Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:41  /  13.10.17

1320просмотров

Интервью Олега Теплова о Национальной технологической инициативе

+T -
Поделиться:

Тема будущего волнует всех, и на визионерство большой спрос. Национальная технологическая инициатива (НТИ) как раз про это. Президент России Владимир Путин три года назад обозначил НТИ одним из приоритетов государственной политики. Программа мер по формированию принципиально новых рынков и созданию условий для глобального технологического лидерства России к 2035 году уже запущена на полную катушку. Олег Теплов - сопредседатель комитета по координации и контролю проектов НТИ, рассказал, какое место в новой матрице отведено простому человеку.

 

 

Анна Воронина: Олег Владимирович, слушала Ваш последний эфир на радио про НТИ. Для тех, кто не в теме, НТИ — национальная технологическая инициатива - программа мер по развитию перспективных отраслей, которые в течение следующих 20 лет могут стать основой мировой экономики. Вы занимаетесь программой с самого начала, и там все про будущее, все визионерское. Что в этих сферах глубокой теории является результатом? Есть ли KPI у НТИ? 

Олег Теплов: Мы приняли за «горизонт» 2035 год, потому что сами хотим увидеть осязаемые результаты. Планируем быть лидерами по целому ряду новых рынков (EnergyNet, FoodNet, SafeNet, HealthNet, AeroNet, MariNet, AutoNet, FinNet, NeuroNet – прим. Сноб). KPI до конца программы – минимум 20% мирового рынка по этим направлениям. 

Воронина: Теперь ждем 20 лет?

Теплов: За последние пару лет НТИ от визионерской программы «про будущее» перешла к настоящему. Первые проекты уже выстрелили. Например, компания «Транзас» начала тестирование зоны беспилотной навигации в Финском заливе, «Геоскан» запустил 3D-картирование Тульской области, «Волгбас» и «Аврора» разработали и успешно протестировали первую российскую беспилотную платформу «Матрешка». На рынки вышли первые «Нейрокепки» от Sleep Alert, в Калининграде успешно себя показала РЭС «Тавриды», которая сейчас пошла в Севастополь и Новгород, создается платформа разговорного искусственного интеллекта iPavlov. 

 Воронина: Все проекты далеко не столичные….

Теплов: Только за это лето прошло восемь форсайтов, где было разработано более 100 проектов и инициатив, многие из которых были сразу взяты региональными правительствами в работу. В Бурятии уже создан Межправительственный центр компетенций по управлению качеством медицинской деятельности региона, тамбовские власти поддержали «Tambov FoodLab», который предполагает обмен информацией, ресурсами, технологиями, продуктами с другими рынками НТИ в сфере FoodNet. Губернатор Великого Новгорода Андрей Никитин прямо заявил, что его регион станет не только пилотным, но и интегрирующим собственные проекты в части НТИ.

Воронина: А что есть в НТИ с точки зрения развития человеческого капитала? Объясню откуда этот вопрос. Меня мало что удивляет, но последнее, что действительно задело – это результаты исследователей Лондонской школы бизнеса Линды Грэттон и Эндрю Скотта. По их мнению, три стадии, которые сейчас выделяют в жизни взрослого человека, – образование, работа и пенсия – совсем скоро утратят актуальность. Людям придется строить карьеру несколько раз в жизни. Life-long learning – это уже реальность для многих. Какой Вы представляете систему образования в течение всей жизни? 

Теплов:  Действующая система образования готовит кадры для аналоговой, отраслевой экономики. Новая реальность требует новых навыков и компетенций.  Мне близка японская философия постоянного совершенствования кайдзен. Иероглиф «кай» означает перемены, а «дзен» – совершенствование. 

 В НТИ мы выстраиваем модули для каждого из пластов привычного образования. Развитие человека начинается с детского сада, дошкольного образования, и продолжается в школе, в вузе, на работе. Кванториумы – это дошкольное образование, где дети получают навыки, которые будут им полезны в программе НТИ.  WorldSkills – это новое среднее специальное образование. Университет НТИ только формируется. Туда люди будут приходить не за сертификатом о втором высшем образовании, а за набором конкретных компетенций, полученных в разных университетах, чтобы отвечать требованиям рынков НТИ.

 

Теплов: Вывод один: у людей должны быть возможности и желание учиться и переучиваться, получать не другую профессию, а другие компетенции. В итоге такие «над» профессиональные навыки и умения, как управление проектами и системное мышление, могут быть необходимы архитектору интеллектуальных систем управления или проектировщику домашних роботов. Такие профессии могут появиться в течении ближайших 5-7 лет.

Воронина: Вы сами чувствуете перестройку жизни и реструктуризацию времени? Вы согласны с утверждением, что продолжительность жизни увеличивается, а карьеры делаются все быстрее?

Теплов: Не карьеры делаются быстрее, а достигать результатов сейчас можно гораздо быстрее. Потому что у тебя есть много помощников: интернет, технологии, финансовый сектор. Раньше к 50 годам ты становился мастером, потому что ты точил деталь месяцами, сейчас у тебя станок, который делает деталь за час. 3D-принтинг что творит, я вообще молчу.

Воронина: Какие навыки Вы считаете необходимыми в условиях эпохи грядущей промышленной революции? 

Теплов: Необходимо сотрудничество и развитие коммуникаций. Даже в технически ориентированных отраслях придется взаимодействовать с людьми и работать в команде. Межотраслевая коммуникация – один из важных метанавыков, которыми должны обладать специалисты будущего.

 Кроме того, необходимо развивать различные виды мышления: системного и экологического, а также мультиязычность, мультикультурность и, как это ни странно, клиентоориентированность. Потому что не только, условно, продавцы и парикмахеры должны думать о клиентах. Тем более, что эти профессии устареют и к 2025 году станут профессиями-«пенсионерами». Системный биотехнолог, архитектор медоборудования, дизайнер-эргономист носимых устройств для безопасности, консьерж робототехники – профессии, которые могут появиться после 2020 года – требуют не менее обостренного понимания того, чего же хотят потребители. 

Воронина: Получается, что мир будущего – это мир технологий? А что же делать тем, кто с ними не дружит? 

 Теплов: Да, мы будем жить в технологическом мире, но это не значит, что всем нужно становиться программистами, но хотя бы понимать на алгоритмическом уровне, как работает этот язык, очень важно.

 Если представить, что из основной деятельности нас вытеснили роботы, у нас появится много времени, чтобы общаться друг с другом. Это означает, что мы должны проявлять эмпатию, научиться использовать эмоциональный интеллект. Возьмите менеджеров среднего звена. Большинство из них в свободное время занимаются телесными практиками: танцами, йогой... Одни делают это, потому что модно, другие – осознанно, потому что мы живем в очень стрессовом мире, и он нас сжигает. Если мы не научимся практикам управления сознанием и восстановления, нам будет очень тяжело.

 Воронина: Вы говорите про качество жизни, хочу еще расспросить и про ее длительность. Получается, что чем дольше мы будем жить, тем более высокий стимул изменить себя и своих потомков: использовать все методы генетической модификации и создания киборгов, возможно, подсоединяя или загружая себя в машины. Я сама считаю, что киборги уже среди нас – один Дэвид Рокфеллер, который семь раз в жизни поменял себе сердце, чего стоит. Или возможность загружать данные на флешку и внедрять ее в мозг человека. Как Вы к этому относитесь? 

 Теплов: Каждый желает получить чип в голову, чтобы загрузить всю информацию на Земле. Я вот всегда хотел знать языки мира, но я понимаю, что нужно только учить, по-другому – никак.

 Воронина: А если Вам понадобиться новое легкое, то для Вас его напечатают на 3D-принтере?

 Теплов: У нас в НТИ есть проект «Нейроухо», где мы выращиваем органы для слуха. Недавно имплантировали искусственный глаз незрячему пациенту. Вот представь: человек был слепым – и вдруг стал видеть черно-белые очертания людей. Если говорить про меня лично, то я не спешу. До сих пор хожу в линзах, хотя все уже давно исправили глаза. Я старой закалки, но, наверное, скоро сделаю операцию. Изменения нужно принимать.

 Воронина: Вот Стив Возняк приезжал и рассказывал, что искусственный интеллект не опасен. До возможностей мозга искусственному интеллекту – 30-50 лет. Переживать еще рано.

Теплов: А я вот считаю, что надо уже сейчас переживать и готовиться. Три закона робототехники Айзека Азимова никто не отменял. Надо заранее думать. Когда-то фантасты предсказывали нам летающие мотоциклы и лазерное оружие – и вот это реальность. А вдруг и судный день в лице Терминатора придет?

 Воронина: А в НТИ уже есть?

 Теплов: Судный день? (смеется)

 

 Воронина: Проекты про искусственный интеллект?

 Теплов: Есть, конечно. Даже проекты расшифровки мозга. Кто-то геном расшифровывает, а мы – мозг. Много проектов Machine Learning (Класс методов искусственного интеллекта, характерной чертой которых является не прямое решение задачи, а обучение в процессе применения решению множества сходных задач – прим. Сноб). Все проекты – в NeuroNet.

 Воронина: Андрей Шаронов считает, что «наша хроническая занятость — это наша трусость. Мы боимся себе признаться, что мы занимаемся всем и много, потому что боимся заняться важным. Мы много занимаемся срочным, и это грустно». Вы согласны?

Теплов: Полностью согласен. Я сам – пример хронической занятости. И мне пришлось пересмотреть очень многое, в том числе отношение к жизни. Андрей (Шаронов – прим. Сноб) читает лекцию «Я 2:0», вот я для себя уже 2:0. Чтобы эту транзишен пройти, нужно обладать тремя вещами: честностью с самим собой, смелостью, чтобы начать, и, конечно, осознанностью, что с тобой происходит. Когда я пытался быть всем, в какой-то момент начал разрываться и жалеть себя. Как только я отпустил ситуацию, сконцентрировался на важном, то все встало на свои места. Когда я это сделал, я стал себя чувствовать гораздо лучше. Я стал общаться с детьми.

Воронина: Вы заговорили про детей…

Теплов: Сегодня как никогда актуален альтернативный трек развития для детей, назовем это дополнительным или параллельным образованием.

 Пойти в кружок или на курсы, к примеру, по программированию для начинающих, развить навыки в профильной школе (акселераторе), например, «Кодабра» или «Алгоритмика», принять участие в конкурсах или хакатонах, записаться в местный «Кванториум», отправить юного программиста в образовательный центр «Сириус» на профильную смену, проверить полученные знания на региональном чемпионате WorldSkills или на Олимпиаде Национальной технологической инициативы, получить за все это бонусы к ЕГЭ при поступлении и отправить документы в «правильный» вуз. Для определения «на берегу», к чему расположен ребенок, можно воспользоваться шпаргалкой для родителей под названием «Конструктор компетенций». На сайте АСИ собрано больше 200 курсов, кружков и программ, которые прошли апробацию в агентстве и были поддержаны экспертным советом АСИ. Можно указать возраст ребенка (5-17 лет), сферу его интересов – и получить рекомендации по обучению и перспективам роста.

Воронина: Какие сервисы еще можно использовать для профориентационного тестирования?

Теплов: Например, Intalent, Вербатория или Профилум.

Воронина: Что нужно для наращивания скилла в сфере алгоритмической деятельности, который будет необходим в подавляющем большинстве профессий будущего?

Теплов: Подходят кружки программирования или образовательные программы, такие как Кодабра, Кибер Россия, а также с уклоном в робототехнику: РОББО, Роботрек. В сфере проектной деятельности на портале ГлобалЛаб можно вести совместные исследовательские проекты со школьниками из разных образовательных учреждений, в том числе других стран.

Воронина: Вы занимаетесь большой программой в масштабах страны, а для своих детей как формируете будущее?

Теплов: Я просто поступаю со своими детьми: даю им детство и эмоции. Ты сама говорила, что жизнь удлиняется, и что получить компетенции не составляет труда, а обучаться мы можем всю жизнь, но никто не вернет наши детские эмоции. Поиграть с ними в футбол или слепить с ними снеговика иногда важнее, чем все остальное.

Фото Тарас Базилюк

Комментировать Всего 1 комментарий

Чушь. Пусть побробует сначал хоть один аппарат КТ или МРТ собрать в России.