Все записи
14:47  /  19.05.17

2575просмотров

Дневники учителя: Пушкино — Москва

+T -
Поделиться:

Уж замуж невтерпёж

«“Вместо выделенных слов вставьте близкие по значению наречия, оканчивающиеся на шипящую”... Господи, придумают же задание... “Упасть лицом вверх”... Я не знаю...» — «Ну как же. А если подумать?» — «Нет, не знаю...» — «Навзничь». — «Точно... “Широко раскрыть окно”... Тоже не знаю...» — «Конечно знаешь!» — «Нет, не знаю...» — «Настежь, открыть окно настежь». — «Понятно... Дальше... “Ударить с размаху”... Понятия не имею...» — «Наотмашь». — «Я и слова такого не слышала... Долго там ещё?..» — «Нет, последнее. Ну хоть это ты знаешь? Ну постарайся, пожалуйста! “Стать женой”?» Она улыбается впервые за весь урок: «Это я знаю... Выйти замуж!..» Девочки — они и в пятом классе девочки.

 

Вопрос, ответ

Вопрос. Как провести шесть уроков русского языка и не повредиться умом?

Ответ. Никак.

 

Тотальный диктант

Моя самая трудолюбивая ученица пришла заниматься русским прошлой весной, после Тотального диктанта. Прошёл год. Сегодня она прислала мне две картинки. Было — стало. Вместо трёх орфографических ошибок — ноль, вместо девяти пунктуационных — четыре, вместо двойки в зачёте — четвёрка. В следующем году повешу рядом третью картинку — с пятёркой, разумеется, не меньше, а пока — пойду праздновать, что ли.

 

Пушкино — Москва

В подмосковном Пушкино, к счастью, такая же дрянная погода, какая стоит и в Москве, поэтому сестрёнка моя, обитательница замкадья, не глядит каждый миг за окно — поверх камеры, туда, в другую (солнечную) жизнь, — а сосредоточена на уроке и на приключениях любимого мальчишки. Третий месяц «Денискиных рассказов». Читаем мы с ней медленно, но верно и почти уже без ошибок:

«А утром я встал раньше всех, и оделся, и стал ждать Марью Петровну. Папа, когда позавтракал и прочитал газеты, сказал: “Пошли, Дениска, на Чистые, погуляем!”»

Здесь сестрёнка делает паузу и смотрит строго на меня:

«Куда пошли?» — «На Чистые». — «На чистые — что?» — «Пруды». — «Ничего не поняла». — «Пошли на Чистые пруды. Это район так называется в Москве. И станция метро. И сами пруды. Там водичка, лебеди, деревья, скамейки, люди гуляют, знаешь...»

Я бы мог, наверно, продолжать, но вынужден остановиться. Сестрёнка смотрит на меня недобро:

«Дениска что, живёт в Москве? — Она вздымает брови, так, как умеют вздымать брови только маленькие азербайджанские девчонки. — Это что ещё за новость?» — «Ну, почему же новость?.. Мы с тобой столько читаем-читаем эти “Денискины рассказы”, а ты только теперь поняла, что он живёт в Москве?..»

Она молчит.

Я вдруг вижу, как ребёнок меняется в лице — брови опускаются вниз, и вниз, и вниз — совсем уже нахмурились, — и уголки губ тоже скользнули, дёрнулись, упали.

«Ты расстроилась?» — «Да». — «А ты думала, где он живёт?» — «В Пушкино...» — «Нет, моя хорошая». — «Я думала, он живёт в Пушкино...»

Это подлость. Почему нельзя было поселить мальчишку в милом подмосковном городке — здесь и природа лучше, и воздух свежей — почему обязательно в Москве? Как с ним теперь увидеться, если я здесь, а он там, — да и ладно бы увидеться, мне, может, и не больно хотелось, но всё равно было хорошо жить с мыслью, что я здесь и он тоже здесь, недалеко, и как-нибудь, когда-нибудь, однажды. А может, ты всё-таки глупый учитель? Может, ты плохой учитель и ничего на свете не понимаешь? Может, они живут тут, через улицу или квартал, а на пруды эти дурацкие ездят на электричке — Мамонтовская, Клязьма, Тарасовская, Челюскинская, Строитель, Мытищи, Перловская, Тайнинская, Лось, Лосиноостровская, Северянин, Яуза, Маленковская, Москва-3 и, наконец, Ярославский вокзал, — а там дальше на метро и готово. Или, может, вовсе не на те пруды, а на наши какие-нибудь едут — что, мало разве здесь воды? да у нас прудов тут пруд пруди — и тоже все очень чистые! Всё ты путаешь, брат! Всё ты всегда путаешь и портишь!

Новости наших партнеров