Все записи
16:33  /  3.05.17

1236просмотров

О будущем медиа

+T -
Поделиться:

Меня пару недель назад позвали на публичную дискуссию о будущем медиа, и я зачем-то согласился и только потом подумал, что ну где я, а где медиа и будущее.

Но со мной часто так бывает. Я сначала говорю "да", потом говорю "**я", но отказаться уже нельзя.

В общем, я сначала активно пытался слиться, но когда это не получилось, решил немного подготовиться и какие-то свои интуитивные тезисы подтвердить статистикой.

И, например, у меня был тезис, что сейчас люди каждый день читают гораздо больше, просто не книги.

Но мне хотелось подкрепить его статистикой. Тут выяснилось, что никакой открытой статистики о продажах книг за последние 50 лет нигде нет. Ну или я не нашел, но я достаточно упорно искал.

Однако попутно я набрел на замечательную историю книжек в мягких обложках. Сейчас такой книжкой никого не удивишь, а в конце сороковых, когда их начали выпускать совсем уж массово, это был реальный зашквар.

Нормальные писатели отказывались публиковаться в таком формате, потому что ну это же книжка на выброс, сколько она простоит, а человек писал роман на века. Больше того, книжные магазины отказывались такие книжки продавать.

Собственно, еще в 1960 15% американских книжных не продавали пэйпербэки, а в конце сороковых их не продавал вообще никто.

А издателям книжек в мягких обложках нужны были продажи, потому что книжки были дешевыми, окупить их можно было только на гигантских тиражах, а этот тираж нужно как-то реализовать.

Для понимания: тираж бестселлера в твердой обложке тогда был порядка 100 тысяч экземпляров. При этом минимальный тираж пэйпербэка начинался со 150 тысяч экземпляров, а для популярных авторов — с полумиллиона.

Был такой прекрасный писатель Эрл Стенли Гарднер, который придумал серию про Перри Мейсона. Вот у него первый минимальный тираж был миллион.

Гарднер вообще был уникальный чувак. Во-первых, про Перри Мейсона он колбасил по два романа в год, и это не считая других серий, рассказов и произведений, которые он выпускал под псевдонимами.

Во-вторых, он толком не научился пользоваться печатной машинкой, поэтому сам ничего не писал, а надиктовывал свои романы специально обученным машинисткам. Практически набело.

Если про кого-то и справедлива фраза, что его рукой водил бог, то это про Гарднера. Просто бог ему попался не очень одаренный по части стилистики, зато совершенно неутомимый. Ну и водил он, наверное, не рукой, а ртом.

Но это так, минутка снобизма. Я Гарднера любил и люблю, а Ивлин Во — вот кого надо было бы позвать на такую дискуссию, он бы зажег — вообще однажды назвал Гарднера лучшим из живых американских писателей.

У Во, конечно, был не характер, а говно, так что нельзя исключать, что он это сказал только, чтобы позлить всех остальных американских писателей, но все равно.

Но вернемся к мягким обложкам.

В книжные их не брали, нормальные писатели тоже этим форматом брезговали. В результате издатели придумали продавать книжки вообще везде.

И договорились с аптеками, супермаркетами, аэропортами, табачными киосками и так далее.

В 1942 году у издательства pocket books в Америке была тысяча точек продаж, к концу сороковых это число выросло в сто раз. В деньгах рынок мягких обложек с 1947 по 1952 год вырос втрое.

Ну и нормальные писатели как-то посмотрели на это все и подумали, что вечность это, конечно, хорошо, но можно, наверное, иногда идти на какие-то компромиссы, особенно за деньги.

К концу 1950-х рынок более-менее стабилизировался, период безумного роста закончился, и тут канадское издательство "Арлекин" придумали штамповать романы про любовь.

Нормальные издательства этим форматом брезговали, поэтому довольно долго "Арлекин" на этом рынке был один.

Но потом издательства присмотрелись к цифрам продаж.

В 1979 году романы про любовь составляли 10% от всего рынка в деньгах, в 1985 году в Америке публиковалось 140 любовных романов в месяц, а в конце 1980-х романтические истории давали рынку половину продаж.

Тут нет никакой морали, просто всегда удивительно, что вещи, которые нам кажутся совершенно привычными и нормальными, когда-то были живой темой для дискуссий.

Не исключено, что и в туалете раньше читать было не комильфо, это же книга, как можно.

Мне кажется, наши внуки будут оглядываться на наше время и удивляться тому, что каким-то людям не нравились компьютерные игры, например.

Или что мы писали в фейсбук, и наши записи не исчезали на следующий день, хотя зачем, какой в этом смысл.

Ну и, конечно, всегда удивительно, что даже в таком унылом, на первый взгляд, бизнесе как книгоиздание, были свои Цукерберги, Каланики и Маски, которые придумывали неожиданные решения, чтобы расшатать статус-кво, изобретали новые форматы, конструировали новые рынки.

Сейчас всё это кажется банальным и очевидным, потому что это уже есть, но вот придумать и организовать фабрику очень плохо написанных романов для женщин — это же гениальная идея, на самом деле. Очень циничная, но гениальная все равно.

Ну и да, разумеется, всё это мне совершенно не пригодилось, но вот здесь в итоге написал.

Перепост