Все записи
13:47  /  14.05.19

1691просмотр

«Надеюсь, это спасет пару десятков жизней»

+T -
Поделиться:

Прописная истина: чтобы стать хорошим врачом, надо много учиться. Когда много учишься, не хватает времени на подработку. И на что тогда жить?

Когда Лера идет после занятий в Высшей школе онкологии в субботу вечером, ей звонит мама и спрашивает, как прошел день. В конце разговора мама спрашивает:

— Я все-таки не понимаю, ты сейчас в ординатуре была или где?

 

— Мама, давай я объясню еще раз, — привычно отвечает Лера.

Валерия  Фото: Валерий Зайцев для ТД

Высшая школа онкологии (ВШО) — образовательный проект Фонда профилактики рака. Фонд полностью оплачивает ординатуру для десяти студентов-онкологов со всей страны и организовывает дополнительные занятия с действующими онкологами из России и США, курс медицинского английского, научной коммуникации и других предметов, которые не предусмотрены в обычной ординатуре. Для того, чтобы попасть в ВШО, нужно пройти три отборочных тура. В прошлом году в ВШО подали заявки 315 студентов. Одной из них была Лера. «Для меня поступление в ВШО было вызовом самой себе, — говорит Лера. — Я, правда, считаю, что до ординатуры у меня был хороший уровень образования в университете. Я хотела поддерживать его, а это возможно, только когда учишься с сильными ребятами и равняешься на них».

Валерия  Фото: Валерий Зайцев для ТД

Лера закончила факультет фундаментальной медицины МГУ. С будущей специальностью определилась на третьем курсе, когда после практики поняла, как тяжело ей дается общение с пациентами. Лера боялась, что из-за этого не сможет стать хорошим врачом. Тогда преподаватель Леры по патологической анатомии предложил ей пойти к нему писать диплом. Патологическая анатомия изучает процессы с помощью микроскопического исследования клеток и тканей организма. «Я поступала на медицинский, плохо представляя себе свою будущую профессию. Мне хотелось заниматься именно наукой, и поэтому патанатомия меня очень быстро затянула», — рассказывает Лера. По ее словам, на практике работа патолога напоминает собирание пазлов: каждый раз необходимо решать конкретную задачу, пока картинка не сложится. 

Валерия в лаборатории  Фото: Валерий Зайцев для ТД

На пятом курсе Лера наткнулась на интервью основателя Фонда профилактика рака и ВШО Ильи Фоминцева : «90% выпускников медвузов гарантированно убили бы своих пациентов». Почему-то Леру очень задели эти слова. Тогда она уже решила, что поедет в Санкт-Петербург поступать в ординатуру НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова на патоморфолога. Лера отправила заявку и в ВШО. Когда Илья Фоминцев позвонил ей, чтобы сообщить, что она проходит в третий тур, Лера уже спала. Проснувшись, она решила, что это был сон. В последний этап отборочного конкурса в Высшую школу онкологии прошли 28 человек.

Слева: Валерия в лаборатории. Справа: На рабочем столе Валерии  Фото: Валерий Зайцев для ТД

На последнем этапе отбора абитуриентам нужно было представить комиссии свой проект о системных проблемах в российской медицине и о возможных вариантах их решения. Лера решила рассказать о самой больной и актуальной для себя теме. Ее работа называлась «Проект улучшения патологоанатомической службы в России». Большинство людей, по словам Леры, считает, что патологоанатом только и делает, что вскрывает трупы, как показывают в детективных сериалах. Для проекта Лера собрала реальную статистику о том, что из себя представляла патологоанатомическая служба в России в прошлом году: «В России не хватает как минимум 1859 врачей-патологоанатомов. Обеспеченность штатами врачей-патологоанатомов — 66,5%». Вместе с Лерой в последний тур прошел еще один патолог, но в итоге комиссия выбрала ее.

Валерия  Фото: Валерий Зайцев для ТД

Сейчас рабочий день Леры в ординатуре по патоморфологии начинается в девять утра. Четыре дня в неделю Лера дежурит. Эта часть работы называется «вырезка». Лере приносят материал с операций: фрагменты органов и тканей, которые нужно вырезать таким образом, чтобы кусочек был репрезентативным. «Пока все не вырежешь, никуда не уйдешь», — смеется Лера. Формально дежурство длится до восьми вечера, но часто ей приходится оставаться до 11. Патоморфолог для онкологии — очень важная специальность. Именно этот врач определяет тип опухоли и ее стадию. Без заключения патоморфолога другие врачи не могут назначить лечение. Это очень сложная работа, требующая постоянной концентрации и самоотдачи.

Валерия  Фото: Валерий Зайцев для ТД

Помимо ординатуры, Лера ходит на дополнительные занятия в ВШО. Сейчас это академический английский. В прошлом семестре — курс по научной коммуникации. Еще она выбрала патанатомию и курс по статистике. С такой нагрузкой у Леры физически нет времени подрабатывать. Поэтому ВШО выплачивает ей небольшую стипендию. Это позволяет Лере не отвлекаться от учебы, которая для нее очень важна. «Я не собираюсь спасать мир, но я собираюсь быть хорошим врачом, который умеет правильно ставить диагнозы, — говорит Лера и, задумавшись, добавляет, — надеюсь, это спасет пару десятков жизней». 

Пока Лера заканчивает ординатуру и становится хорошим врачом, в ваших силах сделать кое-что для того, чтобы спасти мир. Высшая школа онкологии существует благодаря пожертвованиям. Сейчас Фонд профилактики рака в пятый раз открыл набор для выпускников медицинских вузов. Пожалуйста, подпишитесь на ежемесячное пожертвование. Тогда ВШО сможет продолжить обучать студентов, которые станут хорошими врачами и не убьют своих пациентов. То есть нас с вами.

 

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно