Все записи
16:36  /  18.07.16

13561просмотр

МОИ СОСЕДИ

+T -
Поделиться:

Всякие у меня в доме соседи. Есть и очень пьющие. Например дядя Валера. Или дядя Виктор. Не помню. Его дверь – напротив моей. Я как-то с удачного свидания возвращаюсь. То есть не один. А он как грустный винни-пух сидит на лестнице, в пяти ступеньках от своей двери, футболка на нем красная, патриотичная с надписью RUSSIA, пакет с "сиськой пива" на коленях, сидит – головой в кепке стену подпирает. Ну, спрашиваю его: 

– Дядя Василий, что с вами? 

А он только мычит и ключ мне пытается протянуть. Ну, что поделать – мы его в четыре руки довели до дома, дверь ему открыли, и он по стеночке, по стеночке... А сегодня вечером к нему друг приехал. Так они вечеринку у подъезда устроили. Пикник на пленэре. Вот, с балкона наблюдаю, как разгоняются: пиво у них, хлеб бородинский, селедочка двух видов, котлеты какие-то. Сейчас аперитив допьют – за беленькую примутся. А товарищ приезжий – я его уже видел – песню вот-вот из Бернеса запоет. Радуются жизни, в общем. 

Переживаю только, как дядя Виталий на пятый этаж потом без лифта. И я сегодня без помощников. И его пьяное отечественное тело один до дверей тащить не пойду.

***

Еще одна у меня соседка – тетя Таня. Я с ней сперва познакомился, а потом стал с ней жить. Как это получилось? Очень просто. В 2013 году я начал вести серию вечеров в музее Скрябина – современные композиторы, современные поэты... А она билеты проверяла на входе в зал. Чуть утомленная жизнью, но улыбчивая. Давно за 35. Говорят, выпивает и пишет книги – не видел, не читал. Ну, мы раскланивались друг другу, как и положено молодому культуртрегеру и жрице храма искусства. А в 2014 году я переехал на новую квартиру и буквально на второй день, закрывая дверь, столкнулся с тетей Таней на лестничной площадке. И опять мы церемонно раскланялись друг другу. Ну, а видимся мы редко. Из музея она уволилась – говорит, что все нервы на работе оставила... "Уж лучше, Дима, быть простой писательницей". А ритмы жизни у нас не совпадают. Наверное, ей со мной легче, чем с предыдущими жильцами, – там была семейка рокеров, электрогитары, вечеринки по ночам. У меня и гости пореже, и песни потише. У меня, собственно, к "простой писательнице" одна претензия – очень уж любит она по утрам радио включать. В 8 часов. То ее месяцами не слышно – не понятно, жива ли вообще, или роман о влюбленных зомби на дачу уехала писать, а то... 

Вот как вчера. Мне еще час сна оставался – золотого, медового, чудо какого сна. И вдруг над самым ухом каааак запоют. Причем так: три песни из 70-х – и все смолкло. Пауза, я почти заснул. Вдруг раз: еще одна песня – и опять все смолкло. Ну, думаю, вдохновилась, села за письменный стол. Практически по системе Хемингуэя. Так и живем: два писателя-меломана и стенка между ними – тонкая, как барабанная перепонка.

Нет, ну кто эти стены в пятиэтажках проектировал? Архитектор Глухой? Архитектор Подслушивающий? Сталинская премия первой степени?

***

А вчера я лег рано, после тренировки считай что и не ужинал – так, несколько абрикосов, пара салатных листьев, бакинский помидор с каплей масла... Книгу было открыл про ужасы второй мировой. Закрыл. Сперва книгу, затем глаза. Надо же и о здоровье беспокоиться. Лежу: мускулистый, трезвый, о Холокосте не думаю, о постах про насильников совсем не думаю, в животе такая, знаете, легкость необычайная, здоровая...

Лежу так пять минут, десять минут. Сон уже какой-то намечается – тоже здоровый, крепкий. И вы представляете – соседи снизу курицу пожарили. Ночью! С чесноком, с приправами! И по каким-то давно мною забытым, совершенно несправедливым законам физики эти запахи поднимаются вверх, проникают через распахнутое окно кухни и будят во мне зверя.