Все записи
11:43  /  7.11.18

598просмотров

Дневники учителя: ошибки, воскресенье и зо-зо ля-ля

+T -
Поделиться:

Первый раз в первый класс

Пишет моя ученица Алёна (7 класс, Москва):

«Все мы когда-то шли в школу впервые. У кого-то этот момент ассоциируется с первой учительницей, у кого-то — с праздником и знаниями. У всех по-разному. У меня, например, — с болью (в прямом смысле этого слова) и разочарованием.

Все дело в том, что, когда семилетняя Алена тридцать первого августа радовалась уходу из садика и вступлению в прекрасную (ага) взрослую жизнь, она совсем не хотела слушать родителей. Весь день она бегала по дому, снося все на своем пути, восторгалась своим прекрасным букетом и любовалась новенькой школьной формой. Ей совсем не хотелось думать о сне, и в мыслях были даже попытки не спать всю ночь в ожидании праздника. Казалось бы, сейчас ее уложат спать и завтра она, счастливая, попадет на первую в своей жизни школьную линейку. Но нет. Если бы всё было так просто, этот момент не был бы таким запоминающимся. Маленькая девочка азартно носилась по дому в попытках ускользнуть от маминых рук, так и норовящих поймать ее и уложить спать, по обыкновению прыгнула с кровати и очень неудачно приземлилась на правую ногу.

Она разрыдалась посреди комнаты, а ее мама, как все заботливые родители, сказала, что сама виновата и вообще иди спи. Умудрившись дойти до кровати, не подавая признаков боли, Алена легла, завернулась в одеяло и, как все нормальные дети, вместо сна решила посмотреть мультики. Блаженство длилось недолго, ведь каждое движение отзывалось болью. Пришлось сказать родителям, что у нее болит нога. Выяснилось, что девочка подвернула ногу (а позже мы узнали, что там еще и кусочек кости отвалился). Такое случалось не впервые, поэтому родители по обычаю над ней поржали и все-таки разрешили ей пойти завтра в школу. На следующий день Алена с еще большей радостью попала на линейку, увидела учительницу и даже с кем-то познакомилась. Но это длилось ровно до того момента, пока дети всей гурьбой не зашли в класс (она со слезами на глазах).

Эта часть была про боль.

Тут начинается про разочарование:

Учительница стала вызывать всех по очереди и говорить, какие они хорошие и славные, им аплодировали, они садились обратно к себе за парту. Алена, как прилежная ученица, все это время ждала своей очереди, которая, увы, так и не наступила. Про нее забыли. Тогда она очень, очень расстроилась.

Так школа показала мне, той самой Алене, свое истинное лицо и научила не строить ложных ожиданий.В следующий раз я пошла в школу только через пару недель, и эти дни были уже не такими запоминающимися, — я поняла, что первое впечатление зачастую обманчиво. И за следующие четыре года учебы в этой школе я нашла много хороших друзей, с которыми мы до сих пор близко общаемся и иногда перебираем в памяти всякие забавные моменты из началки. Потом я перешла в другую, гораздо более хорошую школу, имея за спиной большие достижения: четыре из пяти колов во всем классе принадлежали мне. И вот уже седьмой год грызу гранит науки, но всё ещё с трепетом вспоминаю свой первый день в школе и даже пишу об этом сочинение для своего нового учителя русского, заниматься с которым мне неожиданно нравится».

 

Ошибки

Мама моего нового ученика — здравствуй, Кипр! теперь у меня есть ученик-киприот! — рассказывает, как ребёнок делал задание к нашему сегодняшнему уроку. Сочинял предложения со словарными словами. Написал, в частности, и такое: «Один дедушка говорил одну быль». Мама принялась ему объяснять: «Петь, понимаешь, “говорил” здесь не совсем подходит, потому что...» А мальчик возьми да и прерви: «Мам, а может, мне лучше Фамиль объяснит?» А? А? Как вам? Прекрасный ребёнок! Сразу мне понравился! Жаль, не выстоял и всё же исправил. Всегда говорю всем мамам и папам: «Не мешайте ребёнку делать ошибки».

 

Воскресенье

Знаете, чего хочется после пяти уроков русского языка в воскресенье? Чтоб тебе дали ещё одно воскресенье, но уже без парных по глухости-звонкости согласных на конце слова или перед согласной!

Зо-зо ля-ля

«Ну что, Федя, каникулы кончаются, да? Скоро опять в школу?» — «Ага...» — «Хочется? Или не очень?» — «Ну, как говорят немцы, зо-зо ля-ля». — «М-м-м... А что это значит?» — «Это значит: так себе». — «Понятно... Я просто не знаю немецкого... А немцы действительно так говорят?» — «Да». А что! Мне нравится! Очень! Тоже теперь буду так говорить! Фамиль, хочешь вести завтра пять уроков русского? — Зо-зо ля-ля.

 

Том и Фрэнк

Устали про детей? Ну что делать. Я, может, знаете, тоже устал, но вот терплю, и вы тоже терпите. 

Мальчик Люка, мой новый ученик (город Атланта), написал дома короткий рассказ. В учебнике за первый класс было упражнение. Цветная картинка: кошка, аквариум и две рыбки. Задание: написать про эту картинку парочку фраз. А он взял и сочинил там целый сюжет.

На уроке нервничал и часто тёр руки.

Он, как я понимаю, здорово придумывает и очень здорово пишет на английском. А на русском — нет. Чувствует себя связанным по рукам и ногам. Хочет сказать, а как — и не знает. Слов не хватает. Конструкции — при дословном переводе на русский — звучат как грохот грузовика. Синтаксис скрипит, словно металл. Фразы отдают запахом машинного масла.

Тем не менее он решил прочитать мне вслух свой текст, и меня так тронула эта история — не слова, а то, что за словами, — что я позволил себе сделать то, чего стараюсь не делать никогда. Обычно, читая работы русскоязычных учеников, я ничего не правлю, я только подчёркиваю и пишу примечания. Задаю вопросы. А тут — я понял — этот путь совсем не пойдёт. Слишком долго. Слишком далеко. А сил у ребёнка — на здесь и сейчас. Глаза автора должны загореться прямо сейчас, в ближайшие — оставшиеся до конца урока — тридцать минут. 

Мы сели править, пока текст не застыл — не превратился в кучу железа.

Понимая, что он в общем имел в виду, фраза за фразой, перевожу текст на человеческий русский и мягко спрашиваю: «Ок? Пойдёт? Ты это имел в виду? Можем оставить?» Он кивает: «Да». И мы идём дальше. Или: «Нет. Надо там вставить слово “любимый”. Оно очень важное». И я возвращаюсь и вставляю по воле автора слово “любимый”. Потому что оно действительно там важно.

Ну, так мы за полчаса и управились... Гляньте, в общем, что получилось:

«Дверь открылась, и в комнату вошёл старик. Он был не очень высокого роста, сутулый, с морщинистым лицом. Дома его, как всегда, встречал кот. Красивый. Рыжий. Он был очень рад видеть своего хозяина. Кота звали Томом. Они проводили вместе очень мало времени, потому что Фрэнк (так звали хозяина) с утра до вечера работал в зоомагазине по соседству.

Том заметил, что человек держал в руке чашу, и ему стало очень любопытно, что же внутри. Фрэнк положил чашу на кухонный стол и пошёл искать свои очки. Том хотел подобраться поближе к чаше. Он прыгнул на стол, но промахнулся и залетел в раковину; выкарабкался, перелез на стол, подошёл к чаше и смог наконец-то заглянуть внутрь. Там плавали две рыбки. Том был очарован их красотой. Одна была золотая, а другая синяя. Они сияли в солнечном свете. Фрэнк должен был очень скоро вернуться… Кот запрыгнул на верхнюю полку. Здесь старик хранил любимое угощение Тома. В банке оставалось всего два печенья. Том подцепил их маленькой лапкой, спустился обратно и угостил своим печеньем рыбок, а потом спрыгнул на пол и ушёл на диван. Фрэнк вернулся. Он надел очки и заглянул в аквариум. На его лице появилась улыбка. 

Когда старик принёс домой рыбок, Том подумал, что теперь хозяин про него забудет и всё внимание станет отдавать рыбкам, но он ошибался. Они прекрасно зажили вместе».

Другие тексты автора — на странице в фейсбуке