Все записи
13:26  /  13.12.20

1141просмотр

Ностальгический "Манк"

+T -
Поделиться:

Смотрел новый шедевр Нетфликса "Манк". В далекие пятидесятые считалось шиком превратить черно-белую ленту в цветную. В наше время — с точностью до наоборот.

Гари Олдман в главной роли внешне удивительно похож на Гитлера и еще больше на моего одноклассника, румына Боти. С Ботинком мы учились вместе в репатриантском классе. Боже, какой этот Боти был тупой и как на Гитлера похож!

Вспомнил Ботинка, вспомнил всю румынскую братию. Боти дружил с Клаудио. Клаудио был очень высокий, очень худой, очень гривастый блондин, с огромными бровями, как у Брежнева. Ужасно уродливый, if you ask me. Мы были в одиннадцатом классе, а Клаудио выглядел на все двадцать восемь. Он учил меня румынскому. Крылатое "дутен пула" я еще до него знал. Но не практичное "нос ин кур".

А еще были Габи с Качком. Габи, она же Габриэла, была очень толстой. Не рыхло-толстой, а треугольная, с огромной попой, и очень уверенная в себе. Качок был качком и еще тупее Боти – три года в Израиле и ни слова на иврите. Ходил в майках-алкоголичках, бицепсами играл. Имени его не помню. Мы здоровались, конечно.

Габи и Качок были два года неразделимы. Они выделывали ужасные вещи на виду у всей школы. Я никогда не думал, что с такой толстой девушкой так можно. С одной стороны, было интересно подсматривать, с другой стороны, не было видно – такая она была большая. А еще они все курили.

Кроме них был Флорин. Почти Фредди Меркьюри, тоже с усиками. Правда, Флорин не пел. Кажется, в Румынии он был гимнастом.

В двенадцатом классе появилась Марьяна. Она была красавица. Правда. Похожа на Софи Марсо. Я помню, как играл на спортплощадке в футбол, а Марьяна смотрела с трибуны. Мне казалось, она улыбается, и я весь вечер после этого мечтал.

Я ни разу так и не заговорил с Марьяной. А потом узнал, что Качок расстался с Габи ради неё. Я понимал, что это правильно, но еще долго ревновал и возмущался.

После школы я еще немного общался с Клаудио. В армии он был в десантных войсках и щеголял в коричневых прожженных десантных ботах. Мои, танкистские-библиотечные, были обычные, черные. Ботинок, кстати, в армию не ходил – поговаривали, он вернулся в Тимишоару.

Как-то раз Клаудио подначил меня съездить с ним на базу к телкам. Папа как раз купил белый Дайхатсу Апплауз, и мы поехали. База находилась где-то возле Арада, километров тридцать от Беер Шевы. Была глубокая осень, вернее, зима, как сейчас.

Помню очень густой туман и как мы чуть не задавили осла. Правда, правда. Мы очень медленно ехали в тумане, и вдруг в метре от машины — осел. Он переходил дорогу в неположенном месте. Я в последнюю секунду притормозил. Потом все думал, что бы я папе сказал.

А на базе никаких телок не было. Была одна Габи в зеленой ношеной форме. Немного похудевшая, но все равно, как мы вместе с Клаудио весом.

Мы сидели у ворот базы, Габи вышла. Оказалось, они теперь вместе с Клаудио. А Качок к Габи так и не вернулся. Я бы тоже не вернулся к ней после Софи Марсо, се ля ви.

Потом Клаудио с Габи зашли за какое-то дерево и минут сорок делали там свои темные дела, а я вернулся в машину и слушал Лед Зеппелин.

На обратном пути я очень внимательно ехал, хотя туман уже рассеялся и опасности въехать в осла почти не было. Клаудио что-то мне всю дорогу впаривал, извинялся, но я понял, что никаких телок и не предполагалось, а меня тупо развели. После того вечера наше с Клаудио общение как-то сошло на нет.