Все записи
12:50  /  18.07.17

1942просмотра

Дневники учителя: бицепс, трицепс и живой уголок

+T -
Поделиться:

Бицепс и трицепс

На уроке с сестрёнкой встретилось нам два новых слова: первое — бицепс, второе — трицепс. «А что это такое?» — спрашивает сестрёнка. «А это вот, — говорю и хватаю правой рукой свою левую. — Мышцы. Вот это бицепс. А вот это трицепс. Видишь?» — «Нет». Вот и я не вижу. Господи, когда кончатся эти унижения? Неделя до отпуска.

 

Случилось по-настоящему

«Мы же в шесть закончим заниматься?» — «Да, а что?» — «Ничего, просто сразу после урока к нам придут гости». — «Сегодня день рождения мамы?» — «Да. А откуда ты знаешь?» — «Мне скайп показал. А что ты подарил маме?» — «Сейчас принесу».

Ребёнок встаёт из-за компьютера, убегает и возвращается с цветком — с бумажным, но очень миленьким цветком: красные лепестки, зелёный стебелёк, — сделал сегодня утром.

«Это гербера?» — «Нет, это просто цветок». — «Надо же, ты сам это сделал? Или тебе в школе помогли?» — «Сам». — «Молодец! Я бы не смог! А много гостей придёт сегодня?» — «Нет. Один человек. Но, возможно, он придёт с женой и дочерью. Вообще, он всегда приходит с женой и дочерью. А ещё, — ребёнок переходит к более важной теме, — я хочу тебе показать кое-что другое. Вот. Мне подарили. Это как бы тетрадь. Сюда нужно записывать хорошие мысли. Но я не смог придумывать хорошие мысли и поэтому просто стал писать книгу».

«Знакомо».

Семилетний ребёнок рассказывает мне на уроке главный секрет писательства, который я открыл за двадцать девять лет: не придумывать хорошие мысли, а просто писать книгу. Про всё, что вокруг.

«Я написал первую страницу и остановился. Дальше не придумал. Вернее, я не смог пока вспомнить, что там было дальше». — «Знакомо... А про что книга?» — «Про Самару».

Он подносит тетрадь к камере, и на экране возникает обложка. Действительно, про Самару. Книга так и называется: «Самара. Случилось по-настоящему».

«Ты молодец! Я в тебя верю!» — «Хорошо. Время шесть часов. Я могу позвать маму?» — «Да, зови». — «Только ты это, — говорит дальше шёпотом, — не забудь её поздравить, ладно?» — «Не забуду». — «Мама, иди! Тебя Фамиль зовёт!»

 

Poetry

Сегодня на уроке русского языка мой американский ученик прочёл весело и быстро вот такое стихотворение:

I loved you and this love by chance,

Inside my soul has never fully vanished;

No longer shall it ever make you tense;

I wouldn't want to sadden you with anguish.

I loved you speechlessly and wildly,

By modesty and jealousy was stressed;

I loved you so sincerely and so mildly,

As, God permit, may love you someone else.

 

Добравшись до конца, мальчик вежливо сказал: «It's beautiful!», и мы прочли ещё одно:

 

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

Второе стихотворение отняло куда больше времени и сил. Язык по дороге сломался несколько раз и больше не ворочался. Однако после короткого объяснения (второе — оригинал, а первое — перевод, один из десятка, а может и сотни переводов, каждый из которых стремится к оригиналу, но никогда его не достигает, как не достигает асимптоты бесконечно к ней стремящийся график) и после домашнего задания (попробуй, пожалуйста, выучить дома это стихотворение на русском) язык ученический ожил и пролепетал всегдашнее: «Oh my God!»

 

Живой уголок

Сестрёнка вернулась с горячих югов, с солоновато-ветреных каспийских берегов, сидит в скайпе хмурая и молчит.

«Как ты? — спрашиваю. — Рада, что вернулась?» — «Чему тут радоваться? — она показывает головой за окно. — Третий день дождь льёт».

Хорошо хоть с книжкой нам повезло. «Денискины рассказы» рассеют любую хандру. Стали читать «Живой уголок», и сразу, конечно, возник вопрос:

«А что это такое? Живой уголок?» — «Это, — говорю, — такое место в школе, где стоит аквариум, горшочки с цветами, коробочки, и там разные зверьки живут». — «А откуда они там берутся?» — «Школа покупает. Или дети сами приносят из дома». — «Я бы своего Савика ни за что не отдала!»

Савик — это пёс. Маленький и глупый. И очень смешной. Сестрёнка его обожает, потому что какая сестрёнка не обожает псов?

«А почему бы ты его не отдала?» — «Я и так его целыми днями не вижу. Гуляет всё время. Мы позавчера вернулись, я кричу: “Савелий! Савелий, ты где?” А он ни слуху ни духу. Только наутро его нашла. Вернее, он сам пришёл. Не отдала бы я его в живой уголок. Мой Савик!»

Рассказ мы читали, как всегда, долго — запинаясь, отвлекаясь, расспрашивая — а кто такой зубробизон? он хочет купить белых мышей? терпеть не могу всяких мышей! почему в слове зоосад нет буквы л? правильно же говорить зоологический? две буквы о оставили, а л выкинули? за что? а что такое моллинезия? рыбка? странно, потому что очень похоже на майонез! — дочитали, а до конца урока ещё двадцать минут. Я предложил:

«Хочешь, теперь я тебе его прочитаю вслух?» — «Ну, давай...»

Она согласилась без видимой охоты, поэтому мне пришлось постараться — вспомнил, что такое актёрское чтение, разложил реплики на разные голоса, менял темпо-ритм, делал акценты, — она забылась и слушала, а потом всё равно отвлеклась и горящими глазами, поверх камеры и меня, уставилась в распахнутое окно. Я дочитал и говорю:

«Понравилось?» — «Очень». — «Давай тогда откроем хрестоматию и прочтём ещё какой-нибудь маленький стишок?»

Она встала и обречённо пошла за книгой.

«Что случилось? Не хочешь?» — «Я просто так ждала, когда ты закончишь, чтобы пулей вылететь во двор».

Она говорит искренне и горячо, не замечая, как речь её от урока к уроку населяют все эти книжные пулей во двор.

«А что там во дворе?» — «Там солнце вылезло, ты представляешь? Я подумала, надо взять Савика и пойти гулять!» — «Понятно... Тогда иди, конечно!»

Отпустил ребёнка. Что я, железный разве? Совсем нет. Если б у меня тут вылезло солнце, я бы и сам пулей вылетел во двор.

 

Последний урок

Я только что отвёл последний в этом учебном году урок, и мой американский ученик пожелал мне — to have fun in Paris, — о, как долго я ждал этой фразы.