Все записи
13:33  /  28.02.19

730просмотров

Дом на семи ветрах

+T -
Поделиться:

Государство гарантирует сиротам жилье. Но бывает, что выпускник детского дома остается на улице без денег, без дома, без навыка самостоятельной жизни. Куда ему податься?

Саша стоял на пороге квартиры, которую ему любезно было готово предоставить государство в родном райцентре. И пытался сообразить, как бы поскорее исчезнуть отсюда. «Роскошная двушка» в бараке с прогнившими стенами, чадящей печкой и удобствами во дворе принадлежала колхозу, который давно умер. В 20 лет идти по стопам колхоза Саше отчаянно не хотелось. По соседству доживали свой век те, кто давно уже не замечал окружающей разрухи. Чиновница из соцзащиты настаивала, что другого жилья нет и не будет. «Мол, подписывай — и все. Нечего морду кривить. А не подпишешь — иди на все четыре стороны. Я с тобой работать больше не буду». Саша в нерешительности крутил ручку и мял уголок договора, который требовалось подписать. Выбор получался какой-то скудный. Не подпишешь — бездомный. Подпишешь — все равно по сути бездомный. В бараке можно было бы красиво повеситься или некрасиво спиться, но никак не начать новую жизнь.

Саша в офисе «Константы»  Фото: Владимир Аверин для ТД

Впрочем, оставаться на улице одному — тоже очень страшно.

Урок рисования

Саше было шесть лет, когда нервы соседей окончательно не выдержали и проблемную семью сдали органам опеки. Отца трезвым он не помнил. Мама пила значительно меньше, но про детей все равно вспоминала неохотно. Сашку с младшим братом частенько запирали одних дома и уходили в загул. На день, два, на неделю. Когда в доме была еда, мальчик даже пытался что-то готовить. А иногда есть было совсем нечего. Братик плакал. Саша развлекал его и утешал как мог. Потом садился рядом и тоже ревел.

Родителей лишили прав сразу. Мальчишек увезли в детский дом. Саша говорит, что за десять лет ни мать, ни отец ни разу не проявились. В детском доме было неплохо: не обижали, кормили, занимались. Саша обожал рисовать. Еще дома, случалось, находил огрызок карандаша и рисовал что-то на клочках бумаги. А в детском доме был кружок рисования. Кажется, тот единственный урок рисования, на который Саше удалось сходить, до сих пор самое светлое пятно в его жизни. На следующий день его одного, без брата, перевезли в другой интернат. Брата через пару лет забрала под опеку тетя, папина сестра. Навещала она иногда и Сашу.

Около дома, в котором Саша должен получить квартиру  Фото: Владимир Аверин для ТД 

Саша рос рассудительным, не хулиганистым, учился, с удовольствием занимался с волонтерами, которые приезжали в интернат. Научился играть на гитаре, интересовался компьютерами. Хотел закончить 11 классов или хотя бы уехать после девятого учиться в техникум в Москву. Знал, что несколько лет подряд самые серьезные ребята из их интерната уезжали учиться в столицу. Но к Сашиному девятому классу такую возможность прикрыли. Им раздали списки возможных будущих профессий. Тем, кого в систему забрали не из Твери, а из области, выбор учебных заведений очень ограничили. Так что не только Москва, но и Тверь оказалась для Саши закрыта. Он выбрал профессию повара-кондитера — три года учебы и жизнь в общаге под присмотром социального педагога.

На следующий день после выпускного Саша получил диплом, документы, три тысячи рублей подъемных и машину до родного райцентра, где обещали жилье. Дело закрыто — сирота вырощен и выпущен. А кому в крошечном депрессивном городке, где люди работают за еду и дрова, нужен молодой кондитер? И почему сироту нужно запихнуть в разрушенный барак? Государство себе таких вопросов не задает.

Саша у реки  Фото: Владимир Аверин для ТД

Брошен дважды

Как ни страшно было очутиться на улице, но на барак Саша не подписался. Уехал, поступил в ремесленное училище на специальность «роспись по ткани». Просто, чтобы хоть на какое-то время решить вопрос с жильем и регистрацией.

А потом стал искать родителей. Говорит, просто хотел пообщаться, взглянуть на них. От тети узнал, что папа все так же пьет. Этого видеть не хотелось. Маму найти было сложнее. У бывших соседей выяснил, что она теперь живет в Москве, у нее новая семья и двое новых детей. Радости от встречи с Сашей мама не испытала. Дверь не захлопнула, но и на чай не позвала.

А три года назад случилась беда, которая до сих пор разрывает Саше сердце. Погиб брат. Об этом несчастном случае молодой человек говорит неохотно — слишком тяжело до сих пор. Руки тогда опустились. Саша бросил училище. Решил совсем уехать из области.

Перебрался в Петербург. Работал в кафе, помог в нескольких проектах по дизайну интерьеров, сделал несколько росписей. И окончательно убедился, что очень хотел бы зарабатывать именно чем-то таким, художественным. Подрабатывал Саша нелегально, а когда стали обманывать с зарплатой, понял, что без нормальных документов, без регистрации будущего у него нет. Нужно собрать волю в кулак и ехать ходить по кабинетам, пробовать решить вопрос с жильем.

Около дома, в котором Саша должен получить квартиру  Фото: Владимир Аверин для ТД

Саша вернулся в Тверь. Но поход по кабинетам оказался коротким. В областном отделе соцзащиты посмотрели документы, покачали головой и сказали, что даже не знают, чем помочь. И дали визитку благотворительного фонда «Константа». «Константа» — единственная в миллионной Тверской области занимается системной помощью выпускникам детских домов и семьям с детьми, попавшим в трудную ситуацию. Помощь в юридических вопросах, решение случаев, когда права бывших детдомовцев нарушены — один из коньков «Константы». С Сашей нужно было решать сразу целый букет задач: где жить прямо сейчас, как получить регистрацию, чтобы устроиться на работу, как все-таки добиться положенного жилья, а главное — молодому парню была нужна поддержка: он должен был поверить, что не один на всем белом свете, что все решаемо, главное — не сдаваться и не опускать рук.

Сотрудники фонда помогли Саше снять жилье, сделали регистрацию и даже на первое время подкинули работу — делать ремонт в домах других подопечных фонда. Но главное — «Константа» помогла Саше подготовить все необходимые документы, чтобы получить положенное жилье в Твери. Не в бараке в глухомани, где жизни нет, а в самой Твери. Через несколько лет новый микрорайон на окраине города на самом берегу Волги станет уютным и зеленым. А пока здесь гуляет ледяной ветер, снуют КАМАЗы и рабочие в оранжевых касках. Квартира, которую Саше помогает получить фонд «Константа», — это его первый дом после двадцати лет скитаний по казенным учреждениям и съемным комнатам.

Саша  Фото: Владимир Аверин для ТД

Весной Саша отметит новоселье, а его крошечная квартирка-студия станет первым самостоятельным дизайн-проектом. А может быть, и первым кейсом в портфолио для будущей работы. Саша мечтает пойти учиться на компьютерную графику, графический дизайн. Парню 25 лет. Он совсем один на этом свете. Его мечты о творчестве, о будущем кажутся немного наивными и детскими для такого возраста. Но в детстве ему было не до мечтаний. Он выживал. И только сейчас рядом с ним появились люди, к которым можно прийти за помощью и советом. У Саши, наконец, появился тыл, а скоро будет и дом.

Пожалуйста, поддержите работу фонда «Константа» любой посильной суммой! Уже восемь лет фонд оказывает помощь выпускникам детских домов и семьям с детьми в Тверской области — когда им негде жить, когда случается пожар, когда есть риск изъятия детей или еще какая-то беда. В таких ситуациях государственная машина буксует, соцзащита оказывается бессильна и только «Константа» приходит на помощь.

Перепост

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ