Все записи
17:52  /  3.07.19

1541просмотр

Интервью Вероники Пешковой: Золушка хорошо знала, когда и где будет бал, и выглядела как принцесса, иными словами она подала заявку на участие в конкурсе невест

+T -
Поделиться:

Вероника Пешкова стала Послом доброй воли Организации Объединенных наций по промышленному развитию ЮНИДО (UNIDO) по рекомендации Валентины Ивановны Матвиенко после долгой карьеры в корпоративном секторе. Побывав руководителем финансово-административных служб в таких компаниях, как Данон, Рольф, Нефтегазоптимизация, Уномедикал, Вероника успела выйти замуж и родить двоих детей. Посол считает, что женщина не должна томиться за спиной мужчины, а если хочет, то давно может выйти на первый план. Самой выбирать свою судьбу и достигать карьерных высот. О том, почему она считает важным поддерживать женское лидерство и предпринимательство, читайте в интервью. 

Анна Воронина: Все мы слышали про ЮНИДО, что это такая организация, которая существует где-то далеко в мире. Расскажи, чем ЮНИДО занимается конкретно в России?

Вероника Пешкова: ЮНИДО объединяет 170 стран мира, и ключевой задачей является достижение промышленного развития. Речь идет о том, чтобы развитие было с одной стороны устойчивым, наносящим как можно меньший вред окружающей среде, а с другой стороны – всеобъемлющим, означающим, что оно для всех стран, для всех категорий граждан. В  ЮНИДО существуют «Страны реципиенты», на территориях которых преимущественно реализуется проекты, а есть «Страны-доноры», которые инициируют проект. Россия теперь относится к странам-донорам. Сотрудничество России и ЮНИДО было расширено с 2016 года в направлении женского предпринимательства и лидерства.

Воронина: Это была инициатива России?

Пешкова: Это была совместная инициатива. Вот как все произошло. Я попала на секцию ЮНИДО на Петербургском международном экономическом форуме, где состоялось наше знакомство с организацией, которое вылилось в приглашение на мероприятие и консультации в штаб-квартире ЮНИДО в Вене, встречу с генеральным директором организации, господином Ли Юном. И родилась идея проекта по расширению взаимодействия женщин-предпринимателей Европы, России и Арабских стран. Провели мероприятия на питерском форуме, а в дальнейшем делегация женщин-политиков и предпринимателей посетила Всемирный предпринимательский инвестиционный форум в Бахрейне. Была обучена группа экспертов по акселерационной программе ЮНИДО, инициаторами которой выступает Бахрейн.

Воронина: Женскую тему сейчас развивают многие страны и организации…

Пешкова: Они вводят конкретные квоты – и что дальше происходит? Где эти самые женщины, которые завтра займут позиции в совете директоров? Те немногие, которые уже занимают эти позиции, получают предложение принять участие в 20 советах директоров, а остальные как не были в этой зоне, так там их и нет.

Воронина: Чем же отличается программа ЮНИДО?

Пешкова: Перво-наперво должна сформироваться сама система, чтобы женщины заявляли «Я хочу». И частью нашей инициативы является создание экспертного совета при ЮНИДО по развитию женской повестки, в которую войдут представители корпораций, некоммерческих объединений и государственных структур. Потому что просто принять квоты для такой страны, как Россия – не самое актуальное решение. Мотивация компаний должна быть не на уровне законодательного продавливания. Сами компании и корпорации должны видеть выгоды, которые им несет участие женщин в управляющих стратегических органах.

Давайте обратим внимание на следующее: женщины контролируют 80% мирового потребления – то есть в выборе покупки чаще принимает решение именно женщина, а мужчина управляет бизнесами, то есть формирует продукты, стратегии. В результате кажется, что есть диссонанс, когда клиенты – женщины, управленцы – мужчины. В результате – упущенная выгода.

Женщины, которые принимают участие в органах управления, демонстрируют на 36% более высокий возврат на инвестиции, нежели компании, в которых гендерно сбалансированных команд нет.

Воронина: Что сдерживает в России женскую карьеру? В какой момент женщине требуется помощь извне?

Пешкова: Институт все заканчивают одинаково, и даже при желании до должности начальника отдела женщины доходят без особых мер поддержки. Российская Федерация – один из мировых лидеров по числу женщин-руководителей, у нас 41% старших руководящих позиций занимают женщины.

Однако в советах директоров у нас всего 8% женщин. Переход женщин в зону некомпетентного управления, то есть стратегического уровня, должен поддерживаться определенными мерами, как со стороны формирования потенциального предложения, так и на уровне формирования спроса со стороны компании, корпорации. Вопрос ещё и в том, чтобы девушки этого хотели. И надеюсь, что ЮНИДО станет той платформой, где компании-корпорации смогут встретить потенциальных кандидатов, а женщины смогут найти для себя потенциальные возможности. Очень важно заявить, что «я хочу».

Воронина: Я изучала тему, была на ряде форумов. Многие говорят о том, что если женщины массово пойдут строить карьеру и будут вовлечены в бизнес и управление, у нас не будет хранительниц очага, потому что у них просто не будет времени на семью. Мы выиграем в одном, но потеряем в другом.

Пешкова: Сейчас идет эпоха четвертой промышленной революции, которая касается не только бизнес-процессов, но и домашнего хозяйства. Давайте вспомним, как наши мамы и бабушки занимались стиркой: целый день проходил под лозунгом: «Я стираю». Сегодня домашнее хозяйство стало оптимизированным и механизированным настолько, что, по исследованиям, современная работающая женщина на реальное общение с детьми тратит больше времени, чем могла бы себе позволить домохозяйка 30 лет назад. Поэтому давайте не будем считать, что, если женщины высвободившееся время потратят на развитие, самореализацию, создание чего-то нового, креативного, то семьи от этого проиграют. Очень хочу верить, что семьи от этого даже выиграют.

Воронина: Похоже на то, что когда женщина становится социально активной, то она меньше нуждается в мужчине и меньше заинтересована в сохранении семьи. Семьи распадаются, появляется больше матерей-одиночек, женщины рожают для себя, потому что понимают, что нет как таковых устойчивых семейных ячеек.

Пешкова: Современный брак – не зависимость женщины от мужчины, а союз двух людей, которые дружат, любят, заинтересованы в обществе друг друга, формируют общий проект под названием «семья», делают в него вклады, эдакое общество без ограниченной ответственности.

Воронина: Есть мнение, что феминистское движение набрало очень большие обороты в мире. Женщины защищают свои права, говорят про harassment, проводят большие акции. Но есть ряд людей, которые говорят, что защищать нужно мужчин, что в современном мире они стали более уязвимы.  Загнанные в рамки, мужчины начинают даже бояться проявить свой интерес к женщине, бояться быть активными.

Пешкова: Крайности плохи во всем. Я считаю, что нужно исходить не из преимущества мужчин над женщинами или наоборот, а строить общество свободных людей, которые вместе, потому что им это выгодно и интересно.

Однако если мы ставим перед собой цель, чтобы женский сегмент в управлении вырос быстрее, то необходима внешняя подпитка, популяризация, меры стимулирования. Я убеждена, что важно именно экономическое развитие женщин. Есть данные, что полное вовлечение женщин в экономику позволит увеличить мировой ВВП на 28 триллионов долларов. Это как добавить к мировой экономике ещё одну экономику Китая и США.

Воронина: Какая она, женщина-лидер? Часть людей представляют феминистку с немытой головой и небритыми ногами, но такую очень ярую и убежденную.

Пешкова: Заметьте, что реальные женщины-лидеры счастливы в семье, строят успешную карьеру, чаще всего имеют хобби, занимаются своим здоровьем, активным долголетием. Поэтому, может, не будем путать женщину-лидера и радикально настроенную феминистку.

Воронина: А если сравнивать Россию с миром, как обстоят наши дела с женской повесткой?

Пешкова: В прошлом году прошел «Второй Евразийский женский форум». Как посол доброй воли ЮНИДО, я имела возможность ознакомиться с тем, что женское движение – это очень активный канал общественной дипломатии.

Президент России Владимир Путин лично вышел на трибуны форума и сказал, что развитие женских инициатив – это нужно, важно, что он лично их поддерживает.

После этого я получила приглашения от руководителей нескольких наших регионов, которые впервые проводили на своей территории женские форумы. Так что я думаю, что импульс вперед был дан.

Воронина: В чём секрет успешного женского лидерства? Есть ли чему женщинам поучиться у мужчин?

Пешкова: Когда мужчину спрашивают, в чем его успех, то чаще всего он говорит так: «я предложил идею», «меня озарила мысль», «мои проекты победили, были приняты». Мужчина считает себя и свои решения драйвером успеха. А если послушать женскую историю, то она звучит чаще по-другому: «я оказалась в ситуации», «мне помогли», «мне предложили», «со мной случилось» или «я принадлежала к команде, которая». И это тоже олицетворяет наш женский облик. Иногда нужно брать пример с мужчин и занимать своё место за столом.

Это легче сделать, только когда видишь, что и другие тоже могут. Здесь я люблю фильм «Госпожа горничная» с Дженифер Лопез. Когда у героини появился шанс стать менеджером, она даже не подала заявку.  За неё это сделала её подруга, сказав: «Если тебя возьмут, наверное, ты будешь мне благодарна, а если тебя не возьмут, ты даже не узнаешь, что я за тебя подавала это заявление». В такой момент женщины должны преодолеть свой страх.

Воронина: Нас учили с детства, что мы должны быть слабыми, милыми, приветливыми, приятными, мягкими, должны найти своего принца.

Пешкова: Вот сказка про Золушку, казалось бы – олицетворение женской судьбы из разряда «Встреть своего принца – и будет тебе счастье». Но сказка заканчивается на свадьбе, и мы не знаем, как дальше жила Золушка во дворце, и насколько комфортен ей был этот социальный лифт. Но заметьте, в момент, когда Золушка встретила своего принца, она была принцессой, хорошо знала, когда и где будет бал. Она не ждала у себя в доме, когда же к ней заедет Принц, а подала заявку на конкурс невест, тем самым она сказала: «Я хочу».

Воронина: А вот про установки о мягкости и нежности?

Пешкова: Не обязательно же говорить «Я хочу» в форме ультимативного топанья ножкой и надувания губок. А если просто по-человечески сказать «я хочу», что в этом плохого? Почему это не женственно? Только потому что мама так не делала? Мама и автомобили у многих не водила, ну и что же теперь?

Воронина: За плечами у тебя большой корпоративный опыт: ты работала в международных крупных корпорациях, была топ-менеджером, и затем случился резкий переход в общественную деятельность – ты стала послом ЮНИДО. Как тебе это далось? Какие цели ты себе ставила? Что это за желание?

Пешкова: На определенном этапе своей жизни я поставила перед собой цель – начать развивать собственный бизнес. Я стала заниматься, в том числе, вопросами развития малого и среднего предпринимательства, как консультант. Среди моих клиентов были и правительство Москвы, и администрация Курской области, и города Сургута и нескольких других регионов.

К общественной деятельности пришла постепенно. Сначала я стала заниматься женским предпринимательством. Затем попала делегатом на форум АТЭС «Женщины и экономика». Это было на Филиппинах, там я познакомилась со многими женщинами из других стран, которые работали в этой теме. Я вернулась с форума и поняла, что у меня родилась новая мечта, и тогда я сказала своим коллегам, что хочу быть экспертом ООН по женской  теме. Мечты сбываются!

Я сегодня понимаю, что моя мотивация – развивать те темы, которые позволяют российским компаниям находить новые горизонты. Я понимаю, что это создание имиджа, что Россия – это не только танк и ракета, и даже не только русский балет, а Россия – это возможное развитие и женской повестки, и технологий, и экономического взаимодействия.

Воронина: Вот странно: ЮНИДО объединяет 170 стран… и всего шесть послов. Как их выбирают?

Пешкова: Во-первых, существует рекомендация страны. Меня порекомендовала лично Валентина Ивановна Матвиенко и министерство иностранных дел Российской Федерации. Затем было затем было собеседование и назначение генеральным директором.

Воронина: Как простым девушкам встроиться в проекты ЮНИДО?

Пешкова: Если вы занимаетесь бизнесом, то вы должны знать, что организации системы ООН – гигантский рынок, способ заработать деньги. ООН ежегодно осуществляет закупки на 18 млрд. долларов. Для сравнения, это товарооборот России и Казахстана.

Принять участие в тендере может даже индивидуальный предприниматель. Тендеры можно увидеть на портале UNGM.org, регистрация бесплатна, и во многом тендеры ООН даже более просты, чем участие в госзакупках внутри страны.

Воронина: Это тендеры на образовательные программы? Или на форумы, семинары? Что это?

Пешкова: И тренинги, и семинары, и поставки товаров, и услуги по сертификации, и услуги по строительному проектированию, и по оказанию юридических услуг в разных странах мира, и оказание рекламных услуг и так далее, список большой.

На платформах ООН регулярно проходят конгрессно-выставочные мероприятия. Кроме этого, у нас в России, в Екатеринбурге, в июле 2019 будет проходить глобальный промышленный индустриальный саммит (GMIS). Это большой мировой съезд лидеров бизнеса и государственного управления. Россия будет принимать такое масштабное глобальное мероприятие. Это возможность встретить своего инвестора, клиента, поставщика, технологию. Проекты ЮНИДО – гигантский парк технологий.

 Одежда на Анне Ворониной российского дизайнера Ирина Аликова, бренд "lalix.collection".

Фотограф Алёна Голосова @nalemav

Выражаем благодарность за подготовку интервью московскому отделению "Деловой России"