Все записи
01:02  /  26.08.16

5786просмотров

ПРИНЧИПЕССА

+T -
Поделиться:

Они спустились в переход, прошли под Манежной, вышли на Красную и остановились на мосту. Соня уже исполнила половину обязательной программы, рассказав удивленному гостю, как много итальянцев строили московский Кремль, и теперь можно было просто болтать, провожая взглядом разноцветные корабли.

Знойный августовский день складывался неплохо, но не совсем так, как предполагалось. Соня легла под утро, закончив перевод статьи о высокой моде, и планировала спать целую вечность. Однако уже в восемь утра ее разбудил звонок.

Звонила дальняя родственница – Джульетта Леонидовна. По просьбе Сониной мамы она помогала девочке не пропасть в большом городе. Делала она это по-своему: поставляла ей «курортников» –  обычно итальянцев, деловых ребят от 20 до 60, которым надо было помочь провести остаток свободного времени за прогулкой и обедом. Иногда – и это тоже было запланировано Джульеттой – вечер переходил в ночь. «Очень хорошо, – рокотала в телефонной трубке старая сводня, – Москва – не последняя остановка». «Я на этой остановке уже третий год стою, а автобуса все нет.» – Отвечала Соня.

В этот раз приехал Массимо, которого ждали чуть не полгода. Как пела о нем Джульетта! Сын колбасного герцога из Турина или короля перчаток из Флоренции – наизавиднейший жених! В любом случае, стоило рассчитывать на щедрое вознаграждение. И значит, надо было вставать и ехать в «Ритц» на завтрак.

Соня приняла освежающий душ, надела легкое зеленое платье, любимые туфли, покрутилась перед зеркалом и через час была в холле московского «Ритца». Она не любила это здание, говоря, что «оно напыщеннее и провинциальнее ее самой», но любила роскошь и комфорт пятизвездочных отелей. Да и кто их не любит? Соня плюхнулась в мягкое кресло и написала Массимо смс. Минут через десять пришел ответ: «Милая, я устал и сплю, давай сходим куда-нибудь после пяти»…

Вздохнув и выдохнув, Соня заказала самый дорогой в городе капучино и достала из сумочки Чехова. В конце концов, было еще только десять утра, можно было скоротать пару часов за чтением и после отправиться в парк или в музей… Она перебирала хорошо знакомые ей рассказы, думая, какой перечесть, и остановилась на «Даме с собачкой», который прежде пропускала, как слишком известный. Каково ж было ее удивление, когда выяснилось, что после отъезда героев из Ялты в свои города, они продолжили роман: Анна Сергеевна стала бывать в Москве, где они тайно встречались в «Славянском базаре».

«Как же это я пропустила? – недоумевала Соня. – Не дочитала, что ли? Так это, выходит, не совсем курортный роман… Хотя, может, Москва для Анны Сергеевны была бóльшим курортом, чем Ялта. Ездила отдыхать в большой город от провинциальной тоски и обыденности семейной жизни…»

– Мамма миа, в этом городе красивые женщины еще читают книжки, – произнес мужской голос по-итальянски где-то за спиной Сони.

– И довольно часто, – по-итальянски же ответила Соня, не оборачиваясь.

Обладатель голоса, немного смущенный парень лет тридцати в белом льняном костюме – смуглый, кудрявый и небритый, предстал перед Соней:

– Простите, я не думал, что вы…

– В этом отеле некоторые девушки даже по-китайски говорят.

– Вы кого-то ожидаете?

– Да, вот жду какого-нибудь итальянца, чтобы показать ему город.

– Не разрешите мне быть этим итальянцем?

– Сделайте одолжение.

– Витторио.

– Соня.

Вот так, совершенно случайно, Соня повела по заготовленному маршруту другого итальянца. Витторио был в городе по делам фирмы своего дяди, барона упаковки, но дела эти были назначены на вечер. «Какая удача! – подумала Соня. – А в пять и Массимо проявится».

На мосту, где вид на Кремль становится совсем уж открыточным, Витторио перешел на ты, попросил называть его Ви и поинтересовался Сониным прошлым. 

– Я не москвичка. Я из С. Знаешь где это?

– Нет.

– Ну, и не важно. Довольно большой город, на самом деле. Больше Неаполя. Я там выросла, выучила языки, а потом, вот, в Москву переехала.

– Я слышал, что русские с амбициями все переезжают в Москву. Мой партнер шутит, что Москва резиновая.

– Амбиции.. Ну да, амбиции, наверное.

Соня подумала, что провинциалам, которые в Москву приезжали впервые летом по приглашению друзей, город казался каким-то непрекращающимся праздником. Ну правда же, богатая, нарядная столица, витрины до неба, тусовки круглосуточно, и парад воображающих на Тверской, как на променаде, который спускается к морю…

– Я Москву полюбила с первого взгляда. Тут летом бывает необыкновенно хорошо. Вроде бы огромный город, чуть ли не двадцать миллионов, а есть ощущение – где-нибудь в центре, конечно, что сейчас повернешь за угол и увидишь море…

– А я родился на море. Да и живу тоже. Ты была в Лигурии?

– Нет пока.

– Девушка с твоими глазами обязательно должна там побывать.

– А вдруг у меня просто линзы цветные? 

Ви смутился, но Соня засмеялась и вот так, смеясь, взяла его под руку, и они пошли дальше, в Замоскворечье, болтая о пустяках. Соня теперь слышала запах Ви – смесь парфюма и какого-то очень приятного, собственного аромата, не сильного, как бывает у южных мужчин, но выраженного. Может быть, ваниль, табачные цветы, ореховый ликер, который однажды Соня попробовала в Риме. «Мужчина, который пахнет ликером… Это уже было. Три года прошло? Черт, мне же уже скоро тридцать лет…» 

Когда пришло время обеда, они неплохо знали друг друга. В свои тридцать два Ви был разведенный отец маленькой дочери, чьи успехи в игре на фортепиано составляли предмет его гордости и больших надежд.

– Я тоже очень хотела играть на фортепиано, – сказала Соня, – но маме было не до того, чтобы заниматься моим музыкальным образованием. Знаешь, были довольно сложные годы. Думала, перееду в Москву, начну зарабатывать и буду брать уроки.

– Не сложилось?

– Просто Москва оказалась другим городом. Помню, я домой вернулась, спать легла, а Москва уже тут. – Соня понизила голос. – Шепчет мне: приезжай назад, со мной веселее. Тебе не место в С. Ты умная и красивая…

– И она была права.

– Спасибо, милый Ви. Я переехала. Работаю днем и ночью, перевожу устно и письменно, не высыпаюсь. Нет, я не жалуюсь, Москва мне многое дала, но просто… – Соня вспомнила о доделанном ночью переводе. Всего пять-шесть бессонных ночей осталось, чтобы оплатить квартиру, но надо же еще послать маме в С. И еще маникюр, и стрижка, и йога, и осеннее пальто. И все так дорого. Как все дорого!   

Соня подытожила:

– Москва не курорт.

– Зато я сегодня как на курорте. Красивая женщина, красивый город, но приятное ничегонеделанье очень пробуждает аппетит!

За обедом в русском стиле Соня и Ви выпили на брудершафт и поцеловались. «Это считается падением? – иронизировала про себя Соня. – А Массимо дрыхнет. Джульетта будет в шоке». 

– А что ты читала там в отеле?

– Чехова.

– Русские все читают Чехова? «Вишневый сад»?

– Да, собираемся вечерами и по ролям читаем.

– Шутишь. – Ви как будто немного обиделся. Соня улыбнулась:

– Он много всего написал. Я читала «Даму с собачкой». Знаешь?

– Нет…

– Это рассказ о женатом мужчине и молодой замужней женщине, которые встретились вдали от дома, в курортном городке, и у них случился роман, который им, ему особенно, сперва показался очередным увлечением, но в итоге оказался его большой любовью. Он поехал к ней в С.

– Ты же тоже из С!

– Тоже. А потом она стала к нему все время ездить и встречаться с ним в лучшей московской гостинице… Развестись тогда было трудно, да и не факт, что герои этого хотели.

Он разломил горячий черный хлебец, густо намазал его маслом, опрокинул рюмку, поморщился и с удовольствием закусил. По щетине потекла тонкая струйка масла, Соня сняла масло пальцем и облизала. Витторио поднял на Соню глаза, взял ее кисть и поцеловал. Они замолчали, улыбаясь. Она – смущенно. Он – довольно. Официант принес кулебяку.

– А при чем тут собачка? – спросил Ви через минуту.

Соня задумалась.

– Хороший вопрос. Она гуляла по Ялте со своей собачкой и ее поэтому так прозвали. Человека же часто сперва по внешнему атрибуту определяют. Дама с коляской. Дама с авоськой. Дама с животиком. И все хотят счастья. Вот как бы ты меня определил, если бы просто понаблюдал за мной?

– Если бы ты сидела также в ресторане, ела борщ, пила водку, одна, то я бы решил, что ты не очень-то счастлива. 

У Ви зазвонил телефон, он извинился и вышел из-за стола. Соня смотрела, как он разговаривает по телефону, жестикулируя второй рукой, как светятся на солнце его кудри. Она достала айфон, чтобы его сфотографировать, и увидела, что пришло сообщение от Массимо. Он уже пообедал и приглашал ее в «Ритц» выпить шампанского. Соне хотелось продолжить общение с Ви, тем более, что все складывалось, и она уже собиралась отправить Массимо вежливый отказ, но тут ее спутник вернулся, сообщив, что ему надо быть в отеле пораньше.

– Мне надо встретиться с партнером. Это часа на два. Дождешься меня из похода?

– Конечно.

Соня внимательно посмотрела на лицо Ви и заметила шрамы на щеке и подбородке, светлые полоски, почти без щетины.

– Я смотрю, ты уже повоевал.

– Находился. Насмотрелся. Напобеждался.

– Спасибо, что сохранил мне жизнь, Цезарь.

– Это только на два часа. Где предпочитаешь дождаться своего Цезаря? Куда тебя отвезти? Или хочешь остаться здесь и почитать Чехова?

– Я хочу…

Она хотела в эту минуту, чтобы он не уходил. Поехать бы в Парк Горького потанцевать. Скоро спадет жара. Снять обувь. Положить руки ему на плечи и тайком накрутить на палец его жесткий локон, а можно положить голову ему на грудь и почти не двигаться. «Боже мой, как вкусно он пахнет»!

– Знаешь… – Соня вдруг подумала, что надо все-таки уважить Джульетту и выпить с этим Массимо шампанского. Так, на всякий случай. – Я доеду с тобой до «Ритца» и пройдусь по магазинам.

Он улыбнулся и пожал плечами – «шопинг так шопинг». Они взяли такси, в котором Соня положила голову ему на плечо и еще раз полной грудью вдохнула его сладкий запах. Он говорил-говорил – какие-то приятности, наверное. Соня выключила внутреннего переводчика. Декорации их утренней прогулки проносились за окном такси в обратном порядке: Замоскворечье, Кремль, мост… Они начали целоваться. Таксист проявил понимание и повез их дальней дорогой. Впрочем, они ничего не заметили и прервались только, когда служащий отеля открыл дверцы автомобиля. 

Они вышли из такси и нежно простились. Соня погуляла десять минут по раскаленной Тверской и тоже вошла в «Ритц». Массимо, судя по смс, ждал ее в люксе шестого этажа. Соня поправила прическу, подкрасила губы и поднялась наверх.

Она позвонила в дверь. Долго не открывали. Она еще раз заглянула в смс – все верно. А затем дверь открылась.

На пороге стоял Ви.

«Раз, два, три, четыре…» – Мама учила Соню в сложных ситуациях считать про себя. Но это не всегда помогало.

«Ты что здесь делаешь?» – Хотели спросить оба, но не спросили.

Массимо – невысокий, полноватый, лысеющий – выглядывал из-за плеча Ви. Он улыбался, протягивая ей шампанское:

– Вот и для меня девушка пришла. Проходи, проходи, мне о тебе Джульетта все рассказала.

Ви отступил в сторону, пропуская Соню внутрь. Там было еще несколько итальянцев в костюмах и пара русских девушек, которых часто приглашают после заключения сделок, чтобы украсить мужскую компанию.

Соня взяла бокал и, стараясь не смотреть на Ви, начала оживленно болтать с Массимо. Тот, кажется, решил пустить в ход все свое обаяние, чтобы произвести на красивую девушку впечатление. Соня остроумно шутила в ответ. 

– За Москву, которая приносит нам успех и удовольствие! – провозгласил Массимо тост. Все выпили.

– А вы знаете, что Москва – третий Рим? – спросила Соня. – После вашего Рима и Константинополя…

– Нет, – признался Массимо. – Забавно, что мы с Витторио так быстро закончили наши дела. Так что теперь у нас короткие каникулы. Стало быть, это римские каникулы? Как в кино? А ты принцесса!  

Витторио, опустив плечи, стоял с бокалом в дальнем углу. Как же Соне хотелось в эту минуту освободиться от руки Массимо, которая уже поглаживала ее плечо и талию.

– Друзья! – обратился Массимо ко всем в комнате. – А я забираю принцессу Соню обедать. Всем хорошего вечера! 

И Массимо по-хозяйски увлек Соню из номера. Ей очень захотелось взглянуть на Ви, (может быть, она надеялась, что он что-нибудь скажет, и все еще переиграется), но в этот момент Ви был скрыт от нее мужчинами в деловых костюмах и смеющейся русской девушкой с белой ручной собачкой.

***

Наутро Массимо сказал ей, что Витторио улетел домой, потому что никаких дел в Москве у него не осталось. Да и Массимо нужно было собираться в дорогу. Он заказал завтрак в номер и положил на столик две тысячи евро:

– Это тебе на шопинг, принцесса. 

День был такой же жаркий, что и накануне. Соня прошлась по магазинам, померила сапоги и пальто, но настроения шопиться не было. Тогда она решила еще раз пройтись вчерашним маршрутом. Вышла на мост, достала айфон, полистала фотографии, сделанные в русском ресторане. Их было всего пять, почти все нерезкие. «Ну что я раскисла? А вдруг я ошиблась? – спрашивала Соня. – Может, он был и не добрый, и не особенный какой-то, а такой же, как Массимо? Просто красивее?» 

Соня стала удалять фотографии. Удалила четыре, но тут позвонила Джульетта. «Однажды я тебя заблокирую.» – Подумала Соня, – «Может, прямо сейчас?». Но телефон все звонил, и, взяв себя в руки, она улыбнулась и ответила:

– Доброе утро, Джульетта Леонидовна.