Фото: Наталия Платонова для ТД

Мать бросила новорожденную Тамару в больнице. Больше года отец девочки, Никита, добивался права воспитывать дочку самостоятельно. Он сам несколько лет провел в детском доме и хотел, чтобы дочь никогда не знала казенных стен

В игрушечном домике Тамара долго и сосредоточенно перебирает разноцветных зверюшек и не издает совсем никаких звуков. Кажется, таких детей не бывает. Томе год и восемь месяцев. Для своего возраста она непривычно спокойна и тиха. Почти не плачет. И охотнее хмурит брови, чем улыбается.

Тамара. Фото: Наталия Платонова для ТД

Секрет такого поведения до отчаяния банален. Всю свою маленькую жизнь Тамара провела в доме ребенка. Брошенные дети не плачут. Но вот уже целые сутки у Тамары есть дом, папа, бабушка, три кота, рыжая морская свинка, ярко-розовый комбинезон, модные кроссовки с огоньками, куча игрушек и собственная кроватка. Пока на все это внезапно свалившееся богатство она смотрит настороженно.

Просто ушла

«Не знаю, что у нее в голове замкнуло. Пока была беременная, мыслей сбежать не было. Ребенка мы оба хотели и ждали», — оправдывает Никита маму Тамары.

Никита у себя в квартире держит Тамару на руках. Фото: Наталия Платонова для ТД

С Алесей он познакомился еще в интернате. Но общаться стали уже после выпуска. Встретились в компании, яркая раскованная девушка сразу привлекла его внимание. Никита влюбился. Вместе они прожили четыре года. Собирались расписаться, но накануне свадьбы поругались и до загса так и не дошли. После роддома в домашней обстановке крошечная Тома провела всего несколько дней и снова попала в больницу. Алесе еще неонатолог рекомендовал не торопиться с выпиской, дать дочке неделю окрепнуть под присмотром врачей, но молодую маму больничные стены тяготили. Что случилось в больнице, так до конца никто и не понял. Вроде бы Алеся поругалась с врачами и просто ушла.

Тамара обедает дома. Фото: Наталия Платонова для ТД

Когда Никита узнал, что дочь осталась в больнице одна, а Алеся исчезла, он два дня не выпускал телефон из рук, пытаясь выяснить, что произошло. Был уверен, что все можно исправить: «Ну психанула». Но девушка заявила, что Никита и дочка ей не нужны. От знакомых узнал, что у Алеси уже новые отношения. Загвоздка была в том, что документы на Тамару молодые родители еще не оформили, женаты не были и формально девочке он был никто.

Последовала недолгая бюрократическая битва, консультации с инспекторами опеки, что в таком случае делать. Никита официально заявил о своем отцовстве, его вписали в свидетельство о рождении. Вот только Тому не отдали. Своего жилья у молодого папы на тот момент не было. Постоянной работы тоже. Тамару отправили в дом ребенка в Конаково. Алеся там ни разу так и не появилась, Никита ездил навещать дочку, пока все не закрылось на карантин из-за пандемии.

Тамара спит на руках у Никиты. Фото: Наталия Платонова для ТД

«Я сразу начал собирать документы, чтобы забрать Тому. В опеке меня поддерживали, подсказывали, советовали. Но дело тянулось долго», — рассказывает Никита. До новой встречи папы с дочерью прошел почти год. Четыре судебных заседания. На суд по лишению родительских прав Алеся не приехала. Иногда она пишет Никите, спрашивает, как дела. Возмущается, что на нее подали в суд о взыскании алиментов — опека такой иск подает автоматически при лишении родительских прав.

«Ну а как по-другому? Я был готов к отцовству. Мы планировали ребенка. Ждали. Ну Алеся так поступила — это ее выбор. Это же не значит, что и мне ее бросать», — отвечает Никита на мой вопрос, не страшно ли ему брать на себя такую ответственность.

Тамара играет со своими игрушками. Фото: Наталия Платонова для ТД

«Я, когда узнала, что Алеся бросила малышку и ее увезли в дом малютки, подумала, что это все. Не увидим ее теперь никогда. Ненужный ребенок. Но Никита сразу вскинулся: “Мама, ты что, это же моя дочка, твоя внучка. Я ее не брошу”», — добавляет мама Никиты, Марина. То, что Никита оказался таким ответственным, ее удивило. Но она сразу пообещала сыну, что поможет.

Безотцовщина

Детство Никиты безоблачным тоже не назовешь. Отца он не знал совсем. Маму видел редко. Растила мальчика бабушка Тамара, мамина мама. Внучку назвали в ее честь. Биологический отец Никиты, узнав про беременность возлюбленной, скривившись, спросил: «А ты уверена, что ребенок от меня?» Марина говорит, что вся ее любовь в этот момент словно лопнула и скукожилась. Отношения закончились. Больше дел иметь с этим человеком ей не хотелось. Была уверена, что вырастит ребенка сама, справится. Но справилась не очень.

Мама Никиты помогает одеть Тамару. Фото: Наталия Платонова для ТД

Поначалу все складывалось неплохо. Марина работала, обеспечивала семью. Она маляр-штукатур высокой квалификации. Ее бригада трудилась на объектах в Твери, моталась по области. Поэтому Никиту растила бабушка. Не стесняясь присутствия мамы, он говорит, что бабушку любил больше. Кто знает, как сложилось бы их жизнь, проживи бабушка дольше. Но, когда Никите исполнилось десять лет, бабушка умерла. И без нее все сразу пошло наперекосяк.

Марина была вынуждена перевести сына на пятидневку — рабочие смены заканчивались поздно. В новой школе Никита не прижился. Его обижали, он сбегал к маме на работу, прогуливал уроки, совсем не хотел учиться. Уговоры, увещевания, скандалы.

Жилой комплекс, где живут Никита с Тамарой. Фото: Наталия Платонова для ТД

Школа нести ответственность за ученика-бегунка тоже не хотела и подавала жалобы в комиссию по делам несовершеннолетних. Закончилось все плохо. Марину лишили родительских прав. Никиту отправили в детский дом в Бежецк. Ему было уже 14 лет. Домашнему мальчику в казенных стенах было очень несладко. Мать навещала его по выходным.

Он считал дни, когда закончит девятый класс и снова вернется в Тверь. Позже Никита поступил в колледж, жил в общежитии, потом перебрался к маме. Обиды на мать за то, что все так вышло, по его словам, не держит. И Никита, и Марина говорят про тот период крайне неохотно. Молодой человек сразу вспыхивает: «Ну было и было, не хочу вспоминать».

Тамара с папой гуляют на улице. Фото: Наталия Платонова для ТД

Маленькая Тамара дала им шанс почувствовать себя настоящей семьей. Наверстать все, что было упущено, когда Никита был малышом.

Семейные ценности

Главное условие опеки над ребенком — решение двух вопросов: где и на что жить. Дочку из больницы Никите не отдали именно потому, что ничего внятного и документально подтвержденного ему на этот счет сказать было нечего. Жили они с Алесей у мамы Никиты без регистрации. Парень ждал своей очереди на квартиру как воспитанник детского дома. Подтвержденного дохода не было тоже. На заработки Никита ездил в Москву.

Никита помогает Тамаре скатиться с горки. Фото: Наталия Платонова для ТД

Небольшую студию в новом жилом комплексе он получил в разгар пандемии. Но ведь ребенка в пустые стены не принесешь. А денег, чтобы разом закрыть все бытовые вопросы, у Никиты не было. Однако в опеке молодого отца поддержали и дали телефон благотворительного фонда «Константа».

В Тверской области «Константа» как спасательный круг для выпускников детских домов и семей с детьми в трудной жизненной ситуации. Главная цель фонда — сохранить ребенка в семье, когда высок риск социального сиротства.

Тамара на прогулке. Фото: Наталия Платонова для ТД

В «Константе» знают, насколько важно протянуть руку в самый трудный момент, когда человек понимает, что ему самому не выплыть. Помощь таким, как Никита, вчерашним выпускникам интернатов и детских домов требуется в первую очередь. Молодые люди, выросшие без домашнего уюта и родительской любви, во взрослой жизни не сразу могут обеспечить это собственным детям. И, если их вовремя не поддержать, сдаются и оставляют детей, как когда-то их самих оставили родители. Важно изменить этот ход событий.

«Мне было очень стыдно, что я, взрослый мужик, прошу о помощи, — признается Никита. — Но быстро самому обставить квартиру, чтобы мы с дочкой могли в ней жить, никак не выходило. Сразу столько всего надо».

Никита устроился на работу в магазин известной сети супермаркетов. Хочет теперь всегда быть рядом с Томой: «Я и так столько всего пропустил. Первый зуб, первый шаг…» Пока Тамара не дорастет до детского сада, бабушка поживет с ними. Забирать Тамару они поехали вместе.

Тамара с папой на улице. Фото: Наталия Платонова для ТД

«У меня такое чувство, что вчера началась новая жизнь. Это даже не сформулировать. Одни эмоции», — шепчет Никита. Пока мы разговаривали, Тома пригрелась у него на руках и уснула.

Как можно скорее вернуть Тамару в семью помогли благотворительный фонд «Константа» и ваши пожертвования. Сотрудники фонда привезли Никите с Томой шкаф для одежды, стиральную машинку, диван, детскую коляску, одежду и игрушки. Они уже десятки раз помогали детям в Тверской области остаться дома с родными: восстанавливали дома после пожара, чинили развалившиеся печки, возвращали детей из детских домов, куда тех забирали из-за бытовой неустроенности. В семьи, откуда поступил сигнал SOS, координаторы «Константы» приезжают едва ли не ежедневно. Пожалуйста, давайте вместе поддержим их!

Перепост.