Все записи
14:37  /  4.05.16

3582просмотра

Как стать хорошим учителем

+T -
Поделиться:

 

Многие называют педагогику искусством, потому что не могут объяснить давным-давно известный факт: разрабатываемые методы и  методики при трансляции очень сильно изменяются, а иногда искажаются до неузнаваемости. И с легкостью приходят к выводу, что тут уж ничего не поделаешь!  Методику мы описали, буквально каждый шаг по полочкам разложили, а раз вы все равно портачите, значит, нет у вас таланта к искусству педагогики. Удобное оправдание. Так можно скармливать все что угодно, а разработчик ни за что не отвечает.

Волею судеб мне довелось сначала анализировать способы работы учителей в свободном образовательном пространстве «Парка открытых студий» https://newtonew.com/discussions/o-park-shkole-gde-dveri-vsegda-otkryty , а потом описывать работу лучших педагогов России и других стран. Сначала подсознательно, а потом совершенно осознанно, я искала общие приемы в работе тех, кто создавал эффективные пространства в не классно-урочном пространстве Парка, и хороших учителей класс-школ.

Для начала давайте определим, что такое «хороший учитель». Мой критерий прост: к хорошему учителю с удовольствием идут учиться, а потом хотят привести на занятия своих детей. То есть хорошие учителя – это те, кого выбирают их ученики. В открытом образовательном пространстве этот выбор узаконен: не будешь работать «здесь и сейчас» для тех, кто к тебе пришел учиться, у тебя попросту учеников не будет, они уйдут к другим. В классно-урочной системе ученики тоже оценивают взрослых, только этот процесс как бы подпольный: классы приходят на занятия согласно расписанию, но с одними педагогами дети постоянно «воюют», а к другим идут с радостью.

Итак, очень хочется уйти от фразы «педагогика – это искусство», оправдывающей непонимание того, что на самом деле происходит в школе. Удалось ли? Судите сами.

Все хорошие учителя оценивают своих учеников только по их личному продвижению, а не по «объективным» критериям. Для этого тем, кто работает в классно-урочной системе, приходится выдумывать массу способов, чтобы маневрировать между отметками и настоящей оценкой. Разнообразие маневров небольшое, возможно, поэтому при описании и трансляции своих методик лишь немногие фокусируют на них внимание. Самый простой, часто скрываемый от всех проверяющих маневр, – ведение второго журнала, плохие отметки в котором легко исправляются детьми. Маневры чуть посложнее – критериальное оценивание, оценивание по сто балльной системе, введение самооценки и самоотметки. Иногда, скрывая свои манипуляции с отметками, педагоги начинают утверждать, что требуют от всех учеников по максимуму, никому и никаких поблажек не дают. А потом выясняется, что либо их ученики сами выбирают «уровень сложности» (и каждый имеет возможность получить пятерку!), либо когда-то давно они это делали и процесс стал естественным, идет на подсознательном уровне.

В парковой системе обучения отметки всегда ставятся только при готовности ребенка, по его запросу; потребности в мимикрии и дополнительных маневрах нет. В классно-урочной системе складывается другая ситуация. Есть страны (среди них Финляндия, Дания, Швеция), в которых результаты образования всегда оцениваются очень субъективно, а отметки являются, скорее, показателями успешности работы учителей, а не детей. Россия в другой группе: у нас до сих пор отметки яко бы показывают «объективный уровень» знаний. Лишь немногие педагоги имеют силы «идти в лоб» против системы и прямо говорить о том, что отметки по единому образцу – зло; большинство предпочитают не высовываться и делают то, что считают нужным, не привлекая к себе внимания. Искусство учителя классно-урочной школы при этом состоит в том, чтобы замаскировать свой прием и доказать всем инспекторам-проверяющим, что ты работаешь «в соответствии с требованиями программы».

Непонимание разницы между оценкой и отметкой, нежелание научиться оценивать ребенка индивидуально, а не по стандартным требованиям, очень часто приводит к искажению результатов самых лучших методик. Более 30 лет назад великий Шалва Амонашвилли описал эту проблему, и, казалось, был услышан: в первом классе отменили отметки. Отменили лишь «на бумаге», к сожалению. Потому что многие учителя сразу вместо цифр ввели… звездочки, галочки и другие единые знаки отличий. Никогда у таких педагогов не получатся результаты, как у Амонашвилли, даже если они и пробуют работать по его методике! То же самое происходит и с методикой не менее великого Виктора Шаталова, в которой заложены не только опорные конспекты, но и возможность для каждого выбирать уровень сложности и быть успешным в учебе.

Хорошие учителя не стесняются своего незнания. Они его спокойно признают, показывая детям: незнание – это путь к познанию мира. Человеку свойственно ошибаться, в этом нет ничего страшного. Главное – что ты делаешь, если чего-то не знаешь, если ошибся. Что ты делаешь? Естественно, признаешь и исправляешь свою ошибку! А еще можно посмеяться над собой, улыбка помогает спокойно проанализировать ситуацию, разрядить обстановку. Если педагог так действует, его ученики тоже начинают смотреть на свое незнание и ошибки не как на приговор, за которым последует отметка, а как на точки роста в познании мира. Спокойное отношение к своему незнанию и своим ошибкам, демонстрация работы с возникающими проблемами – прием, который очень эффективно используют хорошие учителя, но почти никто не описывает в своих методиках. Не дай бог такой прием показать своим коллегам – насмешек не оберешься! Особенно от тех, кто сам не очень успешен в работе с детьми, эти люди с легкостью фокусируют внимание на замеченных чужих ошибках: разве можно говорить «корешок», только «корень»! Поэтому и не упоминают авторы методик об этом (очень важном!) приеме.

Хорошие учителя принимают на себя ответственность за все происходящее на занятиях, которые они ведут. В парковом образовательном пространстве это – вынужденная мера, она заложена в структуру школы-парк: учитель организует работу, а дети «голосуют ножками», начиная учиться именно у тебя или уходя к другим педагогам. В классно-урочной системе такое отношение к урокам – личный выбор учителя. Между прочим, очень сложный выбор, который дается не каждому. Искусство? Скорее, сила воли и требования к себе. Если у хорошего учителя дети сорвали урок, он никогда не пойдет жаловаться, напротив, будет думать, чем он вызвал такую реакцию, что в работе нужно как можно быстрее изменить. Немногим удается так относиться к себе. Гораздо проще все свалить на детей: не хотят учиться, у них только гаджеты на уме, совсем от рук отбились…

Этот прием никто не описывает, потому что для одних он абсолютно естественный (естественно, учитель отвечает за то, что у него на уроке делается), а для других – совершенно ненужный (дети должны отвечать за свои успехи, пусть стараются, мы мало от них требуем, иначе разбалуем).

Хорошие учителя всегда организуют пространства, в которых идет общение между детьми разных возрастов. Они ходят с учениками в походы и экспедиции, открывают школьные театры, кружки, студии... В таких группах раскрываются и ученики, и учителя. Никаких отметок, у всех есть право на ошибку. Там помогают друг другу, а не конкурируют. В открытом пространстве парк-школы появление таких групп естественно: каждая парк-студия разновозрастная и открытая. Для классно-урочной системы эти группы становятся «дополнительным образованием», их значение невозможно переоценить. Однако эта работа учителей либо вообще не оплачивается, либо оплачивается очень плохо. А сил на нее уходит так много, что большинство отказывается от нее. Только единицы продолжают и уроки вести, и в походы ходить, и играть на сцене вместе со своими учениками.  

Хорошие учителя всегда готовы заинтересоваться тем, что интересует их учеников. Дети это ценят, именно поэтому им всегда интересно рядом с такими – откликающимися, понимающими – взрослыми. Программа программой, но каждый уникален, уникальность ребенка кто-то должен заметить и поддержать. И снова: в открытой парковой системе это происходит естественно, потому что дети продолжают учиться у тех, кто видит их уникальность. В классно-урочной модели это удается лишь немногим, тем, кто способен, даже жертвуя программой и объективными отметками, работать с индивидуальностью своих учеников, с их личными вопросами, с их субъективным опытом.

Методика, в которой такое отношение к ученикам подразумевается, но не описано, не будет транслироваться. Например, человек разработал и апробировал игровой метод обучения. Когда автор сам проводил игру, он мог остановить общее действие, если кто-то из детей вдруг говорил, например, что, игру можно усовершенствовать (и сыпал идеями). В результате игра описывается в видоизмененном виде, с внесенными поправками, но возможность внесения поправок остается за кадром, хотя именно эта возможность и дала описываемый образовательный эффект!  

В общем, чтобы овладеть искусством педагогики, нужно сначала проанализировать то, что ты делаешь, ответив на вопросы:

Как я собираюсь оценивать тех, кого учу? 

Как я отношусь к своему незнанию, своим ошибкам? 

Кто несет основную ответственность за происходящее на уроке??

Смогу ли я создать для своих учеников разновозрастное творческое пространство?

Как я реагирую на уникальность своих учеников?  

 И внести поправки, если это необходимо. 

  

Новости наших партнеров