Все записи
17:06  /  27.12.18

354просмотра

Дневники учителя: массажист, Пушкин и чёрный сервал

+T -
Поделиться:

Массажист

Каждую неделю я езжу к массажисту лечить свою дряхлую, больную спину. (Пять уроков в день. За столом. Сидя. Может ли при этом быть здоровая спина?) Массажист терпеть не может, когда я опаздываю на приём. Сегодня я так сильно старался не опоздать, что к метро не бежал, а летел — и на**нулся, разумеется, на первой же горке — и ударился, разумеется, той же самой спиной, которую так спешил доставить на лечение. «Сильный ушиб, — хмуро констатировал мой массажист, — болеть будет долго, это болезненное место...» Интересно, он так сказал, потому что это правда? Болезненное место? Или потому что я, сволочь, всё равно опоздал?

 

Ещё один

«Дело в том, что кроме вас, — сказала ученица, — у меня есть ещё один учитель литературы». — «Нормальный. Вы имели в виду, что кроме меня, у вас есть ещё один — нормальный — учитель». — «Нет, — сказала ученица, — нет, я совсем не это имела в виду», — но засмеялась, а точнее сказать, быстро и нервно захохотала.

 

Место, где я живу

Одни ученики спокойно пишут на свободную тему, другие боятся её как огня: «О, нет! Только не это! Придумайте, пожалуйста, какую-нибудь точную тему, а то я так не умею и не люблю!» Вот я и придумываю — первое, что приходит в голову.

МЕСТО, ГДЕ Я ЖИВУ
Алёна Семынина
13 лет

Я могла бы написать про город, в котором я родилась, про мою старую комнату, где я жила двенадцать с половиной лет, или про новую, где обитаю только полгода, но я хочу написать про свою школу. 

Практически всю свою сознательную жизнь я хожу в это, с одной стороны, страшное, а с другой — прекрасное место. И там каждый день происходит самое главное в моей жизни. Там большинство моих друзей, там я учусь, и вообще, большую часть своего времени я провожу в школе. От того, насколько я понимаю материал, зависят мои оценки, от оценок — мое настроение, а я, в свою очередь, полностью завишу от него. В школе я завтракаю, обедаю и ужинаю, изредка даже отсыпаюсь в библиотеке после бессонной ночи за конспектом по истории.

Моя школа не совсем простая. Некоторые считают, что она самая лучшая в России, — я в это не верю, — но она точно одна из лучших, о которых я знаю.

Наша школа инженерная. Главное отличие её от обычных школ в дополнительных уроках. Робототехника, архитектура, ракетостроение, программирование и еще куча относительно полезных предметов. У нас больше алгебры и геометрии. Также больше английского. (Это нужно для уже упомянутого программирования.) В общем, много всякого-разного. Смысл в том, что домой я прихожу как минимум в пять тридцать вечера.

Поначалу это очень сложно, особенно пока у тебя нет друзей, а учителя еще недостаточно хорошо всех знают. Но уже через пару месяцев все привыкают и находят хорошую компанию. Часто ученики дружат независимо от возраста, а только по интересам. Если хочешь найти друзей в моей школе — просто останься после занятий, и люди с похожими увлечениями сами к тебе прилипнут.

Дальше про класс. У нас это в основном мальчики — всего десять девочек из двадцати девяти человек. Это очень круто на самом деле, потому что в классе из-за этого царит атмосфера веселья и немного хаоса.

Есть много забавных историй, связанных с нашими учителями. Если посмотреть на лучших из них, можно подумать, что это какие-то раздолбаи пришли посмеяться над новым поколением. Например, всеми любимый историк, хоть и очень серьёзно относится к своей работе на уроке, вполне может вытворить что-нибудь эдакое на перемене.

Однажды у нас было два урока истории в библиотеке, и в перерыве между занятиями он увидел, что компания наших одноклассников сидит под дверью и все десять человек при этом смотрят в телефоны. В библиотеке у нас нужно ходить босиком, так что перед входом там валяется обувь. Первое, что сделал учитель, — это стал кидать в них ботинками, а они стали ржать и без зазрения совести закидали историка в ответ. Тот не растерялся и со словами «да как вы с учителем обращаетесь? вообще офигели!» продолжил засыпать их обувью. Потом пришла библиотекарь и остановила войну, но в телефонах никто на той перемене больше не сидел. 

А наша физичка начала самый первый урок с того, что выгнала всех в коридор, а потом в ответ на гробовую тишину и наши каменные лица сказала, что это шутка и можете расслабиться.

Если так подумать, у нас вообще все учителя такие. К учительнице английского можно прийти в любое время после конца занятий, и там тебе всегда будут рады. Физрук в Хеллоуин заставил освобождённых ходить по кабинетам и собирать конфеты в обмен на пятерки. Биологичка обещала сводить нас в следующем году в морг. А учительница алгебры и геометрии вообще святой человек, всегда старается объяснить материал, пока ты все не поймешь. Не знаю, откуда в ней так много терпения. 

И так со всеми учителями. 

А ещё наша школа славится своим интерьером. Она очень современная и светлая. Во всех кабинетах электронные доски с проекторами, никакого мела и совсем изредка маркеры. Есть всякие лаборатории, оборудованные кучей дорогущих и часто совершенно непонятных вещей. Из кабинета английского имеется отдельный выход на крышу, где ближе к лету проводятся уроки. Ну и стеклянные стены, которые первое время очень подводили людей, не умеющих списывать при учителе: даже если преподавателю, например, позвонили и он вышел из кабинета в коридор, он всё равно всё видит как на ладони. Иногда проводятся уроки в холле посреди школы, и они, кстати, самые веселые.

В общем, у нас в школе сложно, но безумно весело и иногда даже интересно учиться, и только попав сюда, я поняла выражение, что школа наш второй дом. Только здесь никто на тебя не давит и ты волен делать совершенно все, что вздумается. А друзья и учителя всегда тебе рады. Мне часто кажется, будто мы все: и преподаватели, и первоклашки, и выпускники — одна большая семья.

 

Освобождение

Мой пятиклассник попросил не задавать ему к следующему разу домашнее задание — он едет за город, на неделю, с подружкой, и всё это время они там будут РЕЗВИТЬСЯ! — поэтому, сами понимаете, не до упражнений и орфограмм.

 

Пушкин

Тем временем поступают важные сообщения из г. Лондона. Мама шестилетнего ученика пишет, что регулярное чтение Александра нашего Сергеевича вслух не проходит для ребёнка бесследно. Привлекая внимание мамы к своей полугодовалой сестре, ребёнок, вместо привычного «Мама! Там Эля плачет!», надысь воскликнул: «Мама! Там Эля вóпит!» Ну да, ну да. А дитя волну торопит. Ты волна моя, волна...

Пять способов увидеть чёрного сервала

К этому тексту моей питерской ученицы я не имею ровно никакого отношения — он был написан до того, как мы начали с ней заниматься, — но мне всё равно хочу им поделиться.

ПЯТЬ СПОСОБОВ УВИДЕТЬ ЧЁРНОГО СЕРВАЛА
Милания Обласова
12 лет

1. Прогуливаясь холодным осенним утром, любуясь на огненно-красную листву, можно заметить поворот в тёмный переулок. Там стоит несколько мрачных помоек, на которых сидит чёрное существо. Когда оно повернёт голову, вы увидите морду чёрного сервала, с ярко-зелёными глазами. Глаза чёрного сервала по цвету похожи на изумруд, но они не сверкают заманчиво и дружелюбно с дорогих золотых колец, не придают изящества строгим платьям, а пронзительно смотрят вам прямо в душу. Ваше ощущение осеннего уюта резко сменяется тем жутким чувством, которое постоянно шепчет на ухо: «За тобой следят. Вон там, за углом. Не-не-не, даже не думай оборачиваться. Сделаешь только хуже». И идти куда-то уже не хочется, лучше остаться дома и запереться на все замки.

2. Ночью в Африке целая группа туристов собирается у костра вместе с проводником. Становится холодно, все достают еду: кто-то греет курицу с розмарином, кто-то щедро поливает кетчупом сосиски, кто-то решает поджарить маршмеллоу. У всех есть термосы с чаем и запас смешных историй. Как известно, еда в дороге — самая вкусная. Если вы попробуете самый обычный бутерброд у костра в какой-то глуши, он покажется вкуснее, чем дома. Всем уютно, хорошо, все делятся едой. Но у каждого возникает ощущение, что только он один видит в кругу людей чёрного сервала, и поэтому каждый молчит об этом, чтобы не беспокоить своих друзей. Каждый, кто пытается сообщить о своём открытии, испытывает на себе взгляд чёрного сервала и тотчас умолкает.

3. Каждый человек хоть раз в жизни испытывал радость от покупок в торговых центрах. Везде скидки, распродажи, музыка, яркий и приятный свет. А для сильно уставших везде кофейни и кондитерские. И все так радуются воскресному дню, что не замечают спокойно разгуливающего по магазинам чёрного сервала. Он ходит там, где ему вздумается, трогает всё подряд, особенно одежду. Нельзя же полиэстер продавать как флис, думает он. Но иногда чёрный сервал скучает по временам, когда никто никуда не спешил, когда люди просто сидели под деревьями и писали картины, когда создавались потрясающие и великие памятники культуры, когда каждый мог действительно насладиться красивым городским пейзажем безо всяких дымящих заводов на заднем плане и здоровенных грузовиков, перекрывающих обзор. Словом, сервал скучает по временам, когда хоть кто-то мог его заметить.

4. Чёрный сервал — как ветер, независимый и неуловимый. Каждый, кто пытался его поймать, терпел сокрушительное поражение. Но тот, кто уважал сервала и не пытался подчинить себе, смиренно ждал, пока кот заинтересуется в нём, и не старался выведать всё и сразу, становился другом этого неуловимого существа. Никто не знает, откуда взялся чёрный сервал, зачем он нужен в мире. Скорее всего, это кто-то из другого мира, решившийся прийти сюда в качестве стороннего наблюдателя. Неизвестно, в какие великие события вмешивался чёрный сервал. Возможно, он наклонил Пизанскую башню, помогал рисовать губы Моны Лизы, внёс коррективы в Эйфелеву башню, помогал проектировать Эрмитаж, разбудил Лох-Несское чудовище и сделал ещё много чего интересного. Правда, мы никогда об этом не узнаем.

5. Чёрный сервал любит цветы. Он валяется в жёлтых одуванчиках, чтобы стать жёлтым самому. Он нюхает пионы и тюльпаны, а розы — только очень осторожно, потому что там шипы. Из-за этой его слабости сервала можно найти на цветочном поле. Главное — не бояться, а показать дорогу к его любимой сакуре. Он обязательно отблагодарит вас.

 

Спина

Когда перед началом урока мамы, довершившие мне русский язык и литературу своих детей, справляются о состоянии моей спины, в этом я вижу не только заботу, но и предупреждение — не укор, нет, а просто лишь констатацию просто лишь факта, — да, дорогой учитель, мы уже прочли на вашей странице в фейсбуке, как вы на**нулись с ледяной горки.

 

Каникулы

Не то поражает, что некоторые дети продолжают учить со мной русский язык в свои законные новогодние каникулы, — это не ново, — а то, что некоторые из некоторых желают это делать аж дважды в неделю: «Наверняка у вас многие отдыхают и освободились часы? А можно тогда в среду, а потом ещё в субботу?» Чем их там поят родители, а?

Другие тексты автора — на странице в фейсбуке.