Все записи
15:08  /  23.09.16

1686просмотров

Коммунальная история

+T -
Поделиться:

Мне никогда не доводилось жить в коммунальной квартире, поэтому знаю я об этом лишь по рассказам. Это неправда, что коммуналка всегда означала «мыло в суп» и выяснение, кому убирать «места общего пользования». Бывали разные варианты. Моя мама, например, выросла в коммуналке, где обитало четыре поколения одной семьи, чужим уже места не было. Правда, одна из теток обладала склочным характером, любила качать права, но и она мыла в суп не кидала. У отца, напротив, семья была маленькая — он да его мама, моя бабушка. Коммунальная квартира на Больших Каменщиках была населена густо и разнообразно — и в социальном плане, и в национальном. Но жили дружно, все друг другу помогали. Однажды, когда мне было лет десять, папа взял меня в гости к бывшим соседям — милым еврейским старичкам тете Иде и дяде Ноне. Нас встречали как родных. А ведь к тому времени они уже лет двадцать не жили в одной квартире!

Комната, которую снял папа, чтобы жениться на маме, была в большом доме на набережной Яузы рядом с метро «Электрозаводская». Квартира, естественно, была коммунальная. Мне пожить в той квартире не довелось — к моему рождению сняли уже отдельную квартиру в Измайлове, а еще через год переехали в собственную, кооперативную, на Преображенке. Но рассказов про жизнь на Электрозаводской я слышала много. В рассказах обычно фигурировала соседка Розалия Семеновна. Это была классическая еврейская тетушка, из тех, о которых до сих пор не устают рассказывать в Одессе. Она была тетка незлая, и, в целом, неплохо относилась к моим родителям, даже приглядывала иногда за сестрой, которая в тот год была первоклассницей. Но к маме Розалия Семёновна относилась с некоторым недоверием.

Однажды она спросила:

— Эллочка, скажите, хорошие духи «Малаховая шкатулка»?

— Розалия Семеновна, может быть, «малахитовая»?

— Сейчас посмотрю. Да, малахитовая. Хорошие?

— Не знаю, я их никогда не видела, — честно сказала мама.

— Тогда откуда же вы знаете, что «малахитовая»?!

В общем, поводы для недоверия у нее были!

Розалию Семеновну хорошо знали не только в отдельно взятой квартире — у других жителей подъезда тоже были к ней счеты. Отвечая на резонные упреки соседей в том, что она опять — уже который раз — забила мусоропровод, запихнув туда здоровенную коробку от торта, Розалия Семеновна беспечно отмахивалась: «Ах, что вы мне говорите? Я же не кровать туда положила!»

Как-то утром Розалия Семеновна поинтересовалась у мамы, что она делает с гречкой, чтобы каша получалась рассыпчатая, а не размазня. Мама сказала, что прежде, чем варить кашу, она пару минут обжаривает гречку на сковороде без масла — был такой способ. А днем произошло вот что. Сестра Наташка, вернувшаяся из школы, сидела за уроками. Папа, который к тому времени стал работать внештатным сценаристом на ЦентрНаучФильме, писал какой-то сценарий. Вдруг он почувствовал запах гари. Из-под двери вползал сизый дымок. Папа ринулся на кухню, где горела соседская сковорода. Оказывается, Розалия Семеновна, решив сварить гречку, высыпала ее на сковородку и ушла к себе в комнату по каким-то делам. Про гречку она забыла. Пожара удалось избежать. Но вечером, когда мама вернулась с работы, разыгралась драма. Розалия Семеновна, вместе со злополучной обгорелой сковородой, зашла в комнату и патетически произнесла: «Элла Эмильевна! Уж лучше бы я сварила размазню, чем Вы велели мне сжечь крупу!» С мамой она несколько дней не разговаривала. А потом все вернулось на круги своя.

 

Комментировать Всего 3 комментария

В коммуналке в Питере жил не очень долго. Там всё было хрестоматийно - братья-алкаши, ежевечерне принимавшиеся драться между собой, общая грязноватая кухня с собственной посудой и, естественно, бабка, которая стояла под моей дверью и внятно бубнила: опять музыку завёл, умела бы я материться, нахуй бы послала

Такую коммуналку следовало бы изобразить на обложке учебника по жизни в коммуналках)) Хардкор!

да, я оттуда сбежал к чортовой бабушке, через пару месяцев