Все записи
14:33  /  18.11.16

1158просмотров

Лечить или не лечить – кто решает в офтальмологии

+T -
Поделиться:

В последнее время в отечественной офтальмологии стали часто происходить случаи, когда пациент после лечения терял зрение. В чем дело, как быть? Можно, конечно, наказать доктора, учреждение, всю страну, запретить продавать определенные лекарства - те, к примеру, история с которыми наделала много шума этой осенью. Но так проблему не решить.

Давайте обратимся к международному опыту. Во всем мире существует такая практика - off-label - когда препарат выписывают не по его прямому назначению. Как же решаются проблемы использования лекарств «вне инструкций» там, на Западе, где все стандарты утверждены и конфликтов, между рекомендациями фармкомпаний и врачами, по поводу применения разных препаратов, не возникает,  и выбор препарата не является волеизъявлением отдельного взятого доктора, а исключительно решением группы медиков?

Вся прелесть заключается в том, что  на Западе существуют Ассоциации врачей, которые занимаются разными проблемами: Ассоциация детских офтальмологов, Ассоциация взрослых офтальмологов, лор-врачей, гастроэнтерологов и т.д. Эти общественные организации, имея юридическую силу, участвуют в медицинской жизни всей страны. Появился на рынке новый препарат, аппарат, метод лечения - врачи Ассоциации встречаются, обсуждают механизм действия, проводят исследования, выносят вердикт: быть или не быть, лечить или не лечить. Решают, назначать ли препарат, если  в инструкции не указаны показания к этому заболеванию. Глубокое понимание докторами механизма действия лекарственного вещества дает возможность после обсуждения назначить лекарство. При этом ответственность за off-label ложится не на плечи отдельно взятого врача, не на медучреждение, даже не на страну, когда в качестве наказания запрещают применение препарата, а на конкретную медицинскую Ассоциацию.

Было много научных и медицинских международных докладов, мне довелось лично принимать участие в дискуссиях и обсуждениях по поводу применения подобных препаратов в офтальмологии. Например, одно из лекарств для лечения онкобольных склерозирует новые сосуды, уменьшает питание опухоли, останавливает ее развитие. В глазу происходят аналогичные процессы: возникают новые сосуды опасные для ткани глаз, не будучи опухолью. Профессиональное сообщество решило, что препарат для онкологии в офтальмологии применять можно. Замечу, что придумали это не российские врачи! Европейская и Американская Ассоциации офтальмологов решили использовать его для лечения локальной болезни в глазу, и эта практика удачно продолжается по сей день. И Европейская и Американская Ассоциации взяли на себя ответственность за применение данного препарата. В России же после инцидента его просто запретили, без обсуждений и все.

Как я вижу, проблема лежит в том, что у нас в стране, по сути, нет экспертной Ассоциации офтальмологов, а та, что есть, не имеет никакого права голоса. Нужна Ассоциация, созданная снизу, а не сверху министерством. В независимой профессиональной Ассоциации офтальмологи смогут решать многие вопросы, в том числе, использование новых препаратов, общество сможет брать на себя юридическую ответственность, апробировать новые методики. Должно быть так - пока Ассоциация не поставит свою резолюцию, ни одна технология никуда не пойдет, даже если министр здравоохранения и все его замы будут в рупор кричать, что этот препарат необходим, последнее слово всегда будет за независимой Ассоциацией. Вот ключ к решению проблемы. А наказанием отдельно взятого доктора, который что-то применил, учреждения, и даже всей страны, тем, что запретили продажу лекарства, проблему не решить.