Все записи
23:54  /  8.10.16

8332просмотра

О людях и кактусах или остров смерти

+T -
Поделиться:

Чем выше поднимаешься по склону, тем сильнее и сильнее ветер. Кажется, ветер подхватит тебя и сбросит на скалы, вниз. Но у него вряд ли хватит сил, и ты долетишь только до зарослей кактусов. Кактусы поселились в домах вместо жителей, из каждой расщелины протягивают они свои зеленые ладони. На ладонях туристы оставляют зарубки - имена, даты, сердца, признания в любви. У людей есть неистребимая потребность запечатлеть, зафиксировать себя во времени.

 

Бедные кактусы. 

 

Море и небо,  хвойный аромат, высота, простор и уединение – вот то, что есть вокруг.  Есть и невидимые глазу истории про слезы и смерть. Но разве знали о них эти люди, выцарапывающие ножами свои инициалы? И как могли они их не знать.

 

 Семьдесят лет назад уезжали с этого острова жители. Жители были счастливы, потому что они покидали лепрозорий.  Последний лепрозорий в Европе. Остров проклятых, остров смерти -так называли Спиналонгу во всей Греции. Люди больше не были больны, они исцелились. Доктора изобрели лекарство от лепры. Могли ли они мечтать об этом  еще пару лет назад?

 

 Люди толпились на берегу, прощались. Сколько лет каждый из них прожил в этой коммуне? Помнят ли они тот день, когда садились они на лодки в деревне Плака, что находится всего в паре километров от острова, и плыли в изгнание?

 

 Целых шестьдесят лет перевозили больных на Спиналонгу лодки из Плаки.  Плакали лодки, плакало море, плакали родные, провожающие своих жен, мужей и детей в страшное, искалеченное будущее.

 

Но появилось лекарство, и болезнь отступила.  Спиналонга опустела. Уехали больные, уехал врач.

 

Остался на острове один старик. Он прятался и не хотел покидать свой дом. Старик питался кактусами, чертополохом, помидорами и ящерицами.

 

Его родные попросили полицейских найти его и забрать. Силой вернуть домой.

 

Когда полицейские приехали за этим человеком, он сказал им: «Вы ничего не сможете сделать. Меня защищает целый флот».

 

Но его корабли были всего лишь нацарапаны на скалах.

 

 «Черт знает что, - подумали полицейские. – Наверное, он не в себе».

 

Никакого другого объяснения они найти не смогли.

 

«Он был там совсем один, мы его вывезли, мы его спасли», - твердили полицейские.

 

«Трудно все это происходило, но, наконец, нам удалось привезти его сюда и вернуть к правильной жизни».

 

 К правильной жизни.

 

После этого старик никогда ничего не говорил. Он целыми днями сидел дома, а вечером играл в кафе на лире. Он играл и пел, но никогда ничего не говорил. На Крите он лучше всех играл на лире.

 

Когда спускаешься вниз со скал и ветер перестает свистеть в ушах, можно услышать тишину разрушенных домов. В пустые окна заглядывают лучи и ложатся на шершавые бледные каменные стены. На пыльных мешках с остатками цемента спят ящерицы. Некоторые выдают себя за тень в углу.

 

Груды камней на месте  домов, ступени, снова камни, обломки черепицы, пыль – серая, желтая, красная сухая пыль под ногами. Оливы и сосны, растущие сквозь стены и окна обнимают ветвями остатки  крыши. Деревянные двери и ставни сняты с петель и разбросаны во дворах.  Одно уцелевшее стекло в раме, старые печи, каменные, кирпичные, железные дымоходы.

 

И над всем этим серым пыльным брошенным миром синева моря и неба.

 

Тихо в бывшей больнице. Больше не слышит она стоны умирающих, а только шум моря да приглушенные разговоры проходящих под разбитыми окнами туристов.

 

Рядом с больницей стоит церковь Св. Пантелеймона. Церковь цела, заперта на ключ. А в окнах ее отражаются иконы, вызываемые из небытия солнечным светом.

 

Каждые полчаса забирают туристов с острова корабли и лодки. Последняя отправляется в шесть. А значит надо идти назад к туннелю, мимо вытянувшихся вдоль берега стен крепости. Мимо крошечного дома-музея с выгоревшими бурыми цветами и фотографиями.  Со ржавой  уткой и склянками от лекарств за стеклом.

 

 Надо нырнуть в туннель и сделать то, о чем так мечтали сотни людей, умерших здесь. Надо сесть на лодку и приплыть обратно в деревню Плака  на острове Крит.

 

 

 

*Спиналонга – небольшой остров со стороны восточного побережья Крита в Греции. В 16 веке венецианцами на острове была построена крепость на развалинах древнего акрополиса для защиты залива Спиналонга и бухты Мирабелло. В 17 веке остров был захвачен турками, и долго еще находился под их контролем, даже когда Греция обрела независимость. Греки, решив прогнать турок с Крита и Спиналонги применили своеобразное биологическое оружие, собрали прокаженных со всей Греции и отправили их на остров. Так началась история последнего в Европе лепрозория. Лепрозорий существовал с 1903 по 1957 год.  

 

Виктория Хислоп написала книгу «Остров», в которой рассказала историю жизни своей семьи. Ее бабушка умерла на Спиналонге , а тетя смогла вылечиться и вернуться к обычной жизни. Условия жизни и содержания больных в лепрозории сильно менялись. В 30-е гг это уже была коммуна единомышленников. Изоляция людей не обернулась одиночеством и полным крахом всей жизни.   

 

В конце 30-х гг на Спиналонгу попали двадцать новых больных из Афин. Среди них оказались образованные люди. У кого-то оставались деловые связи на материке, у кого-то влиятельные семьи и финансовое состояние. Именно эти люди стали добиваться от правительства смягчения условий жизни больных на острове. И колония буквально расцвела. Появились деньги на ремонт полуразрушенных цистерн для сбора дождевой воды, на ремонт домов (люди жили в полуразрушенных домах, оставленных турками при отступлении), на постройку новых зданий больницы . На Спиналонге раньше чем на Крите провели электричество, и больные смогли слушать радио и включать обогреватели долгими зимними вечерами. Люди получали ежемесячные пособия от правительства. Кто-то открыл свою лавку, кто-то булочную или мастерскую.  Дважды в неделю устраивался  рынок, на котором жители могли продавать друг другу выращенные ими же овощи и травы. Были открыты кафе, парикмахерская, издавалась еженедельная газета с последними новостями.  Каждый год проходили выборы старосты, главного управляющего, который брал на себя ответственность за связь с внешним миром и выбивания у мира благ для жителей.  У людей даже  появился собственный кинотеатр под открытым небом. Из деревни напротив местный рыбак переправлял в лепрозорий пленки с фильмами. Прибывающие на остров дети учились в организованной силами жителей школе. Люди влюблялись, создавали семьи, рожали детей. Правда, здоровых новорождённых забирали в сиротский приют.

 

В 1957 году со Спиналонги вывезли последних больных, которые прошли курс лечения, и остров опустел. Последние годы остров открыт для туризма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментировать Всего 1 комментарий

Жаль, нет фотографий.