Все записи
14:36  /  7.12.20

1761просмотр

Интервью Екатерины Беляевой: Амулет из натурального камня обязательно принесет удачу его владельцу - я знаю как это работает

+T -
Поделиться:

Нестабильность, изменчивость и уход привычных для нас вещей заставляет людей как можно крепче держаться за свою работу. И на фоне этого еще ярче звучит история Екатерины Беляевой.

Маркетолог вмиг променяла успешную карьеру в крупной фармацевтической корпорации на свой бизнес. Причем бизнес непростой – handmade украшения Sunny Son. Теперь Екатерина занимается  браслетами из натуральных полудрагоценных камней. Выглядит стильно, но, чтобы выбить место на рынке, этого мало. Как говорит сама предпринимательница, браслеты не просто красивы, они ещё и заряжены на удачу. 

 

Анна Горчакова (Воронина): Екатерина, ты очень много лет занималась маркетингом в большой фармацевтической корпорации, а потом резко ушла в свой бизнес. Расскажи, как ты решила так круто поменять свою жизнь?

Екатерина Беляева: Я долгие годы стремилась к успеху и продвижению по карьерной лестнице. В моей жизни были только тяжелые трудовые будни и угарные выходные, а путешествия больше напоминали тусовку, чем отдых для души. Я перестала получать удовольствие от каких-то простых вещей, да и в принципе перестала получать удовольствие. Как будто все двигалось по замкнутому кругу! Когда я это поняла, то мне стало легко решиться на радикальные изменения –  я ушла из корпорации.

Анна Горчакова: Ты бывший маркетолог, но не спешишь создавать Sunny Son свой сайт и мало занимаешься продвижением, почему?

Екатерина Беляева:  Sunny Son хорошо работает на "сарафанном радио". Главное это живое общение, очень сложно описать браслеты с приставкой "мета" словами, это нужно увидеть и почувствовать. Кстати, недавно создали инстаграмм, туда будем заливать новые коллекции, а главное рассказывать истории камней.

Анна Горчакова: Правильно ли я понимаю, что главное в ассортименте твоего интернет-магазина – браслеты? Они и правда, невероятно красивые, но, как я понимаю, их преимущество не только в натуральных камнях и внешнем изяществе. Ты говорила, что они будто бы заряжены на удачу. Расскажи, как это работает.

Екатерина Беляева:  Да, браслеты заряжены силой и знаниями моего партнера Никиты. Не обязательно на удачу. Может, на любовь, на деньги, на здоровье. На то, что хочет их хозяин. Ведь это не всегда что-то определенное. Иногда браслет просто дает уверенность в своих силах и надежду. Как необходимая опора, когда рядом нет близких.

Но работает он только, если человек верит в него. Без веры вообще ничего в этом мире не работает: должны произойти внутренние изменения, чтобы поменялась жизнь.

 

Анна Горчакова: Представим, что есть человек. Он лежит дома на диване, бесконечно играет в компьютерные игры и ничего не делает. А его сестра, к примеру, дарит ему браслет, и он начинает верить в его силу. У такого человека что-то изменится?

Екатерина Беляева: Да, вполне вероятно.

Анна Горчакова: У меня создаётся ощущение, что твои браслеты будут излишне расслаблять человека: он перестанет стараться, слишком надеясь на них. Вера верой, но разве мы не сами творцы своей судьбы?

Екатерина Беляева: Ну в каком плане «слишком расслаблять»? До любой цели есть определенное количество шагов. Этих шагов не миллион и не тысяча. Именно верные шаги случаются, допустим, раз в неделю. После приобретения браслета человек чуть расслабился, начал делать меньше, чем ранее. Но меньше ли в самом деле? Он просто перестал суетиться. Раньше он делал 50 бессмысленных шагов в день, а теперь только один шаг в неделю, но зато – самый верный.

 

Анна Горчакова: Сейчас очень много говорят про эзотерику, как и всегда, когда наступает финансовый кризис, и люди хотят во что-то верить. Но что вообще скрывается за словом «эзотерика»? Как ты сама к ней относишься?

Екатерина Беляева: Я считаю, что сейчас это стало просто бизнесом. Потому что когда-то кто-то увидел, что из эзотерики и магии можно сделать очень хороший и легкий доход. Честного и правдивого в этом осталось очень мало. Есть люди, которые занимаются эзотерикой всерьез, а не ради денег, но их почти невозможно найти. Когда я познакомилась с Никитой, то поняла в чем разница.

Анна Горчакова: А с чем связано, что успешные серьезные люди, заседающие в высоких кабинетах, вдруг начали верить в оккультизм? Казалось бы, вот там-то должны быть скептики, ан нет.

Екатерина Беляева: Мне кажется, что эти «успешные серьезные люди» в какой-то момент осознали однобокость мира, видимого их глазами. И начали искать новые пути развития, повышения собственной продуктивности. Расширили свою карту и кругозор, чтобы не смотреть на все с одной позиции. Это здорово помогает, даже без всякой магии и эзотерики.

 

Анна Горчакова: Ты уже говорила о том, что браслеты заряжаются твоим партнером Никитой. Как правильно его назвать? Шаман?  Как ты его нашла? Как вы вообще начали сотрудничество? По моим представлениям, шаман – это почти отшельник. Он оторван от людей, техники, цивилизации, а тут получается прямой участник бизнеса…

Екатерина Беляева: Он не шаман, а жрец. С ним мы знакомы очень давно. Никита увлекся этим гораздо раньше меня – с детства изучал литературу, трактаты.

Никакой истории про отшельничество и оторванности не было. Он не выглядит как какой-то ведьмак, обычный человек. У него нет отрицания материального, ему не нужно бежать в лес. Наоборот, в своей жизни он соединяет духовное с материальным, находит гармонию и баланс.

Анна Горчакова: А в чем разница между шаманом и жрецом в современном мире?

Екатерина Беляева: Кто такой шаман? Тот, кто разговаривает с духами. Кто такой жрец? Тот, кто разговаривает с богами.

 

Анна Горчакова: Можешь привести какие-то конкретные «истории успеха» людей, которые купили твои браслеты?

Екатерина Беляева: Да полно на самом деле. Например, Никита подарил браслет своему питерскому другу, поговорил с ним, после чего тот и поверил в силу. Друг продает автомобили. Сразу после Никитиного подарка продажи у него пошли вверх. А как только не надел браслет – ни одной продажи за день. Хотите – верьте, хотите нет.

Фото Анастясия Погребняк

Одежда на героине и ведущей Мария Оршуляк