Все записи
17:15  /  17.07.16

4258просмотров

Колесо обозрения

+T -
Поделиться:

Гулять в Париже было хорошо, но одиноко: как будто все, кого ты знал и любил, стёрлись, а рядом пришли и встали чужие.

Я помню, как в предпоследнюю ночь я вылез из гостиницы и побрёл на колесо обозрения. Я заплатил, отрывая от сердца, десять евро, отстоял длинную очередь — влюблённые, пенсионеры, арабы — и дождался наконец своей кабинки. Меня торжественно завели внутрь, посадили, закрыли дверь, а спустя секунду снова её открыли, чтобы завести и посадить напротив ещё одного заблудшего впотьмах.

Это был невысокий мужичок в дутом пуховике, с круглым белым лицом, очень улыбчивый и тихий. Мы кивнули друг другу и тут же отвернулись в мутные стёкла. Колесо дёрнулось, клеть качнулась и медленно поползла вверх. Там, в облаках, мужичок достал из рюкзака большой фотоаппарат и принялся жадно щёлкать им налево и направо, пока не остановился вдруг и не спросил:

— Простите, вы знаете Париж? Можете показать мне, где Нотр-Дом?

Я ткнул пальцем в боковое стекло — там, за водой, на острове. Он повернул камеру к реке, несколько раз нажал вслепую кнопку, а потом выдохнул и заговорил. Американец, приехал из Миннесоты, в Европе в первый раз:

— Тепло здесь, хорошо, не то что у нас…

Мы стали болтать с ним о зиме и, конечно, заболтались. Когда кабинка села, мы были уже если не друзья, то во всяком случае давние соседи и добрые друг другу советчики: в музей лучше идти до обеда, пока не столпился народ; устрицы заказывать там, где подают только морепродукты, а то принесут дрянь; а макарони домой надо брать прямо в день отлёта, иначе обветрятся, деньги на ветер.

Огороженный коридор, который, петляя и запутываясь, вёл посетителей к выходу, заканчивался новым аттракционом. Здесь туристов приставляли к стене с изображением колеса и фотографировали на память. Захочешь — купишь, не захочешь — как хочешь. Нас сцепили вместе, приняв за родственников, и ослепили мгновенной вспышкой. Мы улыбнулись как-то неловко, растерянно, миновали будку, отказавшись от сувенира, а потом пожали друг другу руки и разошлись навсегда в разные стороны.

С тех пор прошло уже несколько лет, а я, странное дело, всё равно думаю иногда, что есть вот на свете такая фотография: там я, колесо обозрения и круглый дядька из Миннесоты.