Все записи
15:41  /  3.07.16

3696просмотров

Инстинктивный стиль

+T -
Поделиться:

There is a patience of the wild — dogged, tireless, persistent as life itself.

У хищников есть особое терпение — настойчивoе, неутомимое, упорнoе, как сама жизнь.

Джек Лондон «Зов предков»

— Мне? Надеть обувь с узором под леопарда? — на экзамене стилистов восклицает клиентка, раздувая ноздри и поднимая и без того выразительные брови. — Никогда не думала об этом. Хищный принт — это так агрессивно. И эта дама далеко не одинока в своём возмущении. Многие клиенты на консультациях по созданию образа отвергают все, что связано с военным прошлым, стилем охотников, наездников и колонизаторов. Камуфляжный или анималистичный принт — это сразу «нет» без раздумий и объяснений.

Значит ли это, что наше общество — миролюбивое, люди обрезали когти инстинктов и больше не жаждут крови?

Посмотрим на биологию вопроса. Знаете ли вы, что аллергией страдают только граждане благополучных стран? Высокий уровень жизни перепрограммирует иммунную систему. Лишенная внешних врагов, она начинает бороться с первым встречным. Ведь микробы для организма — это как одноклассники-забияки для ребёнка: они помогают физическому развитию, отличать врагов от конкурентов, бороться и игнорировать, проживать победы и справляться с поражениями.

Совсем не обязательно эта борьба идёт на физическом уровне. Выиграть олимпиаду по химии, поступить в лучший вуз или серией полуулыбок увести понравившегося парня у девочки из параллельного класса, — все это состязание. Современному человеку нужны соперники ничуть не меньше, но сейчас соревноваться — это фу, недостойно. Особенно для женщин.

Агрессия имеет много лиц и уровней. Известно, что грубой задиристостью у старших приматов отличаются только слабые представители. Власть и доминирование лидеров имеет эту же природу, но проявляется более тонко и индивидуально.

Так и в стиле, не всем идёт использование сильного образа «в лоб». У кого-то это —ежедневная приправа к повседневной рутине на уровне аксессуаров. Есть и такие женщины, в которых, возможно, раз в жизни на короткий миг включится злобная волчица, защищающая своих детенышей, и агрессия проявится в действиях.

Третьим звериный оскал помогает прожить этапы жизни, связанные с потребностью освоиться на новой территории или расширить границы владений: образ для далеких и долгих путешествий, новая должность на работе или изменение сферы деятельности, получение образования (помните выражение «грызть гранит науки»?), изменение места жительства, завершение длительных и сложных проектов, рост доходов (или стремление к этому). Тогда базовая часть гардероба преображается. Важно отметить, речь не идёт о личностных трансформациях: наш агрессивный герой остаётся прежним человеком, но теперь готов к решительному броску.

 

Вот лишь несколько типажей, которые своей личностью агрессивно выступают против прежних границ fashion: модная бабушка, модель plus size, человек, одинаково хорошо выглядящий в мужских и женских образах (трансгендерность), спортсмен-инвалид-модель на показе, интеллектуалка с волосатыми ногами и подмышками.

Теоретик моды Ольга Вайнштейн полагает, что бывшие ранее маргинальные группы включаются в индустрию моды из экономических соображений. Мысль циничная, но не лишенная оснований. Напоминает речь Аарона Экхарта в фильме «Здесь курят»:  «Мы ничего не выиграем от смерти курящего подростка больного раком. Мы потеряем покупателя. Наоборот, мы заинтересованы, чтобы он жил как можно дольше. И курил». Хищный стиль связан с прогулкой по лезвию бритвы: страшно, опасно, безрассудно, но выживший в этой игре преодолеет главное ограничение человека — неверие в себя.

Войны XX века, особенно в нашей стране, оставили глубокие раны, а женщины чувствительны к этой памяти поколений. У нас есть негласное требование признать всякую войну незаконной, это больше не война, не бой, а «полицейская операция», «меры по охране порядка», «урегулирование конфликта».

В романе Оруэлла «1984» одним из методов манипулирования массами было изобретение новых слов, размывающих различия, и объявление вне закона слов, эти различия выявлявших. В психологии глубин Жильбера Дюрана есть совершенно точный прогноз того, что произойдёт, когда люди делают вид, что нет чего-то, что на самом деле есть, — это вытесняется в чулан подсознания.

Не принятые образы, вопросы, на которые мы не нашли ответ, являются нам в снах, безумных желаниях и безотчётных тревогах. Но так как об этом стыдно говорить и даже думать, то не перерабатываются, а продолжают заталкиваться все дальше, хорошо, если до личных неврозов. Но спонтанно возникающие в США истории про молчаливых подростков из благополучных, расстреливающих своих одноклассников, показывают варианты исхода. Война осталась, но ушла в тень, стала нерегулируемой и табуированной. Из-за этого суммарный уровень нерастраченной бессознательной агрессии внутри современного общества растёт и является самым высоким в животном мире.

Первая мировая война дала женщинам короткие стрижки, пиджаки, брюки и непринужденное поведение. Массовый спорт стал работать заменителем войны для широкой аудитории, формой проговаривания агрессии, соперничества и самоутверждения. Некоторые люди, чувствуя это, все же пытаются сублимировать сжатую внутри нас пружину: в спорт (и спортивную одежду-обувь вне спортзала), освоение навыков, путешествия, просмотр кино с супергероями, использование самых современных гаджетов, езду на спортивных автомобилях и покупку ультрамодной одежды.

Сейчас одежду в спортивном стиле можно встретить на улице, в магазинах, парках и музеях. Спортивные элементы включаются в повседневные вещи и платья. Количество «спорта», которое будет смотреться на женщине органично, — вопрос персонального стиля, но если говорить в общем, то можно выделить три группы погружения в эту стилистику. 

1) Минимальная: человек не занимается спортом и ведет неспортивный образ жизни, работая в социальной сфере, искусстве, науке. Чтобы приобщиться к спортивной тенденции в этом случае можно перенять принцип ношения вещей: закатанные рукава, функциональная многослойность — из под одной майки другая, а рубашка повязана на бёдра.

2) Средняя: это активные люди, которым нравится ритм здоровой конкуренции и чувство адреналинового восторга от насыщенной событиями жизни. Тут подойдет стиль путешественника, когда спортивные элементы присутствуют на функциональном уровне, например, резиновая чашка-термос, повязка придерживающая волосы, лампасы на брюках, фитнес-браслет, кроссовки благородных тонов, спортивная сумка на поясе.

3) Выраженный спорт: не только психологически, но и по образу жизни эти люди связаны с большими скоростями, спортом, высокими физическими достижениями. В этом случае весь гардероб может быть построен на высокотехнологичных тканях и интенсивных цветах, а чтобы не выглядеть как марафонец на пробежке, стоит выбрать либо спортивные силуэты, либо крой (по линиям мышечных волокон), либо гамму. Позаботиться о стрижке, которую можно завязать в хвост или не укладывать и оставить минимум украшений, а лучше исключить их полностью.

Есть и другой путь — аутоагрессия. Не только в курении, алкоголе, наркотиках, но и, например, в намеренной некрасивости образа с подчеркнутыми недостатками тела, в желании усилить некрасивость лица, используя «странные» техники макияжа или отказавшись от него вовсе.

На днях смотрела отобранных дизайнером одежды моделей для съемки лукбука. Его ассистентка сокрушается, что пришло много девушек, с идеальной кожей, высокими скулами и длинными ногами, а выбрал вот этих «страхотулек». Одну взял с эльфийскими ушками, другую с необычными губами (плевать, что ноги слегка кривоваты) и серую мышку с взглядом из-под насупленных бровей. Идеальное и милое уже давно не в моде — факт.

Недавно наткнулась на американский фотопроект, где женщины держали листочки с высказываниями в адрес тех, кто критиковал их полноту, возраст, некрасивые ноги / дряблые руки или шрам на спине. Разумеется наряды подчеркивали именно ту особенность тела, которую им советовали припрятать. Лично у меня как стилиста только один вопрос: зачем? Ну, хорошо, допустим, есть много случаев, когда недостаток тела надуман, но если ноги дамы весом больше сотни килограмм откровенно огромные, что ей даст обтягивающая мини-юбка? Любовь к себе, принятие тела, уверенность? Это форма детского протеста — «назло маме, отморожу уши» — один из результатов агрессии, для которой нет места во внешнем мире и она поворачивается против самого себя.

В книге «На службе зла», которую написала Джоан Роулинг под псевдонимом, есть эпизод про интернет-форум, на котором общаются подростки, желающие ампутировать себе конечность. Звучит жутко.

Однако с телесными увечьями связана ещё и тема инициации. В ритуалах посвящения нужно было как-то различать тех, кто прошёл испытания и может войти в число взрослых представителей племени, и молодых, неопытных. Потому использовались всевозможные татуировки, шрамы, вживления колец в нос и уши или военные травмы. Женскими проявлениями пройденной инициации иногда становились не метки на теле, а внешние артефакты. Помните из сказок сотканные за ночь ковры, сшитые из воздуха платья, связанные из крапивы свитера? А также рождённый ребёнок. В любом случае, инициированным человек становился в результате некого достижения, задачи ставились серьезные и некоторые до седых волос не могли их разрешить.

У современного человека таких испытаний практически нет, агрессия и амбиции осуждаются, а душа просит обряда перехода. Так воинственный импульс, который должен был пойти во внешний мир, обращается на себя и выражается через всевозможные и порой чудовищные эксперименты с теплом.

Оказывается, физическая антропология, которая исследует человека как биологический вид и в том числе касается темы расы, в России изучается, а в Европе и Америке — нет. Потому что это противоречит идее толерантности. Потому что некоторым людям кажется, что невозможно изучать расу, не связывая длину берцовой кости или вес мозга с интеллектуальными и душевными качествами.

Вот это желание «тщательно перемешать малиновое варенье с манной кашей» и попытка отрицать очевидные отличия ради блага всех народов, приводят к ситуации, показанной в мультфильме «Зверополис»: все одинаковые, все дружат, но уникальности и самореализации в таком обществе ждать не приходится.

И в сфере создания образа это очень ярко видно: если 10 лет назад я ходила по магазинам с клиентами, чтобы найти вещи по фигуре и для конкретных ситуаций, то сейчас в 9 случаях из 10 мы ищем индивидуальность. Техники работы стилистов пополняются все новыми вопросами и идеями, как найти, создать и реализовать в одежде суть личности, как уйти от тотальной универсальности, как проявить то, что социум подавлял десятилетиями.

В наследии древнекитайской медицины есть принципы связи участков нашего тела с иными качествами. Так, например, голова — это про мысли и интеллект, головная боль или травмы значат, что подсознательно мы отказываемся о чем-то думать. И наоборот, акцентирование головы шляпами, платками, очками говорит о попытке осознать эту часть своей жизни и акцентировать именно на интеллекте внимание окружающих. С этой же точки зрения, руки — про действия и более узко: связь с другими людьми.

Уход за руками, кольца, браслеты, наручные часы, тренировка красивой пластики рук и внимание к манжетам также можно интерпретировать как внимание к своим действиям, общению, партнерству с другими людьми, стремление придать этому процессу особую важность.

Так вот, возвращаясь к «некрасивости»: очень востребованные сейчас в fashion-индустрии девушки с оттопыренными ушами и выразительными бровями говорят о социальном заказе на высвобождение дикой инстинктивной части человека. Ведь умение слышать — на втором месте из талантов уха, главное — умение ориентироваться в пространстве. Даже в темноте. Брови призваны защищать глаза от песка и пота со лба. Именно поэтому до недавнего времени ценились изящные брови, мол, я дама из высшего общества, по пустыне на лошади не скачу.

Какой же экологичный выход можно дать своей агрессии через внешний облик?

Прежде всего: никаких украшений, если только кулон-клык или металлические серьги-кости. Увеличенные объемы одежды в сочетании с чрезвычайно узкими. Обязательно джинсы, чем грубее, тем лучше. Контраст черного и белого, кроваво-красного и бежевого, хаки и песочный как базовые цвета, звериные узоры и камуфляж уже обсуждали выше, добавьте сюда также принты под змей и крокодиловую кожу. Высокий каблук или подчёркнуто грубая или спортивная обувь, грубые износостойкие материалы — джинса, парусина, холст, кожа. Негламурный металлический блеск: необработанные поверхности черненого серебра, сталь, темный никель, бронза. Шипы, татуировки. Объемные прически от конского хвоста до начёса с лаком из 80-х.

Не так давно народ Великобритании проголосовал за выход из Евросоюза. Я не берусь рассуждать о политике, но с точки зрения социологических процессов, произошедшее напоминает первобытный ужас перед воинственными захватчиками, когда уши закладывает и слова о сотрудничестве, развитии и общем пути просто не доходят.

Гуманистические ценности слабее инстинктивных, это факт, и никакими силами и просвещением нельзя изменить человека-кентавра. В нас есть ужасная, жестокая и беспощадная часть. В каждом человеке. Пока она не осознана, задавлена, не принята, в том числе в гардеробе, она будет решать все за нас в критические моменты, когда разум берет «минутку на размышление», когда осознано есть шанс научиться ею управлять.

Принять агрессию в своем образе, позволить себе иногда быть такой и носить леопард и шипы в свое удовольствие — значит приблизиться к пониманию дикой природы, своей инстинктивной животной части, позволить ей быть и научиться ею управлять.

Читайте также

Новости наших партнеров