Все записи
14:52  /  8.08.16

12337просмотров

Два мира - два детства

+T -
Поделиться:

Этот август – первый месяц за несколько лет, когда все наши друзья – родители выпускников этого года стали похожи на людей. Тревоги позади! Ура! А я продолжаю думать… У нас еще целый год впереди. Наш сын за свои 17 лет поменял четыре школы. Успел поучиться в маленьком семейном частном лицее, в «продвинутой» государственной школе, в крупной частной гимназии и, наконец, в шотландском колледже. Эти заметки не претендуют ни на научность, ни на обобщение. Это исключительно наш личный опыт, скорее «бытовой», чем исследовательский, но который может оказаться для кого-то интересным.

Что зацепило в английской системе

Традиция разделения на классы в средних школах Великобритании принципиально иная. Нет четкого и постоянного разграничения на 8а, 8б и проч. Есть «предметные» сеты по номерам, примерно так, как в языковых спецшколах нашего поколения - разделение на языковые группы. Но с существенным отличием - дети мигрируют из сета в сет, причем, если ученик, например, был во втором сете, но сделал по предмету рывок, то он может перейти в более сильный, первый, сет, но никто настаивать не будет, строго по желанию.

Домашней работы в средних классах задают немного и отводят на ее подготовку ровно 1 час 20 минут в день – этого хватает! Зато все пишут бесконечные курсовые и эссе, часто в выходные и на каникулах. Ситуация меняется в последние два года обучения, когда к детям начинают относиться по-взрослому и на них обрушивается лавина работы.

Как учат

К доске не вызывают. Дети отвечают с места и в основном сидя. Оценок на уроках не ставят. Когда спрашивают в классе, то только для того, чтобы узнать, понял ты тему или нет. И если не понял, то учитель не отстанет, пока не объяснит. Если что-то идет совсем туго, то ученик остается на дополнительную консультацию (по собственному желанию, которое отлично умеют формировать преподаватели). Есть и еще одна форма углубления в предмет – у каждого младшего школьника есть наставник - старший школьник, который приходит и объясняет «затык».

Вопросы приветствуются в любом виде. Вот это реально был цивилизационный шок! Если ребенок ни о чем не спрашивает, то у преподавателей это вызывает сначала беспокойство. Потом тревогу. Потом начинаются письма и звонки родителям. Так было и у нас. Через полгода после начала учебы в шотландской школе мы получили письмо от тьютера (наставника): «Нас в некоторой степени беспокоит, что ваш сын ни о чем никогда нас не спрашивает». С поправкой на английские манеры это надо понимать, как очень тревожное письмо, практически вопль о помощи! А Гоша, и правда, поначалу молчал. Его организм ведь ожидал от учителя привычного: «Ты что, не слушал? Ты где был, когда я объясняла – ворон считал? Забыл? А голову свою ты случайно дома не забыл? Ты тупой, что ли? Хочешь сорвать мне урок?» (Остановиться трудно, Господи, как это было унизительно и противно!).

Конечно, дети пишут тесты (контрольные). Но за них тоже оценок не ставят. Тесты пишут для того, чтобы учитель увидел, в каком месте проблема, чтобы затем помочь эту проблему убрать. По итогам семестра оценки (наконец!) выставляются. Причем, одна оценка это проекция того, сколько балов с нынешним уровнем знаний ребенок получит на экзамене,  а другая – за усилия ученика, которые учитель наблюдал во время учебы. Гоша говорит, что он только через год окончательно освободился от психологического давления оценок, когда только и думаешь, как бы не спросили на уроке, не поймали на чем-нибудь и не «наваляли», даже если готов к ответу. Бонусом к оценкам каждый учитель пишет отзыв о работе и поведении ученика в прошедшем семестре. И каждый раз это вдумчивый подробный отчет.

Чему учат

Как правило, учитель не рассказывает учебник, а составляет по заданной теме свой собственный курс. Обычно в виде презентаций и буклетов, которые можно скачать из внутренней сети школы с забавным для русского уха названием Moodle. Учебники даются как дополнительный ресурс. Что еще интересно: историю не проходят хронологически-линейно, а берут ключевые моменты и разбирают их досконально, со всех возможных (и невозможных, «а что, если…») точек зрения. И в отличие от бытующих у нас представлений, русской и советской истории очень много. По литературе та же песня: произведений немного, но разбирают буквально по слогам. По биологии не проходят отдельно флору, фауну, homo sapience. Но изучают, например, пищеварение - как оно устроено у растения, животного, человека. То есть обучают системе и методологии, а факты, если интересно, можно всегда нарыть в интернете.

Начиная с нашего условного 8-го класса, английский ученик уже может выбирать себе часть предметов по интересам. Предметов достаточно много из разных областей, обязательным остаются язык, математика и science (физика-химия-биология), остальное, как, например, история, география, экономика, компьютер и проч. – на выбор. С «десятого» класса – список предметов сужается до 6 или даже до 4-х (в зависимости от выбранной программы обучения в последних двух классах – IB или A level). Англичане считают, что к 16 годам человек уже про себя многое понимает. А если не понимает, то проходит тестирование в три этапа (устно-письменно-устно) в специально уполномоченной компании (конечно, добровольно; конечно, проходят все!). Чуда не происходит, никакого «магического шара» у тестировщиков нет, но результаты бывают, скажем так, интересные. То, что вы в целом знали про своего ребенка (или думали, что знали), вдруг оказывается изложенным в виде цифр, графиков, схем и рекомендаций по возможным областям самоприменения – с очень практическими советами: где что почитать, откуда получить грант на образование, на какие предметы «нажимать», если уже точно выбрал будущую профессию. С этого тестирования начинается подготовка к после-школьной жизни – но не только к высшему учебному заведению. За кадром исследования ясно читается: «профессиональное образование тоже хорошо, не обязательно мечтать только о высшем!» Но это скорее относится к социальному устройству в целом, чем только к образованию. 

«Yes, Sir!»

Еще дети ходят в форме, а учителя в мантиях. Никаких уроков этики в школе и в помине нет, но, по словам детей, своим примером – манера одеваться, ходить, чистить ботинки и гладить брюки, держаться, общаться со старшими – учителя неплохо школьников дрессируют. Это чувствуешь сразу, как только переступаешь порог школы. Хотя, надо сказать, некоторые учителя ведут себя довольно разнузданно. Гоша рассказывал, что их любимейший учитель истории может во время рассказа вскочить на столы и по ним пробежаться (тут необходимо упомянуть, что этот учитель – ужас! - из Америки). Но вообще дисциплина железная и не дай Бог – нагрубить учителю (сказать «Yeap!» вместо «Yes, sir!») или обмануть. Орать или ругать не будут, но поговорят с глазу на глаз (никогда прилюдно!) так, что запомнишь на всю жизнь. А если уж проштрафился по-крупному, то впишут в личное дело и при поступлении в институт эта фигня обязательно всплывет. И совсем не поможет! 

О телесном и духовном

              Уроки физкультуры устроены принципиально по-другому. В старших классах ученик выбирает себе вид спорта и занимается только им. Некое сращивание нашего понятия секции и урока физкультуры. В средних классах физкультура называется «Games», и это действительно игры – регби, хоккей на траве, баскетбол, лакросс, нетболл и много еще чего – я даже не все названия знаю. В каждом семестре новый вид спорта. Физкультура проходит исключительно на улице, причем, не важно, какая погода. Это может быть и снег с дождем, и предштормовой ветер (очень частый в Эдинбурге) – никого не волнует. Майку, трусы надел – и на поле.

Религию в школе не преподают ни в каком виде. Но утром в церковь на построение –  как штык. Это такая пионерская линейка, на которой обязательно присутствуют директор, священник и учитель (дежурный по церкви). Учитель (иногда и ученик) произносит речь о насущном, например, по вторникам спич строго на спортивные темы, по субботам - урок пения псалмов и только по воскресеньям разговор про Бога. Аргументы типа «я из другой песочницы» не работают. Вы вообще можете быть атеистом, говорит администрация, тогда сидите тихо и думайте о высоком, можно даже не петь, но присутствовать обязаны. В этом году в конце последней службы органист на прощание сбацал тему из «Игры престолов», за что получил аплодисменты учеников и нахлобучку от директора.

К благотворительности детей приучают с самого раннего возраста. И это не просто сдать деньги в пользу бедных. Это, например, ночевка в дождь и холод на картонке в городе. Акция: Почувствуйте себя бездомным! Или поездка в Непал - строить приют для детей.      

ЕГЭ: «Так вот ты какой, северный олень!»

То, что мы скопировали в виде ЕГЭ, на самом деле выглядит совсем не так. Да, в  конце обучения есть экзамены, но только по выбранным предметам. Но это совсем не главное  - почти за год до «выпускных» экзаменов в вузы рассылаются резюме. Настоящее досье: все оценки за последние годы (смотрят в динамике), вся общественная жизнь, спорт,  любые достижения, очень приветствуется работа во время каникул в выбранной области и в любом качестве, хоть уборщиком - и, конечно, полноценное эссе, которое дети пишут несколько месяцев не без помощи преподавателей. Все материалы рассматриваются приемной комиссией университетов. Ответы бывают разные: нет (тогда просто не отвечают); да, возьмем, если финальные экзамены будут не хуже такого-то уровня; да, ваше место уже ждет вас, если не произойдет совсем уж какой-нибудь лажи. И последний год самый сложный. Очень много самостоятельной работы, взрослой ответственности, и вся жизнь в школе уже другая. Ученики последнего года живут в отдельных комнатах, сами себя обстирывают, готовят себе завтраки, им уже можно выпить по бутылке пива и даже … ходить по газону, который только для учителей и старшеклассников. Весь модуль последнего года построен по образцу студенческой жизни.

А еще в Шотландии модно и круто учиться хорошо. И ничто – ни оценки, ни родительские поощрения за хорошее поведение, ни обещания золотых гор и любимых игрушек - так не мотивирует ребенка к учебе, как вот такое отношение ровесников. Поверьте, я знаю, о чем говорю.

Конечно, как и в любой нормальной стране, англичане нещадно и небезосновательно ругают свою систему образования. Но подход, принципы кажутся мне достойными. Традиции вырабатывались и проверялись годами. Хотя эта школа, по английским меркам, совсем молодая. Ей всего сто пятьдесят лет.