Все записи
16:24  /  14.07.16

1046просмотров

Детский глаз как дно айсберга или почему мы видим мозгом

+T -
Поделиться:

Меня часто спрашивают, в чем смысл отделять детские глазные болезни от болезней взрослых? Ведь все мы работаем с одним органом и, по сути, с одними и теми же заболеваниями. Попытаюсь объяснить, так как ответ на этот вопрос дает нам понимание того, как в принципе устроен человеческий глаз. Сказать, что зрительная система человека устроена сложно, – по сути, не сказать ничего. Только задумайтесь, кора головного мозга – наш высший контролирующий орган, эдакая администрация президента, которая отвечает абсолютно за все процессы в организме, – на 40% занята исключительно зрением. Представьте – 40%! Остальные 60% – на весь остальной организм. Это самая сложная система из всех существующих. И при этом, как ни парадоксально, она не является жизненно необходимой.

Как это часто бывает, чем сложнее система, тем чаще происходят сбои.Рассмотрим, к примеру, астигматизм. Долгое время считалось, что астигматизм высокой степени (больше 1,5 - 2) плохо корригируется очками или вообще не корригируется. И что ты ни делай, зрение все равно сильно не поднимется – что в очках, что без очков. Почему это так? Это же просто оптический эффект, он должен корригироваться. В начале 90х мы с коллегами занялись рассмотрением этого вопроса и придумали собственную методику. Оказалось, при астигматизме клетки глаза, которые отвечают за горизонтальное виденье, посылают информацию в одну зону коры головного мозга, а вертикальные – в совсем другую. Затем картинка объединяется, но информация из разных источников приходит неравномерно, сигналов из одного источника недостаточно, а второй не доходит корректно, поэтому астигматизм не корригируется.

Когда мы установили эту закономерность, я собрал команду оптиков, механиков и программистов и вместе мы создали прототип прибора, способного устранить эту проблему. На первых же тестовых запусках эффективность прибора зашкаливала – если раньше детей с астигматизмом нужно было лечить годами и результат был непредсказуем, то теперь они излечивались буквально за 10 дней. Представьте, человек приходит со зрением 20%, а через неделю у него 60-70%. Это лишь небольшой пример того как важно человеку, занимающемуся детской офтальмологией знать весь процесс формирования зрительной системы, его законы и нейрофизиологические особенности.В этой области возможны невероятные достижения.

Но тут всплывает еще один упрямый факт – лечить такие болезни и заниматься профилактикой необходимо с раннего детства. Ведь 90% болезней у взрослых – это болезни, которые давным-давно сформировались. Пока они формируются, на них можно воздействовать – для этого нам нужно взглянуть не на сам стеклянный шарик – верхушку айсберга, а на то, что скрыто глубоко под водой. Ведь за любым внешним признакам у детей (плохое зрение или косоглазие) стоит огромный пласт возможных патологий. Но, снова повторюсь, перспективы для их лечения хорошие! Мало кто об этом задумывается, но наша область очень широкая. Разработки идут параллельно в нескольких направлениях: в области хирургии и нейрохирургии, а также крайне актуальной сегодня генной инженерии – все это дает мне оптимизм полагать, что завтра – послезавтра мы придем к невероятным открытиям. Но об этом я расскажу в следующий раз.