном выставочном зале компании, изначально спланированном именно под этот салон, за отсутствием иного подходящего тем временем образовалась дыра. Менеджер компании съел этот блин.

Потом "астывший" клиент никак не хотел принимать тот салон, что заказал. Долго не хотел, но его переубедили. Вроде, переубедили, потому что, как оказалось, "переубедили, но не совсем», и в течение нескольких недель клиент играл с компанией в разновидности игры в "кошки мышки" - сроки доставки согласовывались несколько раз, грузчики и сборщики приезжали специально к дому клиента, но того не оказывалось дома, на звонки менеджера никто не отвечал. Грузчики и сборщики уезжали ни с чем, значительная часть рабочего дня терялась, все нервничали и все это было совсем не комильфо.  

После, когда, наконец, доставили тот самый, столь долгожданный – или, впрочем, уже совсем не такой долгожданный – салон и забрали временный – я уже говорил, что он был с несмываемыми пятнами кофе и вина? – утверждая, что две ножки нового дивана потерты - поцарапаны, а кресло подозрительно скрипит, клиент напрочь отказался за салон платить, пока не удалят неполадки, а должен он оставался ни много ни мало около сорока тысяч долларов.  

Месяц – два менеджер компании еще надеялся получить оплату. Он поменял поцарапанные ножки, прислал техника смазать кресло, но бесполезно. Он задействовал каких-то авторитетов, те говорили с клиентом или только говорили, что говорили, но не помогли. И лишь на этом этапе, когда стало ясно, что без вмешательства суда компания не сможет встретиться с деньгами, дело легло мне на стол.

************************************

После долгих споров с менеджером – тот хотел подать в суд за всё, включая моральный ущерб, потерю девственности – шучу, бесполезные доставки, использование и порчу сменного салона, который, кстати, с искусно заретушированными пятнами от кофе и вина занял своё старое место в выставочном зале – я подал иск всего-то на сто пятьдесят шесть тысяч шекелей. Ровно на столько, сколько оставался должен компании клиент.

После подачи иска в суд оказалось, что оппонент вовсе даже не собирается сдаваться, а младший брат мини-олигарха вообще израильский адвокат, который даже не просто адвокат, а адвокат, жонглирующий приставкой доктор, хоть и приобретенной, кажется, в уважаемом прибалтийском университете, и – как сообщил помощник мини-олигарха менеджеру мебельной компании – предполагаемо меня в суде порвет. 

Помню, в порыве "хочу все знать" или доказать, как повезло матери семейства – среди братьев не хватало только настоящего доктора, – я пытался гуглить их фамилию, но врача однофамильца не нашел, зато нашел кучу проплаченных юридических консультаций "видного" адвоката-доктора со степенью из Прибалтики, возглавляющего известную коллегию адвокатов в собственном лице.

Сначала уверенный в себе коллега, обратившись ко мне, как к "брату", предложил отозвать иск. Проигнорировав столь лестное братание, я ответил лишь "хм". Неделю спустя коллега предложил по-братски десять тысяч долларов, якобы потому, что не хочет тратить ни мое, ни своё время, но в ответ я продолжал хмыкать. Через две недели коллега позвонил в последний раз и в качестве величайшего одолжения, до того, как он поразит суд и изложит неоспоримые аргументы в защитном письме, которое уже, кстати, готово, а чернила на нем подсыхают, предложил двадцать тысяч долларов, но вы уже знаете, что я ответил.

В изобилующем юридическими аргументами и капслоком, ссылками на какие-то, не имеющие никакого отношения к делу, постановления суда и конституционные законы, двенадцатистраничном защитном письме – весь мой иск был написан лаконично на двух с половиной страницах – коллега по сути ссылался на нарушение сроков доставки и голословно на качество доставленной мебели. 

На заседание суда жарким израильским летом – дело было в начале июля – адвокат-доктор пришел с девочкой-помощницей. Невысокого роста, он щеголял в застегнутым на все пуговицы светло-голубом костюме (для непосвященных – летом в Израиле адвокаты обычно приходят в суд в белых рубашках с короткими рукавами), красном галстуке (в Израиле принято носить темный галстук), с выглядывающим из верхнего кармана пиджака красным же платком, в блестящих лаком туфлях и с огромными золотыми часами-хронометром. 

Я тоже люблю костюмы, друзья, люблю белые выглаженные рубашки, галстуки, фирменную обувь и выбранные со вкусом часы. Я никогда не напишу плохого о красиво и со вкусом одетом человеке. Но мой оппонент, не к месту нарядившийся, будто жених на сельскую свадьбу, всем своим видом и напыщенностью, будто кричащими – смотрите, как я богат, и поэтому я непременно выиграю этот суд – неуловимо напоминал мне попугая или, как минимум, вот вам и хм – жениха, нарядившегося на сельскую свадьбу. 

Возможно, у каждого свой ассоциативный процесс. Возможно, мои предубеждения против коллеги появились независимо от него, потому что я знал сумасбродную подноготную его брата или потому что все защитное письмо было переполнено абсолютно не имевшими отношения к делу пустыми аргументами – но я не мог уважать человека, который предпочел бросать пыль в глаза, лишь бы не сказать старшему брату правду о шансах дела. 

************************************

Вопреки показным богатству костюма и уверенности, когда пришло время открыть рот и выступить перед судом на иврите, коллега с трудом отделял "бе" от "ме", затрудняясь прожевать «кашу», не мог связать и двух слов, и говорил, будто "пфыкал".  

Довольно быстро адвокат-доктор потерял всю свою напыщенность. В дни, когда Саакашвили еще не познал вкус галстука, ослабив узел своего, адвокат-доктор то и дело вызволял из верхнего кармана пиджака платок, чтобы вытереть пот со лба. Слушая гамбит судьи в отношении аргументов защиты и неуклюжие ответы оппонента, мне было вполне комфортно сидеть и молчать. При этом я старался не улыбаться, когда ловил на себе взгляды менеджера компании, который тоже предчувствовал победу.  

Первый довод защитного письма, про опоздание, суд отверг, обратив внимание защиты на условия договора – там действительно была указана доставка в течение трех месяцев, но со сноской в другой параграф, где было отмечено, что сроки исчисляются рабочими днями. В другой ссылке, касаемо рабочих дней, значилось – пять дней в неделю, а также, не включая праздники и забастовки. Согласно предоставленному мной подсчету – кто как не я знал условия договора, который сам же и составлял – мебельная компания имела право доставить мебель через ни много ни мало сто десять дней, в которые она таки вписалась. Относительно качества доставленной мебели, суд отметил голословность аргумента и отсутствие хоть какого-то экспертного заключения.  

В итоге, суд присудил ответчику заплатить полностью сумму иска плюс издержки. К моему удивлению, оспаривать постановление адвокат-доктор не стал, и уже через неделю вся сумма поступила на указанный в моем предупредительном письме банковский счет. 

Я многое отдал бы, чтобы увидеть воочию реакцию мини-олигарха с фамилией римского императора без самой важной буквы, когда ему сообщили о постановлении суда, но не все нам дано.  

PS Писал выше, что у каждого свой собственный ассоциативный процесс. Много лет спустя в тренере московского ЦСКА Димитрисе Итудисе я увидел чуть ли не в точности типаж брата мини-олигарха – такой же спускающийся под углом "наружу", к бровям, лоб и похожий, выдающийся вперед, острый подбородок. Впрочем, ростом тренер, кажется, на голову выше адвоката – баскетбол все-таки. 

Итудис великолепный тренер, заслужено выигрывавший с ЦСКА главный трофей Европы, но каждый раз, когда смотрю интервью с ним, вспоминаю "пфф" адвоката-доктора, смеюсь и вижу "попугая", твердившего бесполезные тезисы, выступая против меня в суде.

PРS Кроме гонорара за выигранный суд, в качестве бонуса мебельная компания на радостях подарила мне фирменное немецкое ТВ-кресло и тележку для напитков. 

Пятнадцать лет спустя эта тележка все еще служит мне и стоит в почетном углу кабинета, рядом с напольным сейфом. Никому не рассказывайте – ведь, в таком случае, клиенты совсем перестанут дарить мне алкоголь, и придется самому покупать подарочные бутылки друзьям, которые зовут в гости - но содержимому некоторых бутылок на тележке тоже не менее пятнадцать лет.