От бессилия и лени я стал немного буржуазным и оформил сегодня полную стеснительности заявку на сайте клининговой конторы. Вечером пришла девочка — милая, улыбчивая, смешная — и сразу стала прибираться. Я ходил на цыпочках, не зная, куда деть свои руки, ноги, голос, запах, и старался не смущать её своей хозяйской болтовнёй. «Ой, надо же, — пропела она вдруг из комнаты, протирая там чудовищно грязные полы, — какая у вас тут игрушечная мышка!» Я в это время сидел на кухне и пыт

ался не дышать: «Да, — думая, как бы не сфальшивить, и от этого особенно мерзко пропел я девочке в ответ, — это кот с ним играет». — «Правда? У вас есть кот?» — «Ага, он просто спрятался, когда вы пришли». Борхес и в самом деле уже сорок минут сидел под шкафом. «Надо же! А почему спрятался?» — «Он социофоб». — «Понятно, — засмеялась девочка, — наверное, в хозяина?» — «Наверное», — ответил я и хотел было тоже засмеяться, чтобы легко и дружелюбно, но побоялся рисковать.