Мне вчера в очередной раз искренне рассказали, что я ничего не понимаю, что многое, что делается в Москве, к лучшему, что сужение садового может привести к увеличению пропускной способности, потому что городское движение это среда с переменной вязкостью, и сравнение с трубой, по которой течет вода, неверно.

На последний аргумент мне, в общем-то, нечего было возразить, потому что я не специалист по средам с переменной вязкостью (да и по трубам), хотя сам вывод не кажется мне дико очевидным.

Я даже не уверен, что такой термин вообще существует.

Но уже вечером я понял, что мое неприятие всей этой радости лежит намного глубже и не имеет никакого отношения к тому, что я не верю, что эту переменную вязкость кто-то заранее просчитывал.

Дело вообще не в ней.

Просто в моей ленте довольно много людей из благотворительных фондов, и они постоянно собирают деньги на лечение детей, потому что у государства нет денег, или у этих детей нет московской прописки, поэтому их нужно лечить, например, в Германии, или у этих детей есть московская прописка, но им все равно нужны деньги, потому что лекарства, которые им необходимы, не попали в льготный список, например, ну и так далее.

И там где нормальные люди испытывают сочувствие, я испытываю еще и ярость, потому что это глупо и унизительно. И мне кажется, что заниматься благоустройством парков, устраивать дни города, реставрировать старые особняки, издавать никому не нужные районные газеты, давать деньги на кино и театры, когда на детей приходится собирать всем миром, это безнравственно.

У меня при этом нет никаких моральных претензий к людям, которые эти деньги берут, кто б не взял. Но мне кажется, что давать на такое сейчас просто не надо.

И я понимаю, что мир устроен сильно сложнее, что моя ярость иррациональна, что широкие тротуары тоже кому-то нравятся и нужны, что есть статьи расходов и не дернешься, что у многих людей, благодаря этим вливаниям, есть работа, что стратегически разумнее не оплачивать лечение за рубежом, а вкладываться в развитие собственной медицины, но все равно ее испытываю, с яростью так бывает.

Если бы мы жили в деревне на сто человек, и у нас заболел чей-то ребенок, мы бы, наверное, не стали тратить деньги на благоустройство парка, который и так пока ничего, правда?

В простых структурах приоритеты виднее и понятнее, а процедуры проще. Как-то сразу становится яснее, что мы как общество пока не заработали на день города или фестиваль варенья, а на то, чтобы вылечить ребенка или даже не ребенка, нам, может, и хватит, например.

Урбанизм хорошая штука, но сначала нужно научиться жопу вытирать, к урбанизму хорошо бы прийти естественным путем, не перепрыгивая через этапы общественного развития.

В иерархии, простите, Маслоу эстетические потребности это предпоследний уровень, до него нужно еще дорасти, а у нас огромная дыра на втором — потребность в безопасности. Она как-то закрывается благотворительными фондами, но это ж не от хорошей жизни, и это стыдно.

И это не потому что мы совсем уж глупые, бесчувственные или плохие, просто мы слишком рано открыли для себя переменную вязкость.

Сначала, конечно, мы подумали, что это обычное болото, но потом присмотрелись и понеслась.

Перепост