Все записи
15:55  /  5.02.17

1468просмотров

ЗАМЕТКИ ОБ АЛЬБЕРТЕ ЭЙНШТЕЙНЕ И СИОНИЗМЕ

+T -
Поделиться:

    Евгений Михайлович Беркович - математик, публицист, историк, издатель и редактор. Родился в 1945 году в Иркутске, окончил физический факультет МГУ им. Ломоносова, кандидат физико-математических наук, доктор естествознания (Германия). С 1995 живет и работает в Ганновере (ФРГ). Создатель и главный редактор журналов "Семь искусств" и "Заметки по еврейской истории", издатель альманаха "Еврейская Старина" и журнал-газеты "Мастерская". Автор книг "Заметки по еврейской истории" (М.,2000),"Банальность добра. Герои, праведники и другие люди в истории Холокоста" (М.2003), "Одиссея Петера Прингсхайма" (Ганновер, 2013), "Антиподы. Альберт Эйнштейн и другие люди в контексте физики и истории" (Ганновер, 2014). Публиковался в журналах "Нева", "Иностранная литература", "Вопросы литературы", "Зарубежные записки", "Человек" и многих других изданиях.

Заметка третья: 

                          "УДИВИТЕЛЬНО  ДЕЯТЕЛЬНЫЙ  НАРОД  НАШИ  ЕВРЕИ!"

 (Первая заметка опубликована здесь: 5 декабря 2016,    https://snob.ru/profile/30398/blog/117627

 (Вторая заметка опубликована здесь: 5 января 2017,    https://snob.ru/profile/30398/blog/119017)

     В Палестине Эйнштейн провел двенадцать дней в феврале 1923 года, возвращаясь в Европу из поездки в Японию. Впечатления от увиденного в Святой Земле сохранились у него на всю жизнь.

    Палестина в то время представляла собой не вполне оформившуюся в политическом смысле территорию. До Первой мировой войны она в течение четырех столетий являлась провинцией Османской империи. В 1922 году по решению Лиги наций Великобритании был выдан мандат на управление Палестиной. Правда, к приезду Эйнштейна мандат еще не действовал, он должен был вступить в силу в конце сентября 1923 года, но Верховный комиссар к началу года уже был назначен. Им стал Герберт Луис Сэмюэль (Herbert Louis Samuel, 1870-1963), впоследствии получивший титул лорда.

    Если бы правителя Палестины выбирали специально к приезду Эйнштейна, то лучшей кандидатуры вряд ли можно было найти. Мало того, что утонченный аристократ-философ сэр Сэмюэль был евреем, он еще страстно интересовался теорией относительности, впоследствии много лет состоял в переписке с ее автором. Знаменитого гостя Верховный комиссар принимал как важного государственного чиновника с салютом у ворот своей резиденции.

    В дневнике, который Эйнштейн вел в течение всей поездки, Верховный комиссар Герберт Сэмюэль описан так:

«Английская форма. Высокое, разностороннее образование. Высокое жизненное кредо, смягченное юмором» [Копельман, 2010].

    Чета Эйнштейнов добралась до резиденции Верховного комиссара в Иерусалиме в пятницу 2 февраля 1923 года. Альберт выглядел усталым, так как накануне из-за своего упрямства провел бессонную ночь: путешественник настоял, что от Порт Саида до города Лидда (современный израильский Лод) поедет в общем вагоне второго класса вместо предназначенного для него спального вагона [Clark, 1974 стр. 280].

    Так как на следующий день отмечался шаббат, Эйнштейну и Герберту Сэмюэлю пришлось пешком гулять по Иерусалиму. Вид молящихся у Стены Плача евреев не впечатлил ученого. О них он написал в дневнике: «наши недалекие собратья громко молятся, лицом к стене, качаясь взад-вперед всем корпусом. Жалкое зрелище людей с прошлым без настоящего» [Копельман, 2010].

    Религиозная жизнь совсем не привлекала автора теории относительности. В дневниковой записи от того же 3 февраля 1923 года он помечает: «Посещение бухарского еврейского квартала и мрачной синагоги, где верующие грязные евреи, молясь, ожидают конца шаббата» [Копельман, 2010].

    Значительно большую симпатию у Эйнштейна вызывает его пражский знакомый Шмуэль Хуго Бергман (иногда пишут Сэмуэль, Schmuel Hugo Bergman, 1883-1975), у которого он вечером был в гостях. Бергмана он называет «первый пражский святой» за то, что тот в Иерусалиме «создает библиотеку при недостатке места и денег» [Копельман, 2010].

    Эйнштейну нравились люди действия: строители, ремесленники, рабочие сельскохозяйственных кибуцев… В их созидательном труде он видел основу независимости и процветания евреев в пустынной и необжитой Палестине. Они опровергали его берлинский скепсис о неспособности соплеменников воссоздать национальное государство в земле, где когда-то стоял Иерусалимский Храм.

    Особенно привлекали убежденного социалиста идеи равенства, справедливости, которые царили среди приехавших осваивать новые земли. В понедельник 5 февраля Эйнштейн записывает в дневнике:

    «Посещение двух еврейских строительных колоний на западе от Иерусалима, принадлежащих городу. Строительство ведется еврейским товариществом рабочих, в котором начальники избираются. Рабочие приезжают без специальных знаний и опыта, но вскоре начинают прекрасно работать. Начальники получают не большую зарплату, чем рабочие» [Копельман, 2010].

    Сильное впечатление на ученого произвел строящийся практически на пустом месте Тель-Авив, основанный всего несколько лет назад, в 1909 году. Теперь же, спустя четырнадцать лет после разметки участков для первых зданий, в городе действовала гимназия, завод строительных материалов, строилась первая в Палестине электростанция, на которую Пинхас Рутенберг (1878-1942) получил концессию от англичан как раз в том же 1923 году. Кроме этих объектов Эйнштейн посетил опытную сельскохозяйственную станцию, научные вечерние курсы доктора Чернявского и объединение инженеров, где ему вручили диплом и роскошную серебряную шкатулку. В дневнике от 8 февраля Альберт выразил свои чувства:

    «Деятельность евреев за несколько лет в этом городе вызывает величайшее восхищение. Современный еврейский город вырос как из-под земли с оживленной хозяйственной и духовной жизнью. Удивительно деятельный народ наши евреи!» [Копельман, 2010 стр. 8 февраля]

    Когда в городской ратуше Тель-Авива Эйнштейну вручали грамоту почетного гражданина города, он радовался больше, чем при аналогичном чествовании в Нью-Йорке.

    Самым значительным событием во время двенадцатидневного пребывания Эйнштейна на Святой Земле было, вне сомнений, символическое открытие Еврейского университета в Иерусалиме. Здание университета на горе Скопус еще не было готово, поэтому церемония проходила во временном помещении, защищавшем присутствующих от прямых лучей Солнца.

    Для участия в этом историческом событии собрались знатные люди города, евреи, христиане, мусульмане… Присутствовали Верховный комиссар сэр Герберт Сэмюэль и Менахем Усышкин, председатель Еврейского национального фонда («Керен Каемет ле-Исраэль»), созданного для покупки земель в Палестине.

    К половине пятого сотни людей сидели в импровизированном «актовом зале» будущего университета, в котором должен был выступать великий физик. Хелен Бентвич, жена генерального прокурора британской администрации в Палестине Нормана Бентвича (Norman Bentwich, 1883-1971), вспоминала:

    «Многие, как и я, не могли утверждать, что понимают его теорию. Но мы все хотели слышать и видеть этого великого человека, вероятно, для того, чтобы в грядущие годы иметь возможность сказать, что мы слышали не только речь Эйнштейна о его теории, но также первую лекцию в Еврейском университете в Иерусалиме» [Bentwich, 1965 стр. 88-89].

    Помещение было украшено сионистскими знаменами, у трибуны, заменявшей университетскую кафедру, стоял флаг Великобритании и портрет Верховного комиссара, а также сионистский флаг и портрет доктора Герцля. С потолка спускалось полотнище с надписью «Свет и учение» («Orah ve Torah») [Clark, 1974 стр. 281].

    Менахем Усышкин был хорошо знаком с Эйнштейном, сопровождал его и Вейцмана в 1921 году в поездке по Америке. Представляя присутствующим великого физика, он, в частности, сказал:

    «Три тысячи лет тому назад величайший сын нашего народа царь Соломон выстроил здесь Дом молитвы Богу Превечному и, освящая этот Дом, молил о том, чтобы этот Дом стал местом молитвы для всех народов. И сегодня мы молим о том, чтобы этот дом — дом Еврейского университета, который мы освящаем на горе Скопус, стал Домом Науки для всех народов. С того момента, как вы взойдете на эту кафедру, она станет нашей гордостью и святыней. Наш великий брат! Взойди же на это высокое место, которое ждало тебя две тысячи лет!» [Копельман, 2005 стр. 54].

    Усышкин свое представление прочитал на иврите, после чего слово было предоставлено Эйнштейну. Вероятно, знаменитый ученый горько сожалел, что не выучил древнееврейский язык в мюнхенской гимназии, проявив, по его словам, «лень и легкомыслие» [Fölsing, 1995 стр. 607]. Тем не менее, хотя бы начало доклада Альберт собирался прочитать на иврите, в дневнике от 5 февраля он пишет:

«Я должен начать с приветствия на иврите, которое я читаю с большим трудом» [Копельман, 2010].

    Вступление звучало возвышенно:

    «Я счастлив выступать в этой земле, откуда Тора осветила мир, и в этом доме, который должен стать средоточием мудрости и науки для всех народов Востока» [Fölsing, 1995 стр. 607].

    Скорее всего, Эйнштейн в последний момент скомкал вступление, и то, что он начал говорить на иврите, не было отражено в еврейской прессе, освещавшей ход его поездки по Палестине. Правда, Верховный комиссар отметил в своих записках, что докладчик сказал для проформы вводное предложение на иврите, который был, очевидно, ему чужд, а далее перешел на французский. Когда сравнительно короткое выступление закончилось, Эйнштейн повторил его по-немецки. Как бы то ни было, первые слова первой лекции в Еврейском университете были ивритские [Clark, 1974 стр. 281].

    Как писал об этом выступлении выходящий в Берлине журнал «Га-олам», по окончании лекции публика устроила докладчику бурные овации. Собрание закрыл Верховный комиссар Герберт Сэмюэль, который поблагодарил профессора Эйнштейна за его труд ради человечества. Он сказал: «Это хороший знак для Еврейского университета, что его первую лекцию прочел самый мудрый знаток естественных наук в мире» [Копельман, 2005 стр. 86]. В дневнике от 7 февраля Альберт назвал приветственную речь Герберта Сэмюэля «довольно забавной» [Копельман, 2010].

                                                       (продолжение следует)

                                                              Литература

Blumenfeld, Kurt. 1962.Erlebte Judenfrage. Ein Vierteljahrhundert deutscher Zionismus. Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1962.

Clark, Ronald W. 1974.Albert Einstein. Eine Biographie. Esslingen: Bechtle Verlag, 1974.

Einstein-Born. 1969.Albert Einstein – Hedwig und Max Born. Briefwechsel 1916-1955. München: Nymphenburger Verlagshandlung, 1969.

Einsten, Albert. 1953.Mein Weltbild, hrsg. Carl Seelig. Zürich: Europa Verlag AG, 1953.

Fölsing, Albrecht. 1995.Albert Einstein. Eine Biographie. Ulm: Suhrkamp,, 1995.

Frank, Philipp. 1949.Einstein. Sein Leben und seine Zeit. München, Leipzig, Freiburg i. Br.: Paul List Verlag, 1949.

Katz, Shaul. 2004. Berlin Roots – Zionist Incarnation: The Ethos of Pure Mathematics and the Beginnings of the Einstein Institute of Mathematics at the Hebrew University of Jerusalem. Science in Context, том 17, стр. 199-234. 2004 г.

Айзексон, Уолтер. 2016.Альберт Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная. М.: Издательство Аст, 2016.