19:54  /  10.05.16

Ученье - свет. Пора менять источник освещения!

Моя мама, школьная учительница, каждый год в марте начинала переживать: нужно проводить перепись будущих первоклассников,…

Моя мама, школьная учительница, каждый год в марте начинала переживать: нужно проводить перепись будущих первоклассников, страшно. Ее участком была одна из Орехово-Зуевских казарм, построенная еще в 19 веке. Казалось бы, ничего сложного: зайти в каждую комнату и спросить, проживают ли там дети 5-6 лет. Хорошо, если никого не было или ее встречала добродушная компания: «Заходи, присоединяйся, учительница!» - можно было все выяснить, отшутиться, спокойно уйти. Бывали и совсем другие истории, очень опасные, но речь сейчас не об этом.

В казарме жили взрослые, многие из которых никогда не ходили в школу, не умели читать и писать. Они родились в первой половине 20 века и всю жизнь проработали на фабрике, стоя за одним и тем же хлопкообрабатывающим станком. Работа – казарма – огород – казарма – война – казарма – работа… Им читать ни к чему, без этого вполне можно было обойтись. Считать некоторые умели: деньги, чтоб до зарплаты хватило. О том, чтобы отправить своих детей в школу, эти люди даже не думали. Зачем? Только глаза портить! Приходилось уговаривать, заставлять: образование – обязанность. Тогда, организуя «обязательное образование», за право детей на образование боролись с родителями, для которых школа была тяжелой обузой.

Советский Союз был особым государством:  массовое обязательное образование в нем вводилось не столько с целью обеспечения прав каждого ребенка, сколько для выращивания верящих в  коммунистические идеалы людей, для единой обработки их душ и «правильной» политизации. Поэтому все школы работали по единым учебникам и программам, а на каждом уроке нужно было заниматься пропагандой и  политикой: «Где у вас патриотическое воспитание? О решениях партии на последнем съезде КПСС рассказали? Нет? Урок плохой!». Учителя изворачивались, как могли. Многим удавалось: писали одно, делали другое. Привычка. Школа была местом, где людей официально хотели сделать одинаковыми. В обязательном порядке. В качестве исключения ценились и те, кто приносил награды – выигрывал олимпиады, оставаясь политически грамотными и правильными.

Все сегодняшние родители в свое время закончили школу: в 1979 году общее образование в нашей стране получили 99,9% молодежи. Правда, книжки читают и знают историю, химию, физику, иностранные языки далеко не все, зато никто не сомневается, что дети должны учиться. Тех, кто сам читает мало и предпочитает смотреть телевизор, не волнует, как и чему именно их детей будут учить; они с готовностью отправляют ребятишек в школу и не задумываются ни о содержании, ни о методах образования. В современном мире трудно, почти невозможно прожить человеку, не умеющему складывать буквы в слова и пользоваться цифрами. Читать большинство детей учатся до школы, без этого и в магазин не зайдешь, и в Интернете ничего не найдешь, и СМСку не отправишь (не прочитаешь). Ошибки компьютер исправит, а в чатах на них никто не обратит внимания; калькулятор проведет любые расчеты. Нужно лишь знать буквы, цифры и задать правильные вопросы. Этой группой родителей школа воспринимается как неизбежность и возможность несколько часов в день не присматривать за детьми, а потом требовать от них отметок и выполненных уроков. Они примут любую школу, лишь бы их не трогали.

О том, что школа не соответствует вызовам времени, сегодня волнуются лишь образованные, думающие, читающие родители. Они ищут особых учителей, открывают семейные школы или просто выходят в «анскулинг», отказываясь от системы массового обучения и муштры. Я совсем недавно познакомилась с этой группой родителей. Могу уверенно сказать: среди них нет тех, кому наплевать на образование своих детей. «Семейники» и «анскулеры» имеют хорошее образование, это активные, творческие люди. Именно с ними теперь борется российская система общего обязательного образования.

Мне возразят: им, напротив, помогают, ведь образование в России бесплатное аж до 11 класса. Бесплатное? Возможно. Но только по утвержденным государством критериям и программам. Чтобы им противостоять родителям приходится забирать своих детей из школы, вкладывать средства в совершенно другое образование, а потом делать вид, что программа проходится по плану и вовремя.

Немногочисленные экспериментальные площадки и школы обречены пожизненно быть таковыми. Их ценят, но попасть туда все желающие не могут. Там делается много интересного, нового, но это новое остается лишь их достоянием: на самом деле, система не допускает никакой альтернативы.

Так происходит далеко не во всех странах. В Дании – стране, где вот уже который год уровень «ощущения счастья» ее гражданами самый высокий в мире (согласно статистике, которая приводится в отчетах «World Happiness Report» http://worldhappiness.report/wp-content/uploads/sites/2/2016/03/HR-V1Ch2_web.pdf), более 150 лет узаконено право родителей давать своим детям такое образование, какое они (не государство, а родители!) считают хорошим.

Для этого родители могут объединяться и открывать любые альтернативные школы, соблюдая минимальные требования: за год дети должны иметь возможность заниматься математикой, датским и английским языком не менее определенного количества часов (приблизительно час в неделю на каждый из этих трех предметов, в любой форме и по любым методикам). Если в школе будут учиться в первый год не менее 9, во второй – 18, в третий и далее – 27 детей, школа на 75% финансируется государством. Эти школы называются «маленькими», для помощи в их организации на государственном уровне создана специальная структура, которая помогает родителям сформулировать свой запрос на образование, найти соответствующую методику, нанять директора, следить за результатами. Учителя в таких школах получают такую же заработную плату, как их коллеги в муниципальных учебных заведениях.

В результате создается серьезная конкуренция муниципальным школам, которые работают по государственным программам. Для создания школы нового типа  в Дании не требуется мужества, особой харизмы, умений противостоять системе и подделывать результаты. Появляется потребность что-то изменить – формулируется заказ – находятся единомышленники – начинается организация новой школы. Похожие структуры существуют и в других скандинавских странах.

Но… к чему это я? К тому, что не надо бороться с активными и умными родителями теми же методами, которые использовались в прошлом веке при борьбе с безграмотностью. Образованные мамы и папы сами  знают, что учение – свет, только они видят качество этого учения по-другому, не так, как его понимают управленцы и чиновники. Гораздо продуктивнее будет, если государство научится использовать их фантазию, творчество, любовь к детям и поддержит в стремлении открыть разнообразные школы.

Источники освещения бывают разные! 

Комментировать Всего 1 комментарий
не требуется мужества, особой харизмы, умений противостоять системе

У нас все это обязательно даже в том случае, когда вы продаете свою петрушку на рынке - какие школы....

Эту реплику поддерживают: Ольга Леонтьева