10:55  /  17.05.17

Князь Мышкин под душем Шарко

Я не люблю психоанализ. Бессознательное, защитные механизмы психики, свободные ассоциации, оговорки, явления трансфера и…

Я не люблю психоанализ. Бессознательное, защитные механизмы психики, свободные ассоциации, оговорки, явления трансфера и контр-трансфера – это, бесспорно, важные открытия. Но некоторые аспекты психоаналитического мифа кажутся мне полной профанацией, причем, не столько с психологической, а с филологической точки зрения. Именно невежество привело Фрейда к ошибочному пониманию мотивов древнегреческих трагедий и архетипов.  Да и весь этот миф не является результатом тщательного антропологического исследования, а скорее отражает комплексы и заболевания самого создателя.

Хорошо, что Фрейд не добрался до интерпретации образов русской литературы. Иначе ее сложный рельеф и объем был бы просто раздавлен этим катком до плоской сексуальной подоплеки.

Представляю себе примерный разговор Фрейда со своим учителем Шарко, если бы их пациентами стали персонажи наших классиков:

 - Я понял, мой дорогой мэтр, почему Ваш чудесный douche au jet неэффективен в отношении пациентки Гагин, - говорит господин Фрейд, принимая соусник из рук господина Шарко.

Господин Шарко снисходительно улыбается своему ученику: как любой полузнайка, тот слишком дерзок и поспешен, но именно это мэтр ценит в нем.

- Русским чужды ледяные водные процедуры, - продолжает господин Фрейд, - их душа млеет от мокрого жара  – у них это называется «банья».

- Но где же я возьму столько дров на ежедневные процедуры? – разводит руками господин Шарко.

- Позвольте, я займусь ею! Это яркая иллюстрация женской версии эдипова комплекса! Идеализация образа отца  после его смерти, проецирование этих чувств на брата и влечение к нему, наконец, нереализованное либидо из-за несостоявшегося брака! Здесь есть даже некоторое сходство с мифом об Электре. Хотя к чему лишние имена? Прибавим к эдипову комплекс кастрации и получим диагноз нашей пациентки.

- Как бы Вы не наломали этим дров для сауны а-ля рюсь! Ее брат дорого спросит с нас, если Ваши изыскания усугубят истерию!

- Не бойтесь, мой друг! – самодовольно ухмыляется господин Фрейд, - Люди просты, как раковины, которые при определенном усилии можно вскрыть, - он хрустит щипцами, распахивает устрицу и поливает ее лимонным соком.

- Но и в раковинах попадаются жемчужины! Что тогда будете делать? – он с ехидством смотрит на ученика.

- Поверьте, как устрицы не родят жемчужин, так и женщины не способны произвести ничего выдающегося, кроме баснословных неврозов.

- Что ж, а я завтра приступаю к лечению этого князя, кстати, тоже русского. С какой-то смешной фамилией, кажется, Муишкин.

- Которого Вам передал профессор Шнейдер?

- Да, тяжелый случай эпилепсии. Великолепный материал для эксперимента, к тому же родственников нет, что избавит меня от потенциальных судебных тяжб. Хочу применить особую комбинацию интенсивной водяной струи и глубокого гипноза.

Спустя три месяца на той же террасе Сальпетриер они будут обсуждать прогресс в лечении русских пациентов. И будет им неведомо, что не их манипуляции станут причиной успеха. Просто Ася случайно встретит князя в парке, и между ними завяжется то, что трудно поддается объяснению с точки зрения Эдипова комплекса.

Комментировать Всего 2 комментария

Другой вариант психоанализа был у Юнга. И вот он к искусству его применял совсем иначе http://detective.gumer.info/theory02.html#jung

Процитирую то место, где речь идет как раз о его расхождении с Фрейдом.

Я взял здесь, согласно вышесказанному, случай символического произведения искусства, притом такого, чей источник надо искать не в бессознательном авторской личности, а в той сфере бессознательной мифологии, образы которой являются всеобщим достоянием человечества. Я назвал эту сферу соответственно коллективным бессознательным, ограничив ее тем самым от личного бессознательного, под которым я имею в виду совокупность тех психических процессов и содержаний, которые сами по себе могут достичь сознания, по большей части уже и достигли его, но из-за своей несовместимости с ним подверглись вытеснению, после чего упорно удерживаются ниже порога сознания. Из этой сферы в искусство тоже вливаются источники, но мутные, которые в случае своего преобладания делают художественное произведение не символическим, а симптоматическим. Этот род искусства мы, пожалуй, без особого ущерба и без сожаления препоручим фрейдовской методе психологического промывания. 

Да, Юнг гораздо интереснее и сложнее. Спасибо!