Воспоминания консерватора Суворина о почвеннике Достоевском Ф.М. Цитата:

 

Представьте себе, - говорил он [Достоевский], - что мы с вами стоим у окон магазина Дациаро и смотрим картины. Около нас стоит человек, который притворяется, что смотрит. Он чего-то ждет и все оглядывается. Вдруг поспешно подходит к нему другой человек и говорит: "Сейчас Зимний дворец будет взорван. Я завел машину". Мы это слышим. Представьте себе, что мы это слышим, что люди эти так возбуждены, что не соразмеряют обстоятельств и своего голоса. Как бы мы с вами поступили? Пошли бы мы в Зимний дворец предупредить о взрыве или обратились бы к полиции, к городовому, чтоб он арестовал этих людей? Вы пошли бы? - Нет, не пошел бы. - И я бы не пошел. Почему? Ведь это ужас. Это - преступление. Мы, может быть, могли бы предупредить. Я вот об этом думал до вашего прихода, набивая папиросы. Я перебрал все причины, которые заставляли бы меня это сделать. Причины основательные, солидные, и затем обдумал причины, которые не позволили бы это сделать. Это причины прямо ничтожные. Просто - боязнь прослыть доносчиком. (Суворин, "Дневник").

Т.е. все немного не так, как сейчас. Почвенник говорит консерватору: «Я не могу доносить». Чувствуя раздвоение. И давление воображаемой группы, которая осудит доносчика, непомерно. Гипотеза: именно такая нецельность порождает Радикальные Русские Идеи - в попытке связать, что уже развалилось, в попытке встать на твердую почву. Когда пора уже ходить по болоту...

Ну и в любом случае - это не то, что можно было бы ожидать.