Все записи
18:31  /  28.10.18

666просмотров

Дневники учителя: Мексика, лицей и Creative Writing

+T -
Поделиться:

Мексика

Страшно умиляет меня этот текст. Написал мой новый ученик Сеня (десять лет, город Харьков):

«Моя подружка пригласила меня на свой день рождения. Темой вечеринки была Мексика. Праздник начался с вручения подарков. Отведав угощений, мы приступили к играм и развлечениям. Больше всего мне понравилось играть в мафию. Я чуть-чуть схитрил, но… это помогло мне выиграть. Праздник удался, все хорошо повеселились и отдохнули».

Отведав угощений, приступили к играм и развлечениям... 

Вечеринка, говорю, точно была в мексиканском, а не английском стиле? А то похоже!

«Леди и джентельмены! После десерта нас ждут игры и развлечения!» — «Господа, как насчёт виста?» — «Я бы предпочёл охоту, вы меня знаете!» — «Помилуйте, сэр, ну не в такую же дрянную погоду идти на дичь... К тому же мой егерь не предупреждён...»

Ну и так далее.

 

Финал

Миша признался, что «Волкодав» его страшно, страшно утомил («и зачем я всё это затеял вообще?») и что он решил с ним просто покончить. Поэтому, читатели, вот вам третья (заключительная) часть.

Дневники Волкодава

Часть третья

Голова змеи

День 1

Мы понимали, что угроза может прийти с любой стороны, поэтому Шоу подготовился ко всему. Он придумал пошаговый план действий, с десяток планов «Б», расставил ловушки во всех уголках города и заставил кузнецов выковать максимум оружия. Меня отправили разведать лес, но там, как назло, не было ни одного монстра, хотя обычно лес ими кишит. Видимо, они затаились и ждут, пока мы расслабимся. Хитро!

День 2

Только вчера всё было спокойно — и тут бац. Пасмурно, но дожди не идут, гибнет урожай, пропадают лесорубы, деревья подступают к городу всё ближе и ближе, а по ночам люди видят призраков. Сразу ясно: приближается центр всего паранормального, что есть в лесу.

День 3

День начинался спокойно, но ближе к вечеру в одном из амбаров что-то взорвалось. Мы побежали туда и увидели ярко-фиолетовую воронку, из которой вылезала всякая нечисть. Я быстро убил парочку монстров, и тут вдруг появилась она. У неё было светла-зелёная морщинистая кожа, потрёпанное платье с капюшоном, костяные бивни из рук (?!). Мы сразу поняли по знаку «К» на лбу, кто она, но было уже поздно. Она откинула нас ударной волной и расширила воронку. Я вспомнил об ослепляющей петарде, которая валялась рядом с домом Шоу, и у меня в голове возник план. «Эй ты, орк!» — прокричал я ей и побежал к петарде. Удивительно, но моя затея сработала, и для планирования дальнейших действий я отступил за дом. К этому времени ко мне подбежал Шоу и сказал, что знает, как пробить её защиту. Он объяснил, что в ближайшем амбаре находится очень мощная ловушка, но её заклинило и активировать её можно только вручную. Я понимал, что живым он оттуда не выйдет, и пытался отговорить его, но у меня не получилось. Всё, что происходило дальше, я не видел, а слышал. Сначала раздался крик «За Гилнэ́с!», а потом взрыв. Через пару минут я вышел и увидел Ка́ргу, но уже без силового поля. «Один выстрел», — подумал я и выстрелил. Бездыханное тело Ка́рги лежало на земле. И сразу оборотни разбежались, фурии разлетелись, солнце выглянуло. Вернувшись на место взрыва, я обнаружил лишь боевой жетон Шоу, взял его и понёс на кладбище. Шоу похоронили как героя. А я пошёл собирать вещи.

День 4

Я уезжаю. Не знаю куда, не знаю зачем. В этом городе не осталось ничего, что меня держит, а в других местах, может, осталась ещё нечисть. Это последняя запись в моём дневнике.

 

Лаг

Связь барахлит. «Как меня, — спрашиваю, — видно и слышно?» — «Ничего вроде, — говорит ученик, — звук подлагивает, но в целом пойдёт». — «Что звук делает? Подлагивает? Да?» — «Да. Подлагивает». — «А что это значит? Как бы лажает?» — «Нет. Подлагивает это подлагивает. Ну, лаг, лагает, подлагивает». — «Понял», — говорю, разумеется, ничего не поняв, и, видимо, это крупно написано на моём лице, потому что мальчик смотрит на меня вдруг, как на осколки древнегреческой вазы, и говорит тихо: «Вы, наверно, не слышали... Это МОЛОДЁЖНОЕ слово...»

 

Лицей

А вот моя новая ученица Маша (9 класс) рассказывает письменно о своей школе, в которую поступила в этом году:

«Спустя почти три недели домашнего карантина я наконец вернулась к учёбе. За пять дней у меня успели сложиться кое-какие впечатления о новой школе, и я сделала пару важных выводов.

Лицей оказался очень дружелюбным местом — я это в первый же день поняла. С того момента как я пришла, все девочки не отходили от меня, сначала расспрашивали о жизни, потом рассказывали про себя — сама я, к сожалению, для такого слишком стеснительна; лучше останусь сидеть одна за последней партой, чем заговорю с кем-нибудь первая. Спасибо им за эту заботу. Если честно, мне понравились все. Я увидела что-то особенное в каждом без исключения человеке, да даже в тех мальчиках, которые смеются над своими собственными грубыми шутками. Вечер пятницы в Лицее был невероятным, правда. Учащиеся, которые любят музыку и при этом умеют петь или играть на инструментах, организовали свой рок-концерт. Поначалу я немного сомневалась, стоит ли идти, потому что возвращаться домой одной в 9 вечера — занятие не из моих любимых. Но я пошла и не жалею ни капли. Не представляю, как за один день Лицей смог стать настолько для меня родным. Ко мне подошли незнакомые девочки из 10-го класса, мы разговорились и они вытащили меня на танцпол — за это им огромное спасибо. Почему все обо мне заботятся? Я стояла в толпе, подпевала чудесным песням и чувствовала, будто все вокруг — мои друзья и подруги. Исполнение ребят, конечно же, не было идеальным, зато было очень душевно. Сыграли и популярные современные песни, и непонятно как туда попавшие композиции, которые, казалось, знаю только я, и вечные хиты вроде «Моей Обороны» — произведение искусства, которому целый зал подпевал во все горло, в том числе и я. Видео с этой песней я назвала «как полюбить Лицей за один день» и отправила на полку лучших.

Лицей не только про постоянные вечеринки — здесь и правда много задают. Может, конечно, мне так показалось, потому что я очень отставала от программы и пришлось делать в два раза больше. В любом случае эта неделя выдалась невероятно тяжелой. Я четыре ночи подряд спала всего по три часа, и, видимо, пятая пройдет в таком же режиме. Знаю, что это ужасно и я сама загнала себя в этот угол, но придется как-то выбираться. Это первый раз в жизни, когда я правда неимоверно жду пятницу почти всю неделю. Уже многие учительницы замечают, что дети ходят усталые и невыспавшиеся. Не знаю, какие проблемы у других, но верю, что свою могу решить, если постараюсь. Все выходные впереди, как-никак. 

На этой неделе у меня было две причины, чтобы продолжать стараться. Это купленная книжка по молекулярной биологии в формате комикса и тот лицейский концерт. Одно как приз, на будущее, а второе — послание из прошлого. Напоминание, что есть еще и хорошее, ведь, погрязшая в бесконечных уроках, я об этом часто забываю. Могу сказать, что в этой школе все по-другому: больше трудятся, больше развлекаются — больше жизни. Как раз то, что мне нужно было. Спасибо Лицею за жизнь вместо пустого существования. Тут, безусловно, играют главную роль люди — без них это место не значило бы так много, для меня уж точно. Но пока я буду ловить каждого и произносить своё «спасибо», уже и одиннадцатый класс к концу подойдёт. Поэтому, объединяя всех под гордым названием, скажу спасибо Лицею. Да, мне тут однозначно очень нравится».

 

Creative Writing

Мои уроки русского языка стали уроками русского языка и — creative, прости господи, writing... Совершенно внезапно. И в первую очередь для меня самого. Нет, мои ученики и раньше писали, я и раньше их мучил и заставлял — то сказку придумай, то предложение составь, а то и просто сядь напиши, как прошёл день, как съездили в лес, как вместе с мамой смотрели кино, — всё это было, всё это давно цветёт, давно плодоносит, но в этом году неожиданно, вдруг, ко мне впервые пришли ученики, а если точнее — две ученицы, одной пятнадцать, второй двенадцать, которым совсем не нужен русский (с русским языком там полный порядок: двенадцатилетняя говорит так, что некоторым взрослым — артистам, музыкантам, журналистам, etc. — впору пойти к ней на мастер-класс), они не хотят орфографию и пунктуацию, они хотят, чтобы я научил их, как писать текст. Ха! Да если б я знал! Меня б самого, знаете, кто научил! Я отговаривал их как мог — сначала родителей, потом детей, — клялся тысячу и один раз, что я сам всю жизнь учусь и учусь — и никак до конца всё равно не пойму, как это делать, как писать текст. Но кто ж меня слушает? Меня никто и никогда не слушает! «Нет... Вы, самое главное, не отказывайтесь сразу... А вдруг получится?.. А кто знает?.. Возьмите нас, пожалуйста, давайте попробуем?.. Вы просто возьмите...» Ну я и взял... Научить, говорю, не обещаю, но всё, что умею, я покажу... Чем мы занимаемся на этих уроках? Да глупостями, конечно, чем же ещё — необязательной, не предусмотренной ФГОСами, ГИА и ЕГЭ ерундой, которая нам — автору и его горе-учителю — приносит странное удовлетворение. Ребёнок сочиняет дома какой-нибудь текст, а мы его читаем и обсуждаем. Я задаю вопросы. Я задаю много, много вопросов: «А что вы имели в виду в первом абзаце?», «А вам нравится, как звучит последняя фраза?», «А о чём, собственно, вы хотели написать текст?», «А как вы считаете, у вас получилось?», «А как вы считаете, что не получилось?», «А как, по-вашему, это можно исправить?», «А если чуть подробнее прописать то, о чём вы мне только что рассказали устно?», «А вам не кажется, что это прилагательное звучит сухо? Если не кажется, давайте оставим!» Самое страшное открытие для ребёнка состоит в том, что, жирная точка, поставленная им дома в конце его текста с величайшим из облегчений, это не конец, а только начало... Писать значит переписывать, да... А ещё много других пыльных трюизмов... Я снова и снова повторяю на уроке всем хорошо известные и мало кем вполне осознанные вещи, сдавленным сердцем прочувствованные правды: Пушкин великий, Гоголь великий, Чехов великий, Толстой великий, Бунин великий, Набоков великий... (Список великих продолжите сами. Некоторых из них можно обнаружить прямо вот здесь — не покидая уютный, дурацкий фейсбук. Они тут, с нами. Вдумайтесь в это). Мы читаем лучшие образцы прозы и в меру своих скромных ученических сил пытаемся понять, почему же они, чёрт возьми, так хороши. А ещё мы правим, правим своё... Всеобщее недоумение под вчерашним текстом моей подопечной — зачем ей учитель? чему ты её учишь? она и так всё прекрасно умеет! — под текстом, который она переписывала трижды (больше мне просто не позволила совесть), — вызывает у меня только, только восторг.

Другие тексты автора на странице в фейсбуке